Главная // Книжная полка // Владимир Калуцкий

КАЛУЦКИЙ
Владимир Устинович


Калуцкий Владимир Устинович родился 15 февраля 1953 года на хуторе Колодезный Новооскольского района. Учился во Львовском военно-политическом училище. Автор более десяти книг прозы.

Источник: Писатели Белогорья. В 3-х томах. Т. 1. Проза.  — Белгород: Константа, 2014. Стр. 133

Блог в Живом Журнале: http://pilidrim.livejournal.com/

ПУБЛИКАЦИИ



СТАТЬИ О ЛИТЕРАТУРЕ



МАТЕРИАЛЫ О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ



Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2017

 


ВЛАДИМИР КАЛУЦКИЙ

ПАМЯТНИК ПИСАТЕЛЮ


В селе Хлевище, на Родине писателя Николая Рыжих, установили его памятный бюст. В безумные времена, когда памятники воздвигаются далеко не писателям, случай с Николаем Прокофьевичем — явное исключение. И тем оно значимее и приятнее.

Я познакомился с ним через подзатыльник. Подзатыльник мне влепил Николай Прокофьевич в Курске, на семинаре, где меня принимали в Союз писателей. Я не ходил на занятия, все дни провалялся в номере гостиницы, читал «Одиссею капитана Блада» Сабатини. Я не верил, что в Союз меня, сочинителя из захолустья, примут. А они приняли.

 


ВЛАДИМИР КАЛУЦКИЙ

Я НЕ ВЕРЮ ВЕЧНОСТИ ПОКОЯ


В ночь на Крещение исполнилось сорок шесть лет, как не стало Николая Рубцова. Воплотившийся гений, он стал образом пушкинской поэзии для ХХ века. И все годы после смерти поэта чёрный дух зла пытается затоптать его память, вытравить из сердец читающей публики. Нынешний мой рассказ о другом замечательном стихотворце из рубцовской плеяды — Владимире Кузьмиче Кобякове. Озаглавил я его строкой из рубцовского провидения: «...Я не верю вечности покоя».

 


ВЛАДИМИР КАЛУЦКИЙ

ЗАРЕВО  

Июнь в мозаичных этюдах
Из журнала «Звонница» № 2 (1998)



ПРОЛОГ


В конце апреля, когда бесконечные заросли орешника покрылись густым зелёным налетом, в них появились дезертиры. Собственно, они кублились там и зимой, но лишь на весеннем солнышке осмелели и стали даже устраивать набеги на поселок. Участковому Жигайло втихомолку донесли, что главарь дезертиров Роман Силин каждую ночь проводит дома, в хате колхозного кузнеца Андрея Панкратьевича. Засада оказалась пустой: Роман ни разу не появился в отцовском доме. Андрей Панкратьевич Силин укорял милиционера:

 


ВЛАДИМИР КАЛУЦКИЙ

ПАСЫНКИ ВЕТРА

Из трёхтомника «Писатели Белогорья» (2014)

Нередко случается, что в определённом событии, как в фокусе линзы, сходятся линии таких судеб и лиц, что событие это буквально прожигает страницы истории. Как это случилось, например, в грозном августе 1812 года.

Трудно понять, почему исследователи упустили из вида фамилию Франца Леппиха, а ведь это был Вернер фон Браун своего времени, создатель «чудо-оружия» сначала для Наполеона, а потом и для Александра I. Я вышел на эту историческую фигуру совсем случайно. В прошлом октябре отдыхал я в санатории посёлка Инжавино, на Тамбовщине, и там моим соседом по палате был удивительный человек по имени Владимир Авксентьевич Кирияков. Он отпрыск знаменитой купеческой фамилии — пра-прадед его Авксентий Романович Кирияков в начале XIX века был хозяином московского Полотняного завода, и тафта, вырабатываемая кирияковской мануфактурой, шла и на нужды государства, и выгодно продавалась за границей.