Главная // Библиотека // Игорь Чернухин

ЧЕРНУХИН
Игорь Андреевич
08.02.1930 - 28.04.2017


Родился в посёлке Томаровка Белгородской области. Учился в Харьковском юридическом институте. Был незаконно репрессирован. Выпускник Литературного института им. А. М. Горького, член Союза писателей СССР и России с 1964 года. Заслуженный работник культуры Российской Федерации. Автор 20 поэтических книг стихотворений и прозы, в том числе «Лицом к свету», «Верность», «Горизонт», «Берег памяти», «Дни», «Тёплый снег», «Поющая ветка», «Земное время», «Мозаика века», «Стихотворения, баллады, поэмы» и других, выходивших в Москве, Воронеже, Харькове, Белгороде. Стихи публиковались во многих коллективных сборниках, литературном альманахе «Светоч» и журналах: «Наш современник», «Москва», «Славянин», «Молодая гвардия», «Роман-журнал XXI век», «Подъём», «Звонница», газетах: «Литературная Россия», «Литературная газета» и др.

Лауреат Всероссийской литературной премии «Прохоровское поле» и премии Белгородского комсомола. Стоял у истоков создания Белгородской областной писательской организации и почти десять лет был её руководителем. Долгое время руководил литературной студией «Современник».


Источник: Писатели Белогорья. В 3-х томах. Т. 2. Стихотворения. Поэмы. — Белгород: Константа, 2014. Стр. 540

КНИГИ


ЛИЦОМ К СВЕТУ (1960)

ЗАПАХ ОГНЯ (2014)


ПУБЛИКАЦИИ



ВИДЕО



МАТЕРИАЛЫ О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ



Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2016

 


ИГОРЬ ЧЕРНУХИН

ЗЕМНОЕ ВРЕМЯ

Из «Роман-журнала XXI век» (2017)


МЫ


Возвышенный — не вознесет гордыни,
Упавший — да не разобьется!..
Даруется и саду, и пустыне,
Равно как всем, одно и то же солнце.
Нам удержать бы только равновесье,
Земное притяженье пересилить!
Не зря с тоской глядим мы в поднебесье —
Слепые дети смутных лет России.
Мы позабыли за тщетой великой
Отца и мать... долги свои и нищих...
И лишь во снах, бездомные калики,
Мы горько плачем и кого-то ищем.
А утром вспоминаем наконец-то
Далёких дней и запахи, и звуки,
И солнца свет над отчим домом детства,
И лунный свет на пустырях разлуки.
Кто в этой жизни скоротечной мы? —
Вихрь тленных листьев на ветрах суровых
Иль древо жизни над ущельем тьмы,
Где ветка лавра вся в шипах терновых?..
Что слава нам?!
Она, как дым миражный.
Богатство — пыль,
А доля — ветер в поле,
А надо жить...
Один мудрец однажды
Сказал, что счастья нет, но есть покой и воля.
Нам удержать покоя б равновесье,
Вдохнуть бы волю поднебесной сини! —
И путь распахнут вечности и песне,
Кресту и небу... Звёздным дням России.

 


ИГОРЬ ЧЕРНУХИН

И ПОДСТУПАЕТ К СЕРДЦУ ПЕСНЯ

Из книги «Лицом к свету» (1960)


СЕНТЯБРЬ


Сколько воздуха,
Сколько света,
Сколько золота у сентября!
Видно, вправду мы месяц этот
Загадали с тобой не зря.
Загадали для нашей свадьбы,
Загадали на долгий век.
Как я мог
Без тебя дышать бы,
Дорогой мой,
Родной человек?
Выйду ль в поле,
Пойду ли лугом —
Ты везде будешь рядом со мной.
Золотой мне покажешься вьюгой,
Журавлиною песней,
Волной,
Белостволой березкой над кручей,
Родниковой прозрачной водой,
В небе лёгкой,
Скользящей тучей,
Ранней зорькой,
Вечерней звездой...
Проброжу до утра,
До рассвета.
Наземь свежая хлынет заря.
Сколько воздуха,
Сколько света,
Сколько золота у сентября!

 


ИГОРЬ ЧЕРНУХИН

ЖИЗНИ ВЕСЁЛОЕ ПЛАМЯ

Из книги «Лицом к свету» (1960)

В ПУТЬ

Еще не поздно.
Но уже не рано.
Я тороплюсь.
Я очень тороплюсь...
В своем пути, подхваченный ветрами,
Я не боюсь,
Что где-то оступлюсь.
И пошатнусь.
И за спиной услышу
Прохожих незаслуженный упрек:
— Куда спешил?
Ведь мог идти потише
И ничего...
А так
Упасть бы мог!
Но сердце в путь
Зовет меня упрямо:
Иди, не бойся.
Что же ты, иди!
Не слушай тех,
Кто робко шепчет рядом:
— Ты не спеши,
Успеешь, погоди!
А наше время
Рвётся через годы,
Встаёт во весь свой величавый рост,
И лунниками первыми уходит
В высокий мир
Голубоватых звезд.
Большое время!
Может, мой ровесник
Вот-вот допишет лучшую строку
Той долгожданной,
Той хорошей песни,
Что облетит назавтра
Всю страну.
О, обойди меня, успокоенье!
Пусть по ночам
Меня тревожит груз
Волнующего сердце вдохновенья...
Я тороплюсь.
Я очень тороплюсь!

 


ВЛАДИМИР КАЛУЦКИЙ

ЖИЗНЬ, НАПИСАННАЯ КИРИЛЛИЦЕЙ

Памяти Игоря Андреевича Чернухина

У каждого есть круг из книг, ставших учебниками жизни. Это почти всегда мерила нравственности и почти всегда — недосягаемая высота. Всю жизнь тянемся за их героями, и никогда не достигаем манящих высот. У меня среди любимых книг едва ли не первая — «Жизнь Арсеньева» Ивана Алексеевича Бунина. И потому, что это образец писательской жизни, и потому, что там есть персонаж, почти списанный с меня. К «Жизни Арсеньева» я отношусь даже с ревностью, и всегда с болью воспринимаю всякую её критику. Как будто задевают и меня лично.

 
Еще статьи...