Главная // Студии // Младость // Александр Машнин. Православие. К вопросу о роли религии в обществе. Часть 2

АЛЕКСАНДР МАШНИН

ПРАВОСЛАВИЕ: К ВОПРОСУ О РОЛИ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ

Часть вторая

РПЦ И ГОСУДАРСТВО

В чем же причина того, что христианство пышно расцвело и разрослось в полуварварском, отчасти рабовладельческом средневековом обществе? Может быть как раз в том, что христианство красиво рисует и освящает аурой божьего замысла самые крайние, гиперболизированные отношения рабства? Вершина – всемогущий бог, всесильный рабовладелец, – он может одарять вечным блаженством, а может и проклясть на вечные муки. Низы – это те, кого испытывают, гонят через трудности, на ком лежит печать греховности, кому нужно ежедневно молиться о господских милостях. Легко понять симпатию самодовольной, эксплуататорской власти к такой системе мировоззрения.

Вот и российская элита предпочитает клерикальный капитализм светскому – так надежней:

«По-хорошему, холодная война [с Западом] началась еще во времена княгини Ольги, когда она решила, что православие она будет принимать в Византии»[1]. Вячеслав Никонов, видный депутат ГД РФ от «Единой России», внук В. Молотова.

«…культурологический разрыв... призван ликвидировать курс по истории Православия для средней школы, в рамках которого дети осознают универсальность десяти заповедей и взаимосвязь духовности и нравственности. Современная педагогическая наука разложила воспитание на составляющие, и только православной педагогике [!] удалось сохранить его целостность»[2]. В. Никонов.

«…любознательность, не подкрепленная нравственным началом и глубокими истинными знаниями, позволяет человеку деградировать, а не развиваться. [любознательность должна быть подкреплена глубокими знаниями!] Я полагаю, что сегодня требует жесточайшей ревизии [!] качество и объем знаний, которые предлагаются ребенку»[3]. Ирина Яровая.

«Запад устанавливает нам идеологические мины на пути в цивилизованное общество».[4] В. Мединский, министр культуры России.

«Раз предков нет, то и Бога нет. Значит, все можно»[5], – В. Мединский.

У ребенка, родившегося в Ираке или Индонезии, мало шансов стать неверующим. Но и в России ситуация не намного лучше. Вера навязывается населению примерно так же, как избирательный список из Путина, Зюганова и Жириновского. Едва ли можно сомневаться, что после пяти-десяти лет безальтернативной, пусть и ненавязчивой, пропаганды религиозного мировоззрения по телевидению, 90-95% населения любой страны с подавленным гражданским обществом станет религиозным.

РПЦ идет в школу не просто так. Приобщение к религии детей – убийственно эффективный метод сохранения религиозного сознания в массах. Для того, чтобы «вселить» религиозность в ребенка, нужно куда меньше усилий, чем чтобы сделать набожным взрослого. Не нужно отвечать на сложные вопросы, можно просто «задавить авторитетом» - ведь дети приходят в школу, чтобы учиться. Можно обойтись куда менее квалифицированным персоналом, можно вести дело массово. Но закрепившись в детстве, религиозные предрассудки повлияют на взрослую жизнь, способны сделать из человека набожного холопа, считающего каждого грешником, тварью, негодяем.

Чему учит РПЦ школьников? Откроем учебник «Основы православной культуры». Читаем: «Важнейшие ценности человека – семья, Отечество, Бог, вера, любовь, свобода, справедливость, милосердие, честь, достоинство, образование и труд, красота, гармония. Чтобы открыть для себя эти и другие ценности, надо войти в определенную духовную традицию [а без традиции – нельзя?]... Духовным можно назвать человека, который следует этим традициям: любит свою Родину, свой народ, родителей [монополизация духовности]»[6]. В списке «ценностей человека» нет жизни и здоровья. Нет дружбы и товарищества. Нет и материального достатка. Кураеву невдомек, что без еды и крыши над головой человек очень быстро теряет «человеческое». Зато слово «отечество» он пишет с большой буквы и ставит его перед богом, что вполне по-православному. Первая в списке «семья» - дань традиционности, клановости, закрытости жизни.

Религиозная пропаганда ведется в рамках гуманитарных школьных предметов, в частности, истории, для которой разработана «единая линейка» учебников с церквями на обложках, с повышенным вниманием к православию и воспитанию патриотизма. На всем протяжении курса отечественной истории безосновательно утверждается, что православие помогало России выигрывать войны, что православие – это бесценное культурное достояние, фундамент русской культуры. Православие выставляется только в положительном свете. О жесткой оппозиции Синода к всеобщему образованию, избирательному праву и хотя бы 12-часовому ограничению рабочего дня на фабриках царской России – ни слова.[7] Такая педагогика учит не думать о прошлом, настоящем и будущем, а любить прошлое и настоящее.

Современный россиянский вуз – миниатюрная копия всего общества. В большинстве самых главных пунктов, вуз – это противоположность классическому университету: формализм, а не жажда знаний; опять же формализм, а не интеллектуальная свобода; безразличие – вместо интереса к проблемам общества; плагиат, а не критическое мышление. Не этим ли объясняется то, что РПЦ – «своя» в российской «науке»? По мировоззрению наша профессура вполне близка духовенству. Обе – за «византийский» путь. Вот и заседают архиереи в ученых советах.

Путинское государство поддерживает РПЦ на всех уровнях. Строительство храмов часто ведется на средства государственных компаний (таких как Транснефть, 100% акций которой принадлежит государству), вузов, региональных правительств.[8] Схема обхода Конституции проста: государственные учреждения финансируют не РПЦ, а некоммерческие фонды – посредники, находящиеся под полным контролем РПЦ. Такой формальности в наши дни достаточно, чтобы действия власти считались законными. Более того, на основании федерального закона 327-ФЗ, государство подарило РПЦ недвижимое имущество на миллиарды долларов: здания храмов, многочисленные земельные участки, прихрамовые постройки, даже здания, конфискованные у РПЦ советской властью.[9]

Православная Церковь находится в симбиозе не только с государственным аппаратом. Православие как мировоззрение идеально подходит для сохранения в России олигархического, кумовского капитализма. Известный своим бурным патриотизмом, патриарх Кирилл как-то очень по-гайдаровски высказался о безработице: «реальная безработица сразу отрезвляет, она заставляет людей мобилизоваться, собрать все свои силы, работать хорошо, опасаясь потерять работу».[10] Очевидно, патриарха заботит не столько судьба безработных, сколько их нравственность. Его рецепт прост как колесо: работай лучше, и тебя не выгонят!

Видимо, русскому патриарху в немецком лимузине не приходит на ум, что причины у безработицы могут быть и внешние, системные, – что если группа людей захватила производительные силы, и не желает обременять себя производством – в стране будет безработица.

Ведь одна из граней путинизма – экономика батрачества. Миллионы людей, работающие в «серой» экономике, по 12 часов в сутки, 6 дней в неделю, без прав и социальных гарантий, с нарушением техники безопасности. Но предстоятеля РПЦ волнуют не аппетиты бизнесменов, не их спрос на недвижимость в Майами – его волнует трудовая нравственность работяг. Конечно, если вкалывать «мобилизовавшись», «собрав все свои силы», – даже у самого бездарного бизнесмена когда-нибудь появится финансовый результат. Но тогда у граждан не останется сил для участия в управлении страной, для защиты своих прав от мошенников, для самообразования. И в этом случае власть имущие, конечно, станут еще наглее, - аппетит приходит во время еды.

Итак, РПЦ призывает россиян служить государству, склониться перед властью, призывает бороться с упадническими западными ценностями – по-видимому, за крепостные цепи. С социологической точки зрения, наше «византийство» – это оплот олигархии и кумовского общественного уклада. Ясно, что каждое построенное учреждение культа – это больше, чем непостроенный дом. Это часть восстанавливаемой феодальной империи, в которой большинство россиян – крепостные, холопы, рабы (всех и всяческих господ). Холопы безграмотные, загруженные работой, презираемые, нищие, помнящие о своей греховности, надеющиеся отдохнуть только в следующей жизни – после смерти в этой.

Развитие нашего «византийства» – идеологии под видом исконного и единственно правильного верования – это такие же инвестиции в воровскую стабильность, как сочинская Олимпиада. Власть инвестирует часть нефтедолларов в общественное сознание, чтобы и в будущем можно было отжимать нефтедоллары. В никогда не прекращающейся информационной кампании нашего геополитического гения – «императора» и эксплуататорской системы в целом, эксплуататорская идеология, пусть и украшенная мифологическими одеждами и благовониями, подается как сокровище, скрепляющее русскую культуру, государство и общество. Не веришь – значит не русский! Верь, что ты грешен и виновен – с рождения!

Плоха же государственная власть, если она не может скрепить страну без религии! Но если наше «византийство» и скрепляет российское общество, то в негативном смысле – как огромную сословную пирамиду, внутри которой одним «суждено» вечно биться за кусок хлеба, работать по 60 часов в неделю на хамов-предпринимателей, а другие наслаждаются всеми благами и передадут все привилегии своему «успешному» потомству. Вот он – неофеодализм, нищета путинской России!

Пожизненное разделение на гибнущих на стройке работяг и «успешных» «дочек» и «сынков» на иномарках. Пропасть между спивающейся провинцией и золотой молодежью в нашем главном мегаполисе. Бдительно охраняемая государством сословная стена. Сливки общества «зарабатывают». «Управляют» так успешно, что уже больше 25 лет страна сидит на нефтяной игле, а 40 млн. россиян работают в серой экономике.[11] Выжимаемые ресурсы элита хочет эгоистично, открыто и глумливо потреблять, и РПЦ это ничуть не беспокоит. Власть должна подчеркивать «статусность»: что патриархат, что президент, что бизнесмен, что любой чиновник. Больше власти – больше роскоши. Больше «народности» – больше смирения. Не случайно РПЦ призывает терпеть и любить страдания: в патриархальном государстве – государстве, которое служит высшему сословию, – от народа требуют жертв.


[1]  Выступление на VIII Европейском русском форуме. 2014. http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/05122014-Nikinov/
[2]  Выступление на парламентской сессии. 2015. http://www.pravoslavie.ru/76800.html
[3]  Выступление на парламентской сессии. 2015. http://www.pravoslavie.ru/76800.html
[4]  Вл. Мединский. «Мифы о России – 1». 2012.
[5]  Интервью. https://www.youtube.com/watch?v=I2vySPj7vTM
[6]  А. Кураев. Учебник «Основы православной культуры» для общеобразовательных школ России». 2010.
[7]  История России. 9 класс / Арсентьев Н. М. и др.; История России. 9 класс / Ляшенко Л. М. и др.
[8]  http://www.rbc.ru/investigation/society/25/05/2015/555dbc3f9a794754d9f7b674 http://echo.msk.ru/blog/sergeyvilkov/1266810-echo/  http://www.volganet.ru/news/4441/
[9]  http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_107378/
[10]  Партриарх Кирилл. http://lenta.ru/articles/2015/04/30/patriarh/
[11]  http://www.vesti.ru/doc.html?id=1071317&cid=5


Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2020


Следующие материалы:
Предыдущие материалы: