Главная // Книжная полка // Анатолий Папанов // Анатолий Папанов. Наши катаклизмы. 2017

АНАТОЛИЙ ПАПАНОВ

НАШИ КАТАКЛИЗМЫ

Из рукописи (2017)


ТАМБОВСКАЯ ВАНДЕЯ


Встревожив предрассветный сон.
В село ворвался эскадрон.
Комвзвода, спрыгнув из седла.
Построил жителей села.
Всех стариков и всех старух.
А также баб, детей, убогих.
И объявил вояка вслух,
Мол, «перспективы очень плохи.
Все ваши мужики бандиты.
И с ними пуля — разговор.
А повезет, что не убиты.
То Соловки и Беломор.
А потому такой приказ
Товарищ Тухачевский издал:
Тамбовский люд — бандитский класс!»
Ну, и пошла война по избам.
Комвзвода был плечист и строг:
— Сдавайте, — призывал к почину —
Зерно, оружье, мужиков.
Или считайте десятину!
Напротив полсела и взвод.
— А о прощении забудьте!
Начальник — счет, молчит народ,
— Ну, коли так — не обессудьте.
— Огонь!
Десятый человек.
Десятый дом, толпа застыла...
Я не забыл, что это было,
И не забыл ни год, ни век.
Где вместо сёл — кресты могил,
И память детства нитью жуткой...
Здесь под Тамбовом получил
Свой первый орден маршал Жуков.

2011



НАШИ КАТАКЛИЗМЫ

В России опять то пожар, то потоп,
Сплошные грядут катаклизмы.
Как жаль, не дожил наш народ
До грёбаного коммунизма.
Начальство в осадке,
Амур на подъём,
Песка не хватает нам дабы
Засыпать до Тихого весь водоём,
Построить нормальные дамбы.
Дожди заливают весь Дальний Восток.
В Кремле всё-то охают, ахают.
Купить у евреев хотели песок,
А те посылают нас на хрен.
Тогда мы к арабам:
— Продайте чуток.
Готовы! На то и арабы.
Условие ставят — за каждый мешок
Давайте две русские бабы.
К соседям китайцам пошли на поклон —
Хлопушками небо б взорвали.
Китай он Китай, вот и требует он,
Чтоб им пол-Сибири отдали.
Японцам всё снятся и снятся во сне
Курилы и пол-Сахалина.
«Варяг» не сдаётся, и верится мне —
Мы сами построим плотины.
Европа, Америка — всё ерунда,
Австралия, Африка тоже.
Ведь мы не сдавались нигде, никогда,
Прогнёшься — себе же дороже.
Ну что ж, перетерпим мы, переживём,
А летом всё солнце просушит.
Начнутся пожары, и мы запоём:
— Россия! Шестая часть суши!
И выпьем по новой, нас не запугать!
Плевать, что хреново с закуской.
И вспомним мы Бога, и душу, и мать —
Мы русские, русские, русские.


2013




ОЛИМПИАДА ПО МАТЕМАТИКЕ


      Жизнь в нашей стране похожа
      на олимпиаду по математике
      в психбольнице
           Михаил Делягин

         
Объявили заранее, что мол нужно и надо.
И раздали задания — будет Олимпиада.
Уравнения, задачи, предложили примеры.
Пожелали удачи и предприняли меры.
Санитары, как звери, но углам разогнали,
Ну, и заперли двери, чтобы мы не сбежали.
Авторучки забрали, карандаш не положен.
Мы в уме всё решали, оказалось не сложно.
Перед этим учили, указать указали.
Всё на «5» мы решили, в грязь лицом не упали.
Умножали, делили, и потом вычитали.
Нас потом поощрили — кашу манную дали.
Жёлтый дом, как Россия пишем всё то, что надо.
Проведём, раз просили, эту Олимпиаду.
Дураки и дороги, пусть воруют ребята.
Лишь бы не было строго в отделении пятом.
... Нам уколы вкатили, чтобы не передрались,
Ведь у всех же уклоны, пере-мы-волновались.
Нет, не спится ребятам, что-то гложет и гложет.
Ведь шестая палата — та же Русь, где всё то же.

2013



*  *  *


      Богово — убогому,
      а кесарю — увы...
           Николай Гладких

Партбилет сменили на свечу.
И на стенах новые портреты.
Им любое дело по плечу.
Власть в своих осталась кабинетах.
Дальше в креслах будут сыновья,
Очередь дойдёт, и сядут внуки.
Мать-Россия! Приговор, статья.
Дураки, дороги, воры, суки.
Деды их сжигали купола.
И кресты, и старые иконы.
Молотом разбив колокола,
Утешали душу самогоном.
Сыновья и внуки их теперь
Ходят в храмы, учатся креститься.
Гордо открывают в церковь дверь.
Думая — забудется, простится.
Держатся святее всех святых,
Ведь вложили деньги в эти стены.
Но давно всё сказано про них —
Где Иуды, там всегда измены.
Не нужна опять им буква «эр».
Рубль не нужен, доллар — за границу.
Развалив страну эСэСэСэР,
Строят виллы на Канарах, в Ницце.
Словно им вселился бес в ребро.
И горят глаза от нетерпения.
Продают народное добро —
Бывшую российскую империю.
Что сказать? Господь им всем судья.
Власть у нас всегда чуть выше Бога.
Эх, Россия! Странница моя,
Птица-тройка, дальняя дорога.



1939 ГОД. КОЛЫМА

      Вариация на тему старой лагерной песни
      «...У параши сидит доходяга-марксист...»


За решёткой декабрьский месяц повис.
Пьём чифир, не имея портвейна.
У параши сидит доходяга — троцкист,
Бывший друг и соратник Бронштейна.
Ему точно уж воли вовек не видать.
Ведь не просто КР, а ТД приговора.
Свою душу готов он любому продать —
Чёрту, Богу, судье, прокурору.
Все доносы писал, за доносы и сел.
Был при власти, а власть не дремала
И по спискам оформленных тройками дел
Всё сажала, сажала, сажала, сажала.
Враг народа, английский шпион
У параши в тоске и сомненьях.
Будет утро, потом обязательный шмон,
Кубометры марксистских учений.
Солнце набок, опять вертухаи, барак.
Пьём чифир. не имея портвейна.
У параши троцкист, доходяга-дурак.
Лучший друг и сподвижник Бронштейна.
Он иуда пожар мировой раздувал.
К мировой призывал революции.
Только Сталин все это конкретно назвал
Иудейской политпроституцией.
Лёва в Мексике, здесь Колыма.
Где срока прокурор добавляет.
И такая зима, здесь такая зима.
Та, что только в России бывает.
Столько леса за пайку здесь надо срубить,
Что Полярной ночи не хватает.
Здесь узнаешь, как Родину надо любить,
Когда вьюга барак заметает.
...Перекличка, статья, и с овчарками шмон.
Пятьдесят ведь восьмая с подпунктом известным.
Доходяга — троцкист и английский шпион
У параши сидит — персональное место.

P.S. 1. КРД — контрреволюционная деятельность По этому подпункту 58 ст. можно было освободиться по окончании срока.
2. КРТД контрреволюционная троцкистская деятельность По этому подпункту срока только добовляли.




*  *  *

Гуляют негры по городу,
Гуляют негры по холоду.
Им не нравится дома
В жаркой солнечной Африке.
Жить хотят по другому
Чернокожие гаврики.

Мы их учим и учим.
Только что вот получим?
Ведь не знаем, не ведаем —
Вдруг живём с людоедами?



Публикуется по авторской рукописи



Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2017