Главная // Книжная полка


ОЛЬГА ФИЛИППОВА

Автор трёх поэтических книг: «Поцелуи ночного дождя», «Когда спускалась в город ночь», «Окрылённая», готовится к печати книга прозы. Лауреат фестиваля «Бабье лето» в номинации «Любовь», руководитель поэтического мастер-класса, лауреат международного поэтического конкурса «Звезда полей» (2016), член жюри поэтической мастерской «Оскольской Лиры» и оргкомитета, член Союза писателей России. А ещё лауреат конкурса «Звёздная строфа» московского отделения союза писателей.


В ДУШЕ СВЕТЛО И ЧУТЬ ПЕЧАЛЬНО...




*  *  *    

По первоснежью в изморози лошадь
Везёт неспешно в санках стариков.
Пленённая морозом, стынет роща
На перекрестке множества ветров.

С востока солнце яблочным румянцем
Окрасило берёзки горячо.
И кружатся снежинки в легком танце
Под первым зимним солнечным лучом.

В окошко у соседей кто-то глянул.
Калитка скрипнула — залаял пёс в ответ.
По снегу первому нетронутому — прямо
Я пролагаю неглубокий след.



*  *  *

К чёрному платью брошку луны
Летняя ночь приколола небрежно.
Вуалью легкою тишины
Спящую землю окутала нежно.

Звезды рассыпала из лукошка.
И убежала по лунной дорожке.



ОСЕННЕЕ


Берёз сверкают белые колени.
Туман ложится спать в низинах сонных.
В лесу гуляет парочка влюблённых,
Тревожа уходящий день осенний.

Вот паучок, бессонницей измучен,
Плетет вуаль серебряную. Скоро
В неё поймает комара-танцора,
Что дерзко пляшет возле глаз паучьих.

Горят костры и горек запах дыма,
И праздничный сентябрь уходит тенью,
Оставив золотое напыленье…

А кто-то с нетерпеньем жаждет зиму.
Но осень всем назло красою пышет…
И поступи зимы она не слышит.



ТРОПА УВОДИТ В ТИШИНУ

Когда осенний прелый лист
Увековечен быть желает,
И так к ладоням припадает,
Как будто молод и смолист;

Когда дождем умытый лес
В поклоне опускает ветки,
И сосны, старые соседки,
Вот-вот достанут до небес;

Когда в траве сердитый ёж
Огромный гриб семейству тащит,
И белка из дупла таращит
Глаза на мир, что так пригож,

В душе светло и чуть печально.
Травинки ветерок согнул.
Тропа уводит в тишину,
К берёзам в золоте сусальном…



*  *  *


Когда меж сном и явью нет границы,
И звёзды испаряются в чаду,
Ты мог бы мне пригрезиться в бреду
Или в волшебном сне ко мне явиться.

Тоска, как раскалённая игла.
И средства нет —  внезапно исцелиться.
И не поможет мёртвая водица
В графинчике из чёрного стекла.

И силы нет забыть и превозмочь.
И нет надежды на возможность встречи.
Без рук твоих мои так зябнут плечи.
И безысходна и печальна ночь…



*  *  *


Однажды на луну повыть
Я на желание купилась.
Да, я старалась всё забыть,
Но вот прощать — не научилась.

Сижу у ревности в плену,
Оковы тяжкие — как милость,
И вою, вою на луну,
Что в тёмных тучах заблудилась.

В неверном свете редких звёзд
Твоя неверность прячет лица.
И тащит мысли на погост
Душа, как дикая волчица.



ОКРЫЛЁННАЯ


Взгляд как ожог, внезапен и настойчив…
Еще ни слова вслух не прозвучало.
Горела кожа, кровь в висках стучала
И веяло дыханьем летней ночи…

И васильково-синее мгновенье
Легло узором на волшебных пяльцах,
И замирало время в исступленье.
И сохли губы… И сплетались пальцы.

Так  в кровь мою входил июльский зной.
И вырастали крылья за спиной.
Легко ль тебе со мною, окрылённой?
Не с ангелом, а с женщиной влюблённой?



*  *  *

Сложило лето своё оружие.
А ты моё сердце не смог стреножить.
Напрасно сумерки вяжут кружево,
И вечер, на детскую сказку похожий.

А я у собственных чувств в западне.
Разлуки дни, как ступени лестницы.
И каюсь я не в своей вине.
Ну, что ж теперь? Пойти и повеситься?

Но не дождётесь.
Такая нелепица…
Со временем заживёт.
Или стерпится…



ПЕЧАЛЬНАЯ ОСЕНЬ

Печальная осень уныло роняет дождинки,
И в лужицах мокнут цветные лоскутья листвы.
Как грустно справлять по ушедшему лету поминки,
С тобой улетело оно, как стрела с тетивы.

Искрилось вчера лишь в трепещущих травах и листьях,
И веяло жаром в лицо и тела согревало.
И солнце играло весёлой пушистою кистью.
В полях в разнотравье цветном нас оно рисовало.

Когда ты вернёшься, воскреснет дыхание лета.
На листьях кленовых тебе напишу я сонеты.
Далёкой валькирией выйду из летнего бреда,
Последней  звездою блесну на пороге рассвета.

Ладони подставь для меня, чтобы не было поздно.
Бесследно порой исчезают упавшие звёзды…



ДЕКАБРИСТКА


Взгляд под ресницами спрятала — блеск эполет!-
Танцует бретёр, флиртует гусар, тоскует поэт.
С первого бала со скрипом и стуком колёс
Развозят девиц по домам десятки карет.

А в душу запали — кому эполеты, кому слова.
Стучат по паркету звонкие каблуки.
— Матушка, кто это? Кружится голова.
— Поди, дорогая, Он просит твоей руки…

За ним — на край света… В мешочек ваниль, имбирь,
Кофе и чаю и тёплые вещи взять.
И катит холодный возок за любимым — в Сибирь.
А возле икон на коленях рыдает мать.



ПОЦЕЛУИ НОЧНОГО ДОЖДЯ

Поцелуи ночного дождя на губах принесла.
Пряный запах сирени запутался в мокрой косе.
Я поляной цветущей, я тополем юным была,
Прорастала травою сквозь чистое утро в росе.

С соловьем перекличку затеяла в первой листве.
И смолой ароматной текла по кудрявой сосне.
Я с тобою была наяву и в чарующем сне.
И сама заблудилась в невинном своём колдовстве.



ЛЕДИ НОЧЬ

День исчез, испарился, как не был.
На искрящийся город спящий
Леди Ночь спускается с неба,
Элегантный накинув плащик.

Тёмных глаз обожжёт печалью,
Чёрный шарфик завяжет на узел.
И закроет лицо вуалью
Тайных грёз, колдовских иллюзий.

И рассеет сквозь лунное сито
Сны над миром ночным беззвучно.
И уронит платок, расшитый
Перекрестием звёздных лучиков.

Чёрным лебедем обернётся,
За твоим окном покружится.
Лунный свет серебром прольётся
С высоты на твои ресницы.

Возвратится домой подруга,
Долгожданная Леди Ночь…
А потом по вечному кругу —
Не сестра, не жена, не дочь….



*  *  *

Сломалась от непоправимой и дерзкой лжи,
От глаз, что смотрят в другую сторону.
Не держишь меня? Не надо, и не держи.
Ведь я не цепями к тебе прикована.

Не остановишь, коль оторвёшь, кровотока.
Не смоешь полынную горечь с губ моих.
Мимо ушей — слухи и кривотолки,
Что сочинят не поэты про нас двоих.

Поздно. Сломано сердце, сломаны крылья.
Шуршат по страницам моих тетрадей шустрые мыши.
Руки, как плети, покрытые серою пылью,
И неприкаянно бьётся душа под старой крышей….



*  *  *

Горячечным бредом исходит душа до рассвета.
Изломаны тени на белой моей простыне.
Страницы листаю ушедшего в прошлое лета.
А осень стучится и просится в гости ко мне.

И тянется ночь, как остывшее в банке повидло.
И брошены в угол два белоснежных крыла.
Ты скажешь устало: —Уйди, надоело, обрыдло...
Я не оглянусь. Для тебя я давно умерла.

Бессонные ночи длинны и до судорог горьки.
И мысли бессонны и до отвращенья пусты.
Я режу луну на холодные жёлтые дольки,
И эта же участь у самой ближайшей звезды….



ШУТКА

Не купила я новое платье….
Будет вечер пустым и унылым.
Будет грустно струиться по жилам
Жар давно отгоревших объятий.

Но не стану весь день горевать я,
И рыдать над прощальным сонетом.
Похожу полчаса неодетой,
И куплю себе новое платье!



*  *  *

Ничего, ничего не осталось. И даже портрета,
Где меня рисовал ты в ромашках и васильках.
Никогда не была в этой жизни любима поэтом,
Но художник, как птицу, держал меня в нежных руках.

Я расправила крылья и вдаль улететь попыталась.
Отпустил… и растаял в ночной затихающей мгле.
Полечу ли ещё? Ведь не ждать, только помнить осталось
Что тебя нет нигде на огромной холодной земле.



*  *  *

Не наложница и не невольница —
Неприлично скромна и тиха,
В твоё сердце вошла беззаконницей,
Ну, а кто из нас без греха?

Я к плечу твоему склонилась.
Ничего не хочу — сначала.
Не пытай меня, сделай милость.
Я сама себя испытала.

Расплачусь за грехи лебедою,
И своей безраздельной властью
Я не стану тебе бедою.
Талисманом буду на счастье.

Привязалась к тебе так просто.
Ты — моей души перекрёсток.


Публикуется по авторской рукописи




Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2016