Главная // Книжная полка // Наталья Савейкова // Наталья Савейкова. Обещала долго жить. 2017

НАТАЛЬЯ САВЕЙКОВА

ФЕВРАЛЬ 81-го…

Из рукописи (2017)

Я этой темы не касалась много лет. Видно, сейчас пришло время. Может быть, потому что зима в этом году выдалась такой суровой и жёсткой, или потому, что боль, облечённая в Слово, – целительна:

Стало немного легче,  
Стало немного проще.
Опять наступает вечер.
Уже не так больно, отче...


Стихи в подборке написаны в 2016-2017 годах.

Фото начала 80-х годов прошлого века.



МИЛОСЕРДИЕ  БОЛИ

В стихах 2016-2017 гг. часто упоминается слово боль. Оно многозначно (если не полениться и заглянуть в один из словарей, например, в Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля): «Боль:  болезнь, недуг, нездоровье, хворь, скорбь, грусть, тоска, кручина, сокрушение, чувство горя, страданий душевных... Болезновать о ком, по ком: сочувствовать, сожалеть... Кто болеет по другим: сострадательный, милосердый, соболезнующий».

В подборке, в первую очередь, боль означает страдания душевные: горе матери, потерявшей единственного сына, сокрушение по поводу событий происходящих в мире… И только в последнюю очередь это – физический недуг, который нужно перенести  с мужеством и терпением, не спрашивая «за что?», а спрашивая «для чего?».    

Ещё в далёком 1983 году Александр Филатов в рецензии на мою первую книжку написал: «По существу, от первой и до последней строки сборника автор крепко удерживает нити внутреннего повествования, отчего стихи не кажутся разрозненными, а некоторая фрагментарность одних словно бы находит свое начало и продолжение в стихах других. Именно поэтому читателю предстоит поиск своеобразного «ключика», который позволит проникнуть в тайники сборника…»

Оттого-то и надо читать эту небольшую подборку целиком: стихотворение за стихотворением, как читают повесть или рассказ, забыв об авторе и рассказчике, потому что он – только передает слова и образы, едва-едва уловленные из вселенского хаоса. А когда кто-нибудь (даже если он человек пишущий) читает отдельные стихотворения, то невольно переносит их содержание на судьбу автора, как зритель соединяет образ героя кинофильма с актёром… Ведь стихи приходят, когда хотят, и пишутся вне желаний и помыслов. И всё чаще – словно по диктовку свыше. Записываешь – без долгих раздумий о том, как они соотносятся с твоей жизнью: «Если пришли стихи – значит… угодны… Богу…»

Из Притчи «Бог сказал мне нет» (автор неизвестен):

Я просил Бога вылечить мою прикованную к постели дочь,
И Бог сказал мне: «нет».
Он сказал, что душа её вечна, а тело всё равно умрёт.

Я попросил уберечь меня от боли,
И Бог сказал: «нет».
Он сказал, что страдания отделяют человека от мирских забот
И приближают к Нему.

Я просил сил,
и Бог послал мне испытания, чтобы закалить меня...
Я просил мужества,
и Бог послал мне опасности...

Я не получил ничего из того, что просил.
Я получил всё, что мне было нужно.
Бог внял моим молитвам.


Я думаю, «ключиком» к подборке 2016-2017 гг. является строка одного из стихотворений: «Больное время… Боль – бесслёзна».


Многие воспринимают боль однобоко, она их пугает.
Боль безлика, но слово включает в себя множество смыслов и оттенков. Кто прошёл через страдания душевные и телесные, уже никогда не останется прежним. Не устану повторять вслед за Далем: «О чем болеешь, скорбишь, грустишь, соболезнуешь, печалуешься, заботишься сердцем...»

Боль, облечённая в Слово,  – целительна.
Она даёт надежду и мир душе. Позволяет найти единственно возможный путь к гармонии с Божественной Вселенной.
И тогда происходит полное принятие всех жизненных обстоятельств и истинное смирение…  

Боль – милосердна.
Она вызывает со-страдание, со-переживание, со-чувствие.
Милосердный и соболезнующий человек «болеет  по другим».
И тогда боль претворяется в любовь.

3 марта 2017 г.                                 Наталья Савейкова



ОБЕЩАЛА ДОЛГО ЖИТЬ...



ЧАСОВЩИК


      Боязно… Боязно…  –  
      Время потеряно:
      давний и нынешний год…
                       Л. Чумакина


Холодно, холодно… Голодно, голодно…
Время лазейку найдёт,
(молодо-зелено… зелено-молодо),
чёрным ужом ускользнёт –

змейкой, позёмкой, листвою осеннею,
струйкой в песочных часах,
жалкою просьбой, мольбою последнею,
строчкой в забытых стихах.

Время потеряно. Время – безвременья.
Прежний и нынешний год.
Мор мировой… и вражда… эпидемия…
Дней завершенье. Исход.

Часики тикают, стрелочки движутся,
ветви деревьев скрипят.
Ночи и дни на верёвочку нижутся,
нити плетёт шелкопряд.

Стрелочки движутся, маятник движется.
Страны чужие – в расход…
Пухнет от записей чёрная книжица –
пусть Часовщик отдохнёт.

Книжка дописана… Древняя ижица
более нам не нужна.
Голодно, голодно…  Маятник движется.
Хлеба и зрелищ – сполна…

Холодно, холодно… Хваткой железною
держит в объятьях зима.
Спи, Часовщик…  над распахнутой бездною:
времени… времени – тьма!

2016




*  *  *

Что посеешь –  не пожнёшь.
Разрывая сердце в клочья
души мечутся воочью –
от раздоров не спасёшь.

Боже правый! Чем помочь? –
Злобу в сердце превозмочь…
Светел день, прекрасна ночь.

На иконе краски тёмны.
За волной приходят волны,
вслед войне приходят войны…

Но сияет светом лик –
солнца луч сквозь тьму проник…

2016




*  *  *

Боль… За волной идёт волна –    
всё поглощая: память, звуки…
     Что ж, выпей: медленно,  до дна.
     И не желай другим науки
     познать страдания сполна.

Волна… Спеши, плыви вперёд,
не жди отныне вдохновенья.
     Сведённый судорогой рот –
     лишь на короткое мгновенье.
Пусть ветер за окном поёт…

Я не вольна… Постой!!!.. Вольна
не знать, не помнить и не видеть,
как за волной идёт волна!
     Пей, пей до донышка, до дна…
Пусть вьются ветви актинидий.

Пусть за волной идёт волна.
     Вода сегодня солона…
Пей, пей до донышка, до дна…

2016



*  *  *

      Не щадя живота своего…
                    (древнерусское)


Кто-то в доме моём живёт,
по ночам не уходит спать.
Страх безумья – как лёд, как лёд.
Как мне знать, как мне знать,
как знать?

Боль безлика – ни сон, ни явь.
В душу смотрит весь сумрак бездн.
Не права я – меня поправь.
Руки сложены словно крест.

Вот шаги его: шу-шу-шу.
Видно, мысли мои шуршат.
Я сознанье снотворным глушу,
мозг тисками зажат,
зажат.

Буква Живите, Ж (живот)…
Кто-то в доме моём живёт.
Шепот… рушится небосвод…
Боль безмолвно меня сожжёт.

Страх безумья – как лёд, как лёд.
Холод зябкий – давно в крови.
Кто-то воду на кухне льёт.
Мозг кричит мне: живи,
живи!

А в какой стране… я живу?
Кто меня во мне разглядит?
И кого я всю ночь зову?
Костыли подаёт инвалид.

Сон болит, как больная жизнь.
Надо мысли подальше гнать.
Но не слушается организм.
Как мне спать, как мне спать,
как спать?

Без сознания… – это…  жизнь?
И без памяти… – сладок сон?
И в какой же из двух отчизн
колокольный не слышен звон?

2017




21 ФЕВРАЛЯ 1981 ГОДА


Я исчезаю, истончаюсь…
И в мыслях с будущим встречаюсь.
Я превращаюсь в дух… И плен
Земли – невольно отпускает,
и жизнь всё дальше отступает,
день превращая в прах и тлен.

Я в полусне опять отчаюсь…
Я на морской волне качаюсь,
и свет струится сквозь меня…
… Нет, не вноси сейчас огня –
пусть ночь окончится как дoлжно.
Во тьме блуждаю – невозможно
вернуть последний отблеск дня.
Но свет луны волна качает,
как в люльке мать дитя качает.
… Нет, не вноси сейчас огня.

Пусть снег по комнате летает
и на  ресницах влажных тает…
И вьюга полночь заметает –
больное время, сотню бед,
и за окном нечёткий след.

… Дитя больное плачет, бредит:
отец меж красных елей едет,
стрекoзы синие парят,
а маме так идёт наряд –
он соткан из дождя и веток…
Венок – из ржи…  Цветёт дурман.
Она отпустит бедных деток,
как певчих птиц из тёмных клеток.
Сон прокрадётся как туман…

… Но скоро все снега растают.
Минуты долгие считаю,
и книгу страшную листаю:
дитя, не плачь – безумен день,
он прячет втихаря кистень.

Больное время… Боль – бесслёзна.
А жизнь… до тошноты… серьёзна.
И ловит в сети бедных деток,
и птиц не выпустит из клеток.

А бред твой – благостен и светел.
Во сне твоём не плачут дети…

2017


*  *  *

        Сейчас… я не хочу книгу…
                                    Л. Ч.


Книга, которой нет…
Больше не будет. Точка.
Вот тебе… мой ответ:
не напишу ни строчки!

Если пришли стихи –
значит… угодны… Богу…
Птенчик из-под стрехи
вылетел на подмогу.

Кры-лыш-ка-ми  слаб…
Криво летит и косо…
Тихо вздыхает раб,
спрятавшийся меж сосен…

Солнечная сосна,
верни меня… в ночь без сна.
В хвое укрой меня…
от языков огня.

Мальчик безмолвно спит –
жаркой дохой укрыт.

Птенчик упал в траву –
нe …  удержало… небо…
В ночь прогоню сову.
Крошки рассыплю хлеба.

Мальчик безмолвно спит –
чёрною тьмой укрыт.
Солнечная сосна,
верни меня… в ночь без сна.

Ствол золотист, шершав.
Молча прижмусь щекою…
Хладное тельце омою
отваром целебных трав.

… Господи, не кляну!
К тёплой сосне прильну…

Катится вниз смола,
слёзы дождя стекают…
Как же мала земля,
когда в небеса улетают…

2017




*  *  *


Стало немного легче,
стало немного проще.
Опять наступает вечер.
Уже не так больно, отче.

Я душу ищу на ощупь.

Я сердце лечу отравой –
все правы, конечно, правы:
нет в сердце моём изъяна,
а только сплошная рана…

И вновь наступает вечер,
и снова лютует ветер,
вдоль улиц метёт позёмкой.

И сердце стучит так громко –
набатом звучит бессонным
и благовестом стозвонным…

Молитвою над амвоном…

2016




*  *  *


Обещала долго жить… может быть.
Буду даже во сне – как все.
Буду ночью… по-волчьи выть,
босиком… пройдусь по росе.

Даже встану я в полный рост,
улыбаясь как старый шут.
Мир ужасен, прекрасен, прост.
Верю в то, что всех где-то  ждут.

Только б кончилась эта ночь,
и проклюнулся утром день:
буду воду в ступе толочь,
если только не будет лень.

Обещала долго жить… может быть.
Обещала я утром встать… опять.
Как легко по теченью плыть.
Как легко всё забыть… не знать.

Если снова…  я буду врать –
то… гоните меня взашей.
Как устала я… умирать.
Лекарь, раны мне вновь зашей…

Только б кончилась эта ночь,
когда знаешь всё… наперёд.
«Чем могу я помочь… помочь…»
Не сегодня… не мой черёд.

Тени бродят меж стен, меж стен.
Что, душа моя, вновь вставать?
«Обойдёмся без бурных сцен.
Застели хотя бы кровать.

Улыбайся, коль нету сил,
одевайся – как… на парад.
Кто-то в дверь твою позвонил –
посмотри: хорош ли наряд?

Зеркалa  не умеют лгать.
О, какой же цветущий вид!
Удалось тебе всех… напугать.
Но и этот твой козырь – бит.

Говорю я… Не слышишь?.. нет?..
Позвонили… Открой же дверь!!!»
Ярко вспыхнул в зеркале свет.
… Не теперь, мой друг, не теперь.

2017




*  *  *


Будь я прозорлив, я б оставил свой дом
и смело шагнул за порог.
     Но знаешь, подруга, всё дело лишь в том,
     у боли – небесный чертог.

Будь я прозорлив, я б вернулся домой,
подальше запрятал ключи.
     Не страшно – пусть боль остаётся со мной.
     Не спи, не кричи, помолчи.

Скажи мне: в чём смысл и какую вину
облёк я в смертельную боль?
     Смиренно стою…. Даже боль не кляну.
     Сыпь, Боже, небесную соль.

2016



*  *  *


Я знаю всё, что ты можешь знать обо мне:
вновь снег и дождь – живу впотьмах, в полусне  –
январь, февраль… не забудь – о грядущей весне.
О грозном громе и молний слепящем огне.
Нет… лучше мечтай – о солнце и снегов белизне,
чем долго грезить – о снежноягоднике и бузине.

Я знаю больше, чем ты можешь знать обо мне.
Я знаю всё  – о снах. О земле – в цветах. И луне –
она плывёт в небесах, отражаясь в моём окне.
Как в старых сказках – я в башне живу, в вышине,
былинной девой – летящей на крылатом коне.

Я знаю всё – о звенящей как сталь тишине…
Я знаю больше, чем ты можешь знать обо мне.

2017




ЛЕС


1.


Пробралась между тёмных окон
и взошла на закатный берег,
и туман окутал как кокон –
он единственный, кто мне верен…

А друзья у меня – сыч да ворон.
Меж корней проскользну куницей.
Схватит ветка меня за ворот:
из рубахи вон – вольной птицей.

Вновь не спрячете за засовы –
я, как свет, просочусь меж створок,
улечу – ведь бесшумны сoвы.
Кров подарит любой пригорок.

Лес поможет,  он – мне не ворог,
пусть на вид лапы ёлок – шершавы.
Тихо каркнул столетний ворон –
и надёжно укрыли травы…


2.


Возвращаться вновь – выше сил,
мой прощальный взгляд – на закат.
Кто всю жизнь колодки носил –
не вернётся. И он – мой брат.

На свободе – он лишний рот.
А на воле и я  – не нужна.
Слёзы солоны словно пот.
Шаг вперёд – и полёт... до дна

Из ладоней воды? испить,
в речку камушки побросать.
Вот и всё…  Но всё вьётся нить.
На закате – не вздумай спать!

Возвращаться вновь – выше сил.
А в лесу сейчас – благодать.
Вот и дождик заморосил.
Сыч и ворон устали ждать…

2017


Публикуется по авторской рукописи





Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2017


Следующие материалы:
Предыдущие материалы: