Главная // Книжная полка // Ольга Филиппова // Ольга Филиппова. Тропа уводит в тишину. 2014

ОЛЬГА ФИЛИППОВА

ТРОПА УВОДИТ В ТИШИНУ

Из трёхтомника «Писатели Белогорья» (2014)


ОСЕННИЙ БАЛ


Закружилась в пёстром танце осень,
Открывая разноцветный бал.
И печальный бард длинноволосый
Струны на гитаре перебрал.

В плачущем аккорде немудрёном
Капелек дождя хрустальный звон.
Пёстрые ладошки юных клёнов
Аплодируют со всех сторон.

И разносит горький запах ветер
От осенних тлеющих костров.
Он поёт единственной на свете
Про печаль, надежду и любовь.


ТРОПА УВОДИТ В ТИШИНУ

Когда осенний прелый лист
Увековечен быть желает
И так к ладоням припадает,
Как будто молод и смолист;

Когда дождём умытый лес
В поклоне опускает ветки,
И сосны, старые соседки,
Вот-вот достанут до небес;

Когда в траве сердитый ёж
Огромный гриб семейству тащит
И белка из дупла таращит
Глаза на мир, что так пригож,

В душе светло и чуть печально.
Травинки ветерок согнул.
Тропа уводит в тишину,
К берёзам в золоте сусальном...



* * *


Ах, суета! Волненье в душах,
И запах пудры и духов,
И томик старенький стихов
Забыт среди мехов и кружев.

Смешок чуть слышный без причины...
Смущённый взгляд из-под ресниц,
Великолепные мужчины
Глаз не отводят от женских лиц...

Мазурка, вальсы, менуэт....
Где вы теперь, Руси дворяне?
Погибшие — на поле брани.
А выживших в России нет...

Забыт средь кружев и мехов
Тот томик старенький стихов...



ОСЕННЕЕ


Берёз сверкают белые колени.
Туман ложится спать в низинах сонных.
В лесу гуляет парочка влюблённых,
Тревожа уходящий день осенний.

Вот паучок, бессонницей измучен,
Плетёт вуаль серебряную. Скоро
В неё поймает комара-танцора,
Что дерзко пляшет возле глаз паучьих.

Горят костры и горек запах дыма,
И праздничный сентябрь уходит тенью,
Оставив золотое напыленье...
А кто-то с нетерпеньем жаждет зиму.

Но осень всем назло красою пышет...
И поступи зимы она не слышит.



* * *


Я в твоих ладонях растаяла,
Ни следа о себе не оставила;
Только запах трав свежескошенных...
Не грусти обо мне, хороший мой!

Я вернусь в ноябрьские сумерки,
Если горло жжёт одиночество,
Если кажется, будто умер ты,
Или просто вставать не хочется.

Я вернусь, как бродяга, без имени,
По ступеням, дорогам, окраинам.
Только крепче теперь держи меня,
Чтобы я опять не растаяла.



* * *


Выгнула спину цветную радуга.
Пахнет дождём и взволнованным полем.
Нежным письмом не стараюсь порадовать,
Только стихом пополам с болью.

Выгнать бы, выжать бы боль из сердца,
Выгнуть бы спину под солнцем полуденным...
Где-то надёжно запрятана дверца.
За нею с тобою вдвоём будем мы.

Тающих сил не сугроб, а льдинка.
Лбом упираюсь в стекло оконное.
Сердца бьётся одна половинка.
А там,
      в темноте,
           за окном,
                бездонное...



ОКРЫЛЁННАЯ


Июль пылал невыносимым зноем.
Метало солнце огненные стрелы.
И языки ленивого прибоя
Песок лизали, словно сахар белый.

И изнывали томные деревья,
Листву роняли, не давали тени.
И сохнущей травы торчали перья,
Царапали горячие колени.

Взгляд как ожог, внезапен и настойчив...
Ещё ни слова вслух не прозвучало.
Горела кожа, кровь в висках стучала,
И веяло дыханьем летней ночи...

И васильково-синее мгновенье
Легло узором на волшебных пяльцах,
И замирало время в исступленье.
И сохли губы... И сплетались пальцы.

Но в кровь мою входил июльский зной.
И вырастали крылья за спиной.
Легко ль тебе со мною, окрылённой?
Не с ангелом, а с женщиной влюблённой?



* * *


Не наложница и не невольница —
Неприлично скромна и тиха,
В твоё сердце вошла беззаконницей,
Ну а кто из нас без греха?

Я к плечу твоему склонилась.
Ничего не хочу — сначала.
Не пытай меня, сделай милость.
Я сама себя испытала.

Расплачусь за грехи лебедою,
И своей безраздельной властью
Я не стану тебе бедою.
Талисманом буду на счастье.

Привязалась к тебе так просто.
Ты — моей души перекрёсток.



* * *

По первоснежью в изморози лошадь
Везёт неспешно в санках стариков.
Пленённая морозом, стынет роща
На перекрёстке множества ветров.

С востока солнце яблочным румянцем
Окрасило берёзки горячо.
И кружатся снежинки в лёгком танце
Под первым зимним солнечным лучом.

В окошко у соседей кто-то глянул.
Калитка скрипнула — залаял пёс в ответ.
По снегу первому нетронутому — прямо
Я пролагаю неглубокий след.



* * *


Сложило лето своё оружие.
А ты моё сердце не смог стреножить.
Напрасно сумерки вяжут кружево
И вечер, на детскую сказку похожий.

А я у собственных чувств в западне.
Разлуки дни, как ступени лестницы.
И каюсь я не в своей вине.
Ну что ж теперь? Пойти и повеситься?

Но не дождётесь.
Такая нелепица...
Со временем заживёт.
Или стерпится...



ПЕЧАЛЬНАЯ ОСЕНЬ

Печальная осень
      уныло роняет дождинки,
И в лужицах мокнут
      цветные лоскутья листвы.
Как грустно справлять
      по ушедшему лету поминки,
С тобой улетело оно,
      как стрела с тетивы.
Искрилось вчера лишь
      в трепещущих травах и листьях,
И веяло жаром в лицо
      и тела согревало.
И солнце играло
      весёлой пушистою кистью.
В полях в разнотравье цветном
      нас оно рисовало.
Когда ты вернёшься,
      воскреснет дыхание лета.
На листьях кленовых
      тебе напишу я сонеты.
Далёкой валькирией
      выйду из летнего бреда,
Последней звездою
      блесну на пороге рассвета.
Ладони подставь для меня,
      чтобы не было поздно.
Бесследно порой исчезают
      упавшие звёзды...


Источник: Писатели Белогорья. В 3-х томах. Т. 2. Стихотворения и поэмы. — Белгород: Константа, 2014. Стр. 505-515


Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2017