Главная // Книжная полка // Ювеналий Краев // ОГОНЬ ЖИЗНИ

ЮВЕНАЛИЙ КРАЕВ

ОГОНЬ ЖИЗНИ

Из книги «Трудно человеку без тепла»

Скачать книгу в формате PDF



ОГОНЬ ЖИЗНИ

В глазах бы матери огня
Не засветил отец когда-то,
То всё бы было без меня,..
Не любоваться мне закатом,

Не обжигаться б из ручья
Моим губам
В студёных водах,
Не ждать бы
На краю восходов
Любовных стонов косача.

Не зажигать бы мне огней —
Огней в глазах моей девчонки,
Той, что назвал женой своей,
И нёс в роддом цветы, пелёнки,

Что подарила радость мне:
Ну, вылитый отец,
Кровинку —
Не скрою: оттого вдвойне
Я рад за нас, я рад за сына.

И не звенеть бы надо мной
Струной пчеле певучекрылой,
Мне б не гордиться
Сердцу милой
Моей берёзовой страной.

...А не зажги отец огня...
Мне б на земле и
Не присниться.

Спешила б ночь на смену дня,
И звёзды б падали в пшеницы,

Но всё бы было...
Без меня.




СИНЯЯ ВАЗА

Дом был соломой жёлтой крыт,
Птиц укрывая под стрехою...
Давно снесён,
Но заболит
Под сердцем солнечной строкою.

Сверчок в нём жил и домовой —
Непостижимо совместимы.
Когда иду к ветле любимой
Всем говорю: «Иду домой».

В свой первый и последний час
Его мы очагом согреты.
Не оттого ль так нынче в нас
Неистребима тяга к ретро.

Чтобы не жгла печаль-тоска,
Я в новом — старый дом оставлю:
Три золотистых колоска
Я в вазу синюю поставлю.

А горлинку, что к нам в окно
Зарю на крылышках приносит,
Я вволю накормлю зерном
С горчинкой солнечных колосьев.




*  *  *

Отбрось тревогу,
Собираясь в храм,
Обиду позабудь
И успокойся,
Ты в храм идёшь
И ничего
             не бойся,

Отбрось обиду,
Как ненужный хлам.




МАМИНЫ ХОДИКИ

Как бы ты, мама, от дел не умаялась,
Не позабудешь, помнится,
Ходиков гирьку поднять,
И маятник
Тихо пустить хоть к полночи.

Было и голодно, было и холодно,
Тяжко до слёз и весело —
Всё-то вы видели, мамины ходики,
Цвета, что синь поднебесная.

В сердце моём этот, в лучиках маятник,
Стрелки торопит к полудню,
Как ни бедую порой, как ни маюсь я —
Только живу — на полную.

Маятник времени
Гулко качается
Между бедою и радостью,
Жизнь не кончается, жизнь продолжается
В буднях её и праздниках.

Время не ждёт. Полустанками — годики
В промельке дней и стыков.
Сердце стучит...
Или мамины ходики
Тикают...
           Тикают...
                     Тикают...




МОЯ РОДНЯ

Чтобы попасть ко всей родне,
Что в гости приглашала,
Двух отпусков и то бы мне
Наверно, было б мало.

Она в Челябинске, в Аше,
В Уфе и в Златоусте,
На Каме и на Иртыше,
Под Псковом, в Белоруссии,

Там дядя, там сестра и брат,
Там друг дороже брата,
Тот хлеб растит, а тот — солдат,
Сам внук и сын солдата…

Мне не хватило бы и дня
Всех
       Только перечислить:
Родня большая у меня,
       Большая, как Отчизна.




*  *  *

Чуть рассвет затеплит ясень,
Полусонный и босой,
Я зари живого язя
Из реки тяну лесой…

Первобытно, первозданно
Звонким тенором на слух
Пропоёт свои желанья
По утру в зарю петух.

Всё как в детстве, юно, ясно,
Только нет тебя, мой друг,
Да не гонит баба Настя
В стадо Звёздочку на луг.

Крест вдовы от входа слева,
От берёзы тихий свет,
Да и стада на деревне
Уж давно в помине нет.

Но всё так же первозданно
Звонким тенором на слух
Тайны первого свиданья
Выдаёт в зарю петух...




*  *  *

Руки, что ветлы скрипучей ветви,
Жилы на руках, что реки, сини...
Доживает бабка Ефросинья
С домом свой нелёгкий, долгий век.

Летние деньки — душе отрада:
Многолюдно, весело и любо,
Понаедут городские чада —
Вечерами полон сельский клуб.

А зимою долгой
Ночи глухи,
Будто заколоченные окна,
Старики всё по дворам, старухи.
Скучно... Запустело... Одиноко...

Без людей тоскуют и деревья,
Бьётся на ветру берёзы лист.
А не рано ль малую деревню
Заносить, друзья, в расходный лист?

Всё снесёт — и дачников нашествие,
И немой укор ослепших глаз,
Только вот сыновней, а не шефской
Помощи всечасно ждёт от нас.

Всех она кормила и поила,
Угощала ягодою всласть,
В школу, в институты проводила,

Только многих вот
Не дождалась.




*  *  *

Мой синий май,
Гуляка и повеса,
Опять твои черёмухи в цвету,
Опять увёл красавицу-невесту
У бдительной мамаши на виду.

Опять на всей планете
Только двое
Под яблоней рассвета и добра.
И этих со времён
Ковчега Ноя
Свела любовь до самого утра.

Опять, как хмель, дурманящее «Горько!»
В маняще-обжигающей ночи,
Пусть будет горько,
Только, видишь, горка.
Под горку, счастье, подожди, не мчи.

Я пью за молодых и свадьбу славлю,
Но в образе невесты молодой
Вас вижу, Валентина Николавна,
Смущённою под белою фатой.

Всего достало:
Света, мглы гнетущей,
С тех пор воды немало утекло.

Но от черёмух, по весне цветущих,
И досе во все стороны светло.




*  *  *

Умейте радоваться жизни
В её обычных проявленьях:
Багряным зорям,
Синим высям
Степей
В орлиных опереньях.
Над плесом стрекозе летящей,
Развеявшей в душе
Ненастье,
Курносику, в коляске спящему,
Неважно даже, что
Не вашему.

Да не осилят вас печали,
Не одолеют вас невзгоды...

Начнём с того,
Чтоб не ворчали
Хотя б
По поводу погоды.




ДАРЬЯ ГРИГОРЬЕВНА

В целую жизнь с опозданьем,
Не вовремя,
Но появлюсь на погосте.
Вы уж простите, Дарья Григорьевна,
Что ваши тревожу кости.

В чём-то вы правы, а в чём-то не правы вы
Дни — кипяток на полыни,
Право-то чаще в руках у неправого
Присно, вовек и поныне.

Выпьете шкалик всего-то, бывалочи,
И на чём свет костерите:
«Ах, эти злыдни, ах эти сволочи,
Ироды Петька с Никитой.

Тёлку свели и последнего борова,
Диву даёшься — как выжили,
Жмых с лебедой и крапивою — поровну
Был на обед и на ужин».

В те времена все «учителя» славили
По одному и поротно.
Вы же охаяли,
Вы же ославили
Смело
Вождя-погодка.

Шли вы к калитке,
как по полю минному,
Стук, как судьбу, принимая,
Но обошла стороною, но минула
Вас пятьдесят восьмая.

Голос певца, на этапах простуженный...
Старенький диск патефона...
Силы я черпаю ныне
И мужество,
Глядя на ваше фото.




*  *  *

                     С. Есенину

В кругу тревог, затмений и прозрений,
На перекрёстках судеб и страстей
Недоглядели мы твоей свирели,
Не сберегли мы нежности твоей.

Когда берёзам в косы заплетает
Любовно ленты алые восход,
О, как тебя России не хватает...
России так
Тебя недостаёт!

Сыновние твои до боли строки —
Земли родимой «несказанный свет».
Венчает нынче
Звёздно и высоко
Души моей светлицу
Твой портрет.

Когда поля, увенчанные синью,
Твою берёзку слушают в тиши,
Любовь тебе свою несёт Россия,
За нежность слова
                             и огонь души.




*  *  *

С лёгкой Вашей руки
В голубое окрашены ставни...
Новый дом зазвенел
По округе смолистым венцом.

Будто улица враз
и светлее и радостней стала
Во вселенной она —
наша точка отсчёта, наш дом.

С нашей лёгкой руки —
Новоселье в домах и скворешнях,
С нашей лёгкой душой
Обживают леса соловьи.

И от доброй любви
В наших детях продолжимся вечно.
И земле нашей вечно,
Как вешнему саду, цвести.




*  *  *

А в апреле голова закружится,
Станет не до сна.
Я — художник,
Ты — моя натурщица,
Юная весна.

Тополиным пухом
Чуть припудренной
Ангелом греха,
Выпишу тебя,
Зеленокудрая,
На холсте стиха...

В липовом цветенье
                             каждой веточки
Томно и хмельно,
Подкатило ты
Нежданно,
Летечко,
К девке под окно.

Полдень
Паутинок тонким кружевом
Заплетёт леса,
Я — художник,
Ты — моя натурщица,
Августа краса.

С плеч в загаре, осень,
Шаль цыганскую сбросить
Не спеши.

Хладны ночи,
Ярче в небе светятся
звёздочки души.

С вихрями сомнений
День закружится
Вьюгой января.

Я — художник,
Ты — моя натурщица,
Жизнь моя.




*  *  *

У соседа бассейн во дворе.
Зной кругом.
Здесь же воздух прохладен.

Вьются ласточки —
Сердцу отрада
утра раннего в серебре.

Вьются ласточки
Дружной семьёй,
Обучают своих перволетков.

В этом пекле
Десятого лета
Новой эры, тревожной такой.

Но не вечен же этот зной
под твоею, Всевышний,
Десницей.

Вьются ласточки — живы птицы.
И на сердце
Любовь и Покой.




*  *  *

Но мы туда
и цента не возьмём,

В те лабиринты
Беспросветных далей.

Живём, пока живём.
Поём и пьём —
Кто за любовь и жизнь,
Кто — за медали...

Но мы туда
И цента
             не возьмём...




*  *  *

С верой в святое Евангелие
Всечасно молю у зари:
— Добра, милосердия ангел,
В душах
           людей
                   воспари...



Источник: Краев Ю. В. Трудно человеку без тепла. Белгород, ЛитКараВан, 2014, стр. 68-86

Виталий Волобуев, оцифровка, 2015