Главная // Книжная полка // Виталий Волобуев // Виталий Волобуев. Разлуки и встречи. Из книги «Разлуки и встречи». 2006


ВИТАЛИЙ ВОЛОБУЕВ

РАЗЛУКИ И ВСТРЕЧИ

Из книги «Разлуки и встречи» (2006)


*  *  *

Я тобою подстрелен, как птица,
Обезумев от боли, кричу,
Суждено мне о камни разбиться,
Только верить никак не хочу.
Как охотник, меня ты следила,
И на самом высоком лету
Ты такие заряды всадила,
Что уж неба я не обрету.
Я еще различаю каменья,
На какие навеки паду,
И безумную радость паденья
У неведомой смерти краду.
Но тебе, столь удачный охотник,
Утешения не обрести,
Да и птицы, меня беззаботней,
Никогда и нигде не найти.

1992




*  *  *


Прощай, моя любовь, нам приговор подписан,
Не станем обвинять друг друга — так пришлось,
Наш календарь с тобой до корки перелистан,
Была любовь, была — ее не сменит злость.
Твоя ли в том вина, моя ли — не об этом
Задумаешься вдруг, перебирая дни,
А вот — была любовь, и жил манящим светом,
А нынче — темнота, погашены огни.
Быть может, был я слаб, но я тебя не предал,
Сильнее я не стал, мне больно оставлять
Столь хрупкую мечту, ей приговор неведом,
И я ей ничего не стану объяснять.
Прощай, моя любовь, прощай, моя надежда,
Уж так мне не любить, жестоким был урок,
Явилась ты ко мне в одеждах белоснежных,
Ты та во мне жива, и я не одинок.

1992




*  *  *

Вот и снова я наказан
За доверчивость свою,
Понимать не хочет разум,
Что я снова на краю.
Что опять на берег брошен
Неуемною волной,
Изувечен, уничтожен —
Ну за что ты так со мной?
Испугалась, оторвалась,
Отбивалась от меня,
А немножко оставалось
До манящего огня.
Закачало, заштормило,
Разлучило нас волной,
И остался я без милой —
Ну за что ты так со мной?

1992




*  *  *

Еду услышать плохие слова,
Еду — душа ни жива, ни мертва,
Что меня ждет, я не знаю.
Еду, а поезд не хочет везти,
Не доезжая, застыл на пути,
Я его не обвиняю.

Сам не хочу, как когда-то, быстрей,
Встретить тебя и обнять у дверей,
И задохнуться от жажды.
За ночь, в которую спать не пришлось,
Перегорела вчерашняя злость,
Пусто на сердце и страшно.

1992




*  *  *

Никогда уже не возвратится
То, что я разрушив, потерял,
Сколько раз боялся я влюбиться,
И опять ошибки повторял.
Было все, но не было потери
Для меня страшнее никогда,
Чем когда ты перестала верить
Сердцу моему, и нет суда
Строже, чем холодное вниманье,
Равнодушный и беззлобный взгляд.
Я боюсь, как смерти, расставанья,
И смеюсь, и плачу невпопад.

1992




*  *  *

Я хочу, чтоб ты меня ждала,
Я вернусь, веселый и негрубый,
Ты отложишь все свои дела
И обнимешь, и подставишь губы.
Как тебя я стану целовать! —
Никогда такого не бывало,
И смогу неверие сломать,
И тебя опять мне будет мало.
Никуда тебя не отпущу,
Никому тебя я не доверю,
И слова такие отыщу,
Чтоб забылась прошлая потеря.
Мне свои не дороги дела,
Брошу все, твоих объятий ради,
Только б ты меня еще ждала,
Только б я желанье не растратил.

1992




*  *  *

Когда ты меня позвала,
Я все позабыл и примчался,
Метель безутешно мела,
И тополь под ветром качался.
Мы встретились, было тепло,
И нежность былая проснулась,
Но улицы все замело,
И ты от меня отвернулась.
Когда ты меня прогнала,
Как долго я брел до вокзала!
И больше метель не мела,
И ты ничего не сказала.

1992




*  *  *

Разлуки и встречи, разлуки и встречи,
И жизнь, словно море — прилив и отлив,
Вот еду к тебе — зажигаются свечи,
Вот еду обратно — и взгляд сиротлив.
Когда же, когда же не будет разлуки,
Когда же волна не откатит назад?
О, как не хочу твои выпустить руки!
О, как я люблю этот бережный взгляд!
У нашей любви терпеливое сердце,
Другое давно бы сгорело дотла,
А мы только вместе умеем согреться,
И ночь — словно миг, и неделя — мала.
Разлуки и встречи, разлуки и встречи,
Быть может, и море так дорого нам
За то, что отлив и прилив бесконечны,
И так хорошо отдаваться волнам.

1992




*  *  *

И куст на диком берегу,
И это облако над нами,
И чаек гомон над волнами
В остывшем сердце берегу.

Наверно, мы виновны сами,
Что в нашем северном снегу,
Под холодящими ветрами
Застыли в замкнутом кругу.

Но куст, и облако, и берег,
Неугомонных чаек крик —
Мир этот вовсе не потерян.

Он далеко, но в нашей воле
Приблизить вновь желанный миг.
Увы! Приблизить, но не боле...

1992




*  *  *

Отучаешь от себя, отлучаешь постепенно,
Дуют с севера ветра, остужая наш ночлег,
И на юге холода — череда барашков пенных
С волн студеных кроет пляж, словно белый снег.
Вот и мы с тобою врозь, неуместно сожаленье,
Не сложилось, не сбылось, не случилось, как могло,
И снежинок озорных неустанное круженье
Заметает белым-белым все, что было, да прошло.
Скоро солнце подожжет задремавшую округу,
Скоро травы разорвут прошлогоднюю листву,
Но потеряны агаты, что дарили мы друг другу
На уютном побережье, где я в снах теперь живу.

1992




*  *  *

Слушаешь снежной метели круженье,
Смотришь на свежий сугроб из окна —
Вдруг разыграется воображенье:
Видишь, что ты, как и раньше, одна.
Радость свободы тобой овладеет,
Вольностью прежней повеет на миг,
И замечаешь, как сердце хладеет,
Серой тоской покрывается лик.
И забывается горечь разлада,
Катится вниз золотая слеза:
— Ну почему его видеть не рада,
А без него не просохнут глаза?

1992




*  *  *

Вот и настал свиданья час,
Его оттягивал я долго, —
Тебя вело лишь чувство долга,
Во мне последний свет погас.
Как будто было не у нас
Все, чем мы жили и дышали,
И то, что вспыхнуло вначале,
Взметнулось вдруг — в последний раз,
Как огонек свечи оплывшей,
Предчувствуя последний вздох...
Стою перед любовью бывшей —
Неужто выдержать я смог?

1993




*  *  *

Облаком ласковым выплывут вечером
Белые плечи твои,
О, это облако так переменчиво —
Грешные мысли таи!
О, это облако — пламени тайного
Столь ненадежный покров —
Может от взгляда открыться случайного,
От сочетания слов.
Мимо пройдешь — и глаза затуманятся,
Рядом стоишь — не вздохнуть,
Глянешь — как будто заря занимается,
Солнце слепит. Но отнюдь —
Этому зареву дальнему, тайному,
Не надо мною гореть,
Милому облаку, другу случайному
Мимо и мимо лететь.

1994




*  *  *

Будет утро, будет долгий вечер,
А потом таинственная ночь,
Там под шепот губ зажгутся свечи,
Тьму разлуки прогоняя прочь.

И когда уж станет нам невмочь
Удержать заждавшиеся руки,
Тихий стон невыраженной муки
Улетит в растроганную ночь.

И погаснут дрогнувшие плечи,
Забелеют окна, как цветы,
И твои разнеженные плечи.

Поскорее бы — от суеты,
От тоски обыденной и скуки,
В чудный плен — в желающие руки.

1995




*  *  *

Глаза большие, голубые,
Античной тонкости черты, —
Такой увидел я впервые
Тебя, но то, что это ты

Еще не знал, когда влюбился
Не рассуждая, в этот лик,
В незабываемый тот миг,
Когда твой образ проявился.

Еще не мог произнести
Такого теплого, родного,
И приближающего «ты».

Но пела птица счастья снова,
Когда ты вымолвила слово
Неосторожное — «Прости...»

1995




В ЭТОМ ДОМЕ

Что меня привело, я не знаю,
Но прислала меня не печаль,
Я пришел к тебе, фея лесная,
Одолев непросветную даль.
Надышаться твоим ароматом,
Посидеть у огня, не дыша,
И побыть тебе другом и братом,
Чтоб к душе прикоснулась душа.
Позабыть обо всем наболевшем,
Ни о чем не сказать, говоря,
Посидеть у свечи отгоревшей,
Пока в окна не глянет заря.
И уйти, как уходят из дома,
Не прощаясь, не глядя назад.
Как мне эта дорога знакома!
Как приветлив ухоженный сад!

1995




*  *  *

У тебя хорошо, как у моря,
Набегает тихонько волна,
И уже ни печали, ни горя,
Словно после спокойного сна.
Замирает волна, отступает,
Затирая узор на песке,
И опять, набегая, вскипает,
Затихая в безмолвной тоске.
Отдыхает душа на свободе,
Улетает в простор голубой,
И, как ясное солнце восходит,
Так она обретает покой.

1996




*  *  *

Крымский берег, разговоры у костра,
Камни, скалы, золотые вечера,
Это было, как в давно ушедшем сне,
Что тревожит и печалится во мне.
Наслаждались мы летящею волной,
Жгучим солнцем над тобой и надо мной,
Крики чаек лишь теперь наводят грусть,
А тогда надоедали — ну и пусть.
Все равно мы доберемся до него,
До обманчивого моря моего,
Окунемся в радость волн и шелест гор.
И продолжим с полуслова разговор,

1996




*  *  *

Вечер таинственный, голос простуженный,
Жар, и немеет рука,
Ты несчастливая, я не твой суженый,
Не оттого ли тоска.
Взять бы за руку тебя занемевшую,
Да увести от гостей,
Плечи твои обнимать побелевшие
Жарко, до хруста костей.
Взгляды прощальные, вздохи негромкие,
Рук разговор у двери.
Вечер таинственный, мысли нескромные,
И не уснуть до зари…

1996




*  *  *

И это было не во сне, а в этом городе,
Холодный снег ложился тихо, как во сне,
Мы шли вдвоем и находили в этом холоде,
Все, что так нравилось тогда тебе и мне.
Теперь весна, и снег ушел, водой разнежился,
И убежал, как молодой жених к реке,
И ветерок от них двоих повеял свежестью,
И замерла моя рука в твоей руке.
Не уходи, не прерывай очарования,
Еще до лета столько времени у нас,
Пускай продлится наше первое свидание,
Пускай продлится наш с тобою первый раз...

1996




*  *  *

А женщина желанная уходит,
Как милая весенняя пора.
Вчера еще не думал о погоде,
А нынче — то ненастье, то жара.
Откуда налетели эти ветры,
Что рвут из рук букетик полевой,
И листьев пожелтевшие конверты,
Как письма из беспечности былой.
О как же не ценили мы уюта
Недолгого вечернего тепла,
Как дорога последняя минута,
Пока еще в метели не ушла
Та женщина, желаннее которой
Не будет ни во сне, ни наяву,
Несбывшиеся радости и ссоры,
Которые ни с кем не проживу.

2001




*  *  *

Ты опять со мной, моя хорошая,
Я опять с тобою не прощусь.
На дворе снежинок мокрых крошево,
На душе непрошеная грусть.

— Уходи, — скажу, а ты не сдвинешься,
— Оставайся! — Тут же убежишь.
Так живем — пошепчемся, обнимемся,
И потом расходимся всю жизнь.

2003


Источник: Виталий Волобуев. Разлуки и встречи. Белгород, Издательство Шаповалова, 2006, стр. 48-69




Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2015



Следующие материалы:
Предыдущие материалы: