Главная // Книжная полка // Виталий Волобуев // Галина Слёзкина. Слово современника. 2016

ГАЛИНА СЛЁЗКИНА

СЛОВО СОВРЕМЕННИКА

О стихах Виталия Волобуева


Стихи известного белгородского поэта Виталия Николаевича Волобуева настолько близки по своему содержанию его поколению, пережившему все потрясения конца прошлого века, что иначе, как слово современника, о них и не скажешь. Более того, в этом слове современника сохранены все духовные ценности не только разрушенной упомянутыми потрясениями страны — в нём живут ценности исконной России, которые хранит в нас генетическая память.

          Когда шумят деревья,
          Спокойно на душе...
                   В. Молчанов


Пускай шумят деревья
Роскошною листвой,
Пока наряд их древний
Не обретёт покой.

Я был рождён деревней,
Деревьями крещён,
В их веру обращён
Весной лесной царевной.

Так пусть они шумят
С любой душою в лад,
Пусть будет нам спокойно.

Пусть в зной и в холода
Шумят они всегда
То лиственно, то хвойно.

«Я был рождён деревней», — по одной этой строчке можно определить весь творческий настрой поэта, все его мысли и чаяния.

Деревня! По сути, это начало родины, потому что без деревни огромная страна Россия просто немыслима. Зачастую именно из деревни выходили великие сыны России, имена которых навсегда остались в анналах истории. А почему так? Может потому, что именно в деревне-кормилице познаётся самый тяжкий и насущный труд земледельца, хлебороба. И ещё, пожалуй, потому, что именно в русской деревне, во все времена, как высший идеал, остаётся неистребимым дух православия. Иначе как в наше время, когда, казалось бы, разрушено всё лучшее, что породила русская деревня, русская земля, могло быть создано вот это стихотворение:

На святое Крещение
Попрошу я прощения
За своё возвращение
Под крыло у Христа.

Был я долго безбожником,
Словно беглым острожником,
Но свободным художником
Не бывал никогда.

А теперь — воля-волюшка,
Жизнь — как чистое полюшко,
И желанная долюшка
Сердце верой согреть.

Помолюсь — и откроется
Обретённая Троица,
Жизнь земная устроится
И рассеется смерть.


Подспудно, между строчками, поэт сумел выразить всю социально-психологическую драму, переживаемую русским народом с начала девяностых годов прошлого века, и не оконченную по сей день. И в строчках, и между ними отметит читатель всё содержание этой драмы. Тут и нескончаемость наших заблуждений, и соблазны пагубной свободы, и неизбежность покаяния, и, наконец, неистребимая надежда на то, что «жизнь земная устроится». Однако, самая изумительная строчка в стихотворении — «Обретённая Троица». Этот изумительный образ, открывается лирическому герою через молитву.

Образ обретённой Троицы невольно ассоциируется с образом русской души, пробудившейся от смрадного удушья, очищенной покаянием, и победившей Голгофу. Об этом же, довольно иносказательно говорится в другом стихотворении:

Наступает страстная седмица,
На Голгофу таинственный путь,
И душа, как невеста, стремится
Сына чашу сию не минуть.

Всю пройти непростую дорогу,
Со Спасителем крест пронести,
Прикоснуться к рождённому Богу
На его невозвратном пути.

Всю неделю в посте и молитве
Очищаться, внимая страстям,
В ежедневной мучительной битве
Отбиваясь от мелочных драм.

И когда Божий сын вознесётся,
Излучая сияющий свет,
Возвратится душа к первородству
Безгреховных младенческих лет.

А к утру, когда луч первозданный
Засверкает с весенних небес,
Станем вестью делиться желанной,
Что воистину Сыне воскрес!


Подспудно в этом стихотворении с Воскресшим Сыном Божьим ассоциируется воскресшая и возвратившаяся в младенческое первородство душа русского народа.

Удивительно, что стихи Виталия Волобуева, обозначенные, как христианская лирика, лишена всякой мистики — она полна самых радужных надежд на лучшее.

Однако же, лирический герой Волобуева — не просто наивный мечтатель, обративший свой взор в небеса, и безмятежно уверенный в том, что всё будет хорошо. Кроме религиозной, у него есть ещё лирика гражданская, в которой он помнит, к примеру, о подвиге своего народа в годы Великой Отечественной войны:

На вершине Кургана, у ног растревоженной Матери,
Вспоминаются годы, в которые сам не горел,
Но рассказы отца, что я слушал не так уж внимательно,
Вспоминаются здесь, на продутой ветрами горе.


Есть у него лирика философская, в которой затронуты самые насущные вопросы бытия. Как, например, в стихотворении «Бездорожье»

Я с детства любил бездорожье,
Ходил без дорог, прямиком,
В деревне асфальт не положен,
Тогда был, я брёл босиком.

Но верил — большая дорога
У нашей великой страны,
А вот у врагов — безнадёга,
Им хочется новой войны.

Но тут подоспела измена —
Обманом дорогу сменив,
Нас вывели вроде из плена,
В другую тюрьму засадив.

Дороги асфальтом залиты —
Иди — и придёшь в никуда,
А души людские забыты,
Вот главная наша беда.

И тут не обманешься ложью,
Когда всё понятней уже:
Беда — не само бездорожье,
Беда — бездорожье в душе.


Бездорожье в душе…. Так уже при помощи иных метафор поэт отражает в своих стихах глобальные проблемы нашего нынешнего бытия. А откуда она эта беда? Бездорожье в душе? Ведь его может ощутить самый хороший и нормальный человек, если он, к примеру, «деревней рождён».

Когда-то давно, в далёких 80-х годах, молодой тогда ещё поэт Виталий Волобуев писал:

Невысокая горушка,
Неширокая река,
Лес, да поле, да избушка,
Да шальные облака -
Вот и вся моя обитель,
И отрада и беда.
Не могу её обидеть
И не еду никуда.


А теперь… Деревня, из которой поэт зарекался никуда не уехать. Ведь нет её этой деревни. Разорённая, растерзанная, она так и останется вечной болью души…. Однако же — «Обретённая Троица»…. Может, она свершит чудо и воскресит русскую деревню, как воскресила умирающую русскую душу.

Кстати сказать, это стихотворение включено в новый поэтический сборник Виталия Николаевича Волобуева — «На берегу вселенной» (Избранная лирика. Издательство «Константа», 2015).

Читая стихи этой новой книги, стихи, написанные в конце прошлого века, думаешь найти в них некий позитив, безмятежность — черты столь свойственные многим авторам того, ещё относительно спокойного, времени, но увы…. Настоящему поэту свойственно в той или иной мере быть провидцем. Вот и Виталий Николаевич ещё в далёком 1988 году написал такое стихотворение:

Вымерла деревня, высохли дома,
Ночью звёзд не видно, непроглядна тьма,
Домовые плачут, одичал погост,
Ласточки весною не заводят гнёзд.
Окнами пустыми смотрит в огород
Старая хатёнка, низенький порог,
На столе столетнем пыли на вершок,
На тыну забытый сушится горшок.
Брошено жилище, буйствует бурьян,
Ветер в трубах свищет, ищет поселян.
Ни петух не крикнет, ни залает пёс….
Только пух кружится опустевших гнёзд.


Возможно, в то далёкое время подобная, столь живописная и печальная картинка, могла восприниматься, как некий частный случай. Однако, с позиции нынешнего дня, вся суть стихотворения воспринимается, как начало великих бед. Наверное, их предчувствовала душа поэта….

Есть в этой книге немало стихотворений, которые для наглядности, хочется повторить слово в слово. Например, вот это:

Я отвык от тракторных педалей,
От руля и чутких рычагов,
Погружённый в мир чужих печалей,
Мудрых мыслей и красивых слов.
Но вчера забросил я блокноты,
Сел в кабину, обнял тонкий руль,
Гладил нежно маленькие кнопки,
Говорил тихонько: — Не горюй.
Мы с тобой, дружок, ещё попашем,
Мы ещё прокатимся в поля.
Только он забыл о дружбе нашей
И вздохнул, за долгий день уставший:
— Вылезай, не надо нам ля-ля…


Написанное в том же далёком 1988 году, это стихотворение, в определённом смысле, передаёт чувства самого автора.… Уезжая в город, начиная, совсем новую жизнь, он, конечно же, будет тосковать по отчему дому, по родной деревне, которую там, издалека, будет любить ещё горячее. И свидетельство тому — множество прекрасных стихов, изображающих деревню, первозданную красоту её природы. Тут и стихи о юношеской любви, и стихи о размеренном быте, в котором живут неутомимые труженики села. Собственно им, всем своим землякам, жителям хутора Дружный и всему родному краю, Белгородчине посвящает поэт Виталий Николаевич Волобуев новую книгу избранной лирики.

Тем не менее, среди прекрасных, жизнеутверждающих стихотворений, нет-нет, да и промелькнёт нечто тревожное, болезненное.

Птицу сбили на взлёте,
Птица падала с неба...


Так начинается одно из стихотворений книги. Но особенно изумляет концовка:

Люди делали дело:
Заряжали картечью,
Говорили слова…


Год семьдесят девятый, а чудится — девяностый.… Как бы то ни было, поэт в России больше, чем поэт. И это не просто слова. По характеру своего дарования, Виталий Волобуев — тончайший лирик, его стихи, о деревне, о природе, о любви — это прекрасный материал для отдельной статьи. Но, не в меньшей, если не в большей степени, это поэт-гражданин, поэт-патриот, беззаветно преданный своей Родине. И об этом говорит его более позднее творчество. Творчество, довольно ярко отразившее драматическую эпоху нашей жизни, эпоху, связавшую конец века прошлого и начало века нынешнего.

И самое замечательное, что в этих произведениях уже зрелого мастера ярким пламенем горит вера в духовные силы своего народа, в неизбежность возрождения всех ценностей, разрушенных в годы лихолетья.

2016


Следующие материалы:
Предыдущие материалы: