Главная // Книжная полка // Галина Слёзкина // Галина Слёзкина. Ниспошлите, небеса, покоя... 2016


ГАЛИНА СЛЁЗКИНА

НИСПОШЛИТЕ, НЕБЕСА, ПОКОЯ...

О стихах Сергея Анохина

Поэт волен писать, о чём угодно. Как правило, о сокровенном, о чём болит душа. Именно чуткость и ранимость души волнует в стихах Сергея Анохона.


*  *  *

Ниспошлите, небеса, покоя —
Пусть не знаю, что это такое,
Подсознаньем я его хочу!
Пережил я горе и усталость,
На закате жизни своей малость —
Отдыха от бедствий — получу?
По холмам осенним поблуждаю.
Веря, что не боль и не беда я,
С добрыми людьми поговорю;
И потом, как все земные гости.
На погосте грея свои кости.
На быльё с улыбкой посмотрю...


Это стихотворение из цикла — «Тяжёлая ноша покоя». А в чём же она состоит эта ноша? Наверное, это ноша воспоминаний, ноша всего пережитого. Именно в состоянии покоя человеку свойственно в мыслях оглядываться на прожитый путь, вспоминать, (Пережил я горе и усталость), делать выводы. Стихи Сергея Анохина отличаются, какой-то особой мягкостью суждений, я бы даже рискнула сказать, христианским смирением. Его лирический герой принимает реальность такою, какая она есть. И если даже очень больно, он не станет кричать, бунтовать. Он примет всё как есть. Но именно в этом таится что-то очень притягательное, волнующее.

СЧАСТЬЕ

Не сон, а дрёму,
не ласку — жалость
несла другому,
а мне
досталась...


Вот, оно какое бывает — счастье! Не завоёванное, не вырванное у соперника, а, скорее, выстраданное в молчаливом долготерпении. Может быть это счастье того, выросшего мальчика, от которого, когда-то уходил отец…

УХОДИЛ ОТЕЦ

Взял чемодан. Повёл плечами.
Сказал: «Сынок, иди сюда.
Отдай записку эту маме.
Я уезжаю. Навсегда...»

Утёр слезу, а может, просто
от глаз моих прикрыл глаза
и зашагал по полю проса
туда, где ширилась гроза.

Был вечер надвое расколот,
краснело солнце над леском,
но с туч тяжёлых мне за ворот
уже тянуло холодком.

И я от солнца к чёрным тучам
отца помчался догонять,
а детство плакало беззвучно
и отставало от меня.


Какие пронзительные строчки! Как свежо и естественно отражена боль души маленького человека! При этом, он тоже, как взрослый, не бунтует, не ожесточается. Он принимает всё, как есть. «… детство плакало беззвучно». Как же рано порой познаётся эта боль души! И боль, и ранимость, и неспособность, неумение ответить злом на зло.

Тяжёлая ноша покоя, иначе сказать, определённое состояние души, выражено вот в этих стихотворениях:

НОЧНАЯ ДУМА

Ночная пространная дума
о вечности сводит с ума:
вселенной неслышного шума
полна невесомая тьма.

Звезда, догоревшая где-то,
сквозь бездны времён и простор,
желтея мерцающим светом,
о жизни кричит до сих пор.

Из хаоса складок пространства,
не ведая правды и лжи,
вещает о смерти пространно
ещё не рождённая жизнь.

И птица ночная, тревожно
метнувшись вдоль кромки конька,
несёт свою тень — осторожно! —
сквозь чьи-то миры и века.



*  *  *

Сквозь мысли,
сквозь слово,
сквозь тело,
сквозь чувства любви неумелой
себя заполняю собой;
и всё, что в себе не заполнил
и что о себе не запомнил,
моей назовёшь ты судьбой.

Да разве судьба в недопетом
или в расставанье с рассветом,
последним в недолгом пути?

Судьба в том таится, родная,
что путь мой, который познаю,
уже никому не пройти...

И каждому, так же как мне,
расти у себя в глубине.


Тонкое, особенное, присущее одному лишь автору осмысление человеческого бытия и всего окружающего мира запечатлено в этих строчках: «Судьба в том таится, родная, что путь мой, который познаю, уже никому не пройти….». Кажется, ничего нового не сказано в этих строчках, и тем не менее... Пронзает внезапная мысль о том, что всё тобой пережитое — оно только тебе дано, оно только твоё и ничьё больше. И, чудится, автор подтверждает твои мысли:

*  *  *

Живые истоки мои,
Вы там, где ромашки и клевер,
Где бабушкин домик стоит
С забитым окошком на север;
Вы там, где в студёном пруду
Скользят обомшелые щуки,
А ночью качают звезду
Колючей шелковицы руки;
Где прячутся в каждом логу
Тропинки недолгого детства,
Где неторопливо могу
В себя, словно в реку,
Вглядеться….


Вглядеться в самого себя. Эта мысль, кажется, пронизывает всё творчество Сергея Михайловича Анохина. Особенность его поэтического дара именно в созерцательности. Его лирический герой более созерцателен, нежели эмоционален. Без всякой лести скажу, что созерцатель ассоциируется в моём сознании с древним мудрецом. И уж никак не поспоришь с тем, что стихи Анохина лишены страстей; страстей, столь присущих поэзии вообще. Но именно созерцательность делает его стихи оригинальными, не похожими ни на чьи другие.

«Ниспошлите, небеса, покоя», — просит поэт. Однако, этот вожделенный покой нужен ему не просто дня душевного отдыха. Душа его жаждет созерцания. Того самого созерцания, из которого рождаются его замечательные стихи.

2016


Публикуется по авторской рукописи





Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2016


Галина    Слёзкина.

 






 

 

 

 

Ниспошлите, небеса, покоя

(  о    стихах   Сергея   Анохина)







 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                             

                  -  1 -

 

 

           Поэт    волен    писать,   о   чём     угодно.   Как   правило ,  о    сокровенном,  о   чем    болит   душа.    Именно    чуткость    и   ранимость    души    волнует    в   стихах    Сергея   Анохона.



*  *  *


Ниспошлите, небеса, покоя —
Пусть не знаю, что это такое,
Подсознаньем я его хочу!
Пережил я горе и усталость,
На закате жизни своей малость —
Отдыха от бедствий — получу?
По холмам осенним поблуждаю.
Веря, что не боль и не беда я,
С добрыми людьми поговорю;
И потом, как все земные гости.
На погосте грея свои кости.
На былье с улыбкой посмотрю...
  

 

          Это    стихотворение    из    цикла  -  «Тяжёлая    ноша    покоя»   А    в   чём   же   она   состоит    эта   ноша?   Наверное,   это    ноша    воспоминаний,   ноша    всего   пережитого.    Именно    в   состоянии   покоя,   человеку    свойственно    в   мыслях   оглядываться   на   прожитый    путь,   вспоминать,   (Пережил   я  горе   и  усталость),   делать   выводы.   Стихи   Сергея    Анохина   отличаются,   какой – то   особой   мягкостью    суждений,   я   бы   даже   рискнула   сказать,  христианским    смирением.   Его   лирический    герой    принимает    реальность     такою,   какая   она   есть.   И   если   даже    очень    больно,  он   не   станет   кричать,   бунтовать.   Он   примет    всё   как   есть.   Но   именно    в   этом   таится    что-то    очень   притягательное,  волнующее.




 

СЧАСТЬЕ

Не   сон, а дрёму,
не ласку — жалость
несла другому,
а мне
досталась...


                                   

 

 

                                      -  2  -

 

 

             Вот,   оно    какое    бывает  -   счастье!   Не   завоёванное,  не   вырванное     у   соперника,   а,  скорее,  выстраданное   в   молчаливом    долготерпении.   Может   быть   это     счастье    того,      выросшего    мальчика,   от    которого,   когда – то   уходил   отец…



УХОДИЛ ОТЕЦ

Взял чемодан. Повёл плечами.
Сказал: «Сынок, иди сюда.
Отдай записку эту маме.
Я уезжаю. Навсегда...»

Утёр слезу, а может, просто
от глаз моих прикрыл глаза
и зашагал по полю проса
туда, где ширилась гроза.

Был вечер надвое расколот,
краснело солнце над леском,
но с туч тяжёлых мне за ворот
уже тянуло холодком.

И я от солнца к чёрным тучам
отца помчался догонять,
а детство плакало беззвучно
и отставало от меня. 

 

 

      Какие    пронзительные    строчки!   Как   свежо   и  естественно    отражена    боль   души   маленького   человека!   При   этом,   он   тоже,  как   взрослый,  не   бунтует,  не   ожесточается.   Он   принимает   всё,  как   есть.    «…   детство    плакало  беззвучно».   Как   же    рано,  порой,   познаётся   эта   боль   души!   И   боль,   и  ранимость,   и   неспособность,   неумение   ответить    злом    на   зло.

       Тяжёлая    ноша   покоя,  иначе    сказать,   определённое    состояние   души,  выражено   вот    в   этих   стихотворениях:

 

НОЧНАЯ ДУМА

Ночная пространная дума
о вечности сводит с ума:
вселенной неслышного шума
полна невесомая тьма.


                 

             

       -  3  -

 

 

Звезда, догоревшая где-то,
сквозь бездны времён и простор,
желтея мерцающим светом,
о жизни кричит до сих пор.

Из хаоса складок пространства,
не ведая правды и лжи,
вещает о смерти пространно
ещё не рождённая жизнь.

И птица ночная, тревожно
метнувшись вдоль кромки конька,
несёт свою тень — осторожно! —
сквозь чьи-то миры и века.



*  *  *

Сквозь мысли,
сквозь слово,
сквозь тело,
сквозь чувства любви неумелой
себя заполняю собой;
и всё, что в себе не заполнил
и что о себе не запомнил,
моей назовёшь ты судьбой.

Да разве судьба в недопетом
или в расставанье с рассветом,
последним в недолгом пути?

Судьба в том таится, родная,
что путь мой, который познаю,
уже никому не пройти...

И каждому, так же как мне,
расти у себя в глубине.   

 

 

 

       Тонкое,  особенное,   присущее   одному   лишь    автору,  осмысление    человеческого    бытия,   и   всего   окружающего    мира   запечатлено   в   этих    строчках….    «Судьба    в   том   таится,   родная,   что    путь   мой,   который   познаю,   уже   никому   не   пройти….».   Кажется,  ничего    нового   не   сказано    в   этих      строчках,   и,   тем   не    менее….    Пронзает    внезапная   мысль   о   том,   что    всё   тобой   пережитое   -   оно    только   тебе    дано,  оно    только    твоё   и    ни   чьё    больше.    И   чудится,   автор    подтверждает    твои   мысли:

 

                                         -  4 –

 

 

***

Живые   истоки   мои,

Вы    там,   где    ромашки    и  клевер,

Где    бабушкин    домик   стоит

С   забитым   окошком   на   север;

Вы   там,   где   в   студёном   пруду

Скользят    обомшелые   щуки,

А   ночью   качают    звезду

Колючей    шелковицы  руки;

Где  прячется    в   каждом   логу

Тропинки   недолгого   детства,

Где    неторопливо   могу

В   себя,   словно    в  реку,

Вглядеться….

 

       Вглядеться    в   самого    себя.   Эта   мысль,  кажется,   пронизывает   всё    творчество   Сергея   Михайловича   Анохина.  Особенность    его    поэтического    дара,   именно    в  созерцательности.    Его    лирический    герой,   более   созерцателен,   нежели   эмоционален.   Без    всякой    лести   скажу,   что   созерцатель   ассоциируется    в   моём   сознании   с   древним    мудрецом.   И   уж   никак    не   поспоришь   с   тем,   что   стихи   Анохина    лишены   страстей;   страстей,  столь   присущих   поэзии   вообще.   Но   именно   созерцательность    делает   его    стихи    оригинальными,  не   похожими,   ни   на   чьи   другие.

         «Ниспошлите, небеса, покоя»,   -    просит   поэт.   Однако,  этот   вожделенный   покой    нужен   ему   не  просто    дня    душевного   отдыха.   Душа   его     жаждет    созерцания.   Того   самого   созерцания,   из   которого    рождаются    его   замечательные    стихи.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 





























































 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


     Мне всё чудится, что «женские» стихи наших современных, поэтесс — это нечто лёгкое, светлое, далёкое от всех тягостных реалий нашей жизни. Однако же.… Ошибаюсь! И вот какое стихотворение нашла у белгородской поэтессы, живущей в Москве, Натальи Савейковой:


*  *  *

         Глядишь так странно и так сурово.
         Уже не больно? Уже не страшно?
                        Л. Абдуллина


Морозный вихрь стихает над столицей.
Над корпусами Боткинской больницы.

Сказать удивило, зацепило — значит ничего не сказать. Просто, неожиданно, драматично. И ещё эта небрежность, выраженная в последней строчке… Подумалось лишь о том, что вольно или невольно, поэт высказывает в своих произведениях нечто из своих личных, может быть, самых сильных переживаний.

А как вообще пишет Наталья Савейкова? О чём?

*  *  *

С грустью гляжу ледяною —
совсем чужестранка.
2006



 


Вот они, горькие реалии бытия, которых, верно, с нетерпением ждёт читатель. Между тем как автор, предельно используя всё своё мастерство, отображает в стихотворении горькие и мучительные переживания. А для человеческих страданий вовсе не обязательны какие-то глобальные потрясения. Жизнь человеческая бывает нестерпимо мучительна уже одной своей быстротечностью, мучительной переменчивостью, какими-то нестерпимыми утратами… «Всё проходит» — сказал обо всём этом ещё библейский мудрец в Экклезиасте. Но сказал об этом просто, сухо, в двух словах. И лишь женскому чувству и женскому таланту свойственно ощутить эту щемящую боль необратимых перемен и выразить её в стихах.

Уж к боли-то, особенно душевной, женская душа гораздо более чувствительна, нежели мужская. И в этом, пожалуй, выражается преимущество женской поэзии:

*  *  *

Жизнь — милосердна: утишь все боли,
идущим трудно путём любви.
На крыльях ветра летит над полем,
пыльца полыни — лети, живи!

Плен обстоятельств кольцом событий
дотла сжигает душевный сор.
В степи ковыльной, где нет укрытий,
кипит похлёбка, горит костёр.

Войска устали, спят перед боем,
скатилось солнце за горизонт.
Под звёздным небом дышит покоем,
шумит волнами Эвксинский Понт.

И жарких маков пылает пламень.
Ладьи и струги плывут вдали.
Но проступают сквозь соль и камень
рубцы и шрамы родной земли.

2011-2015

У стихов Натальи Савейковой, можно сказать, широкая «география»: её чувства и переживания, отталкиваясь от личного, охватывают всё пространство человеческого бытия, чтобы снова возвратится к самой себе:

Ах, как хочется света,
немножко лесной тишины,
чтоб комарик пиликал
на странно настроенной скрипке,
чтобы сосны качались,
касаясь небес, вышины…
И туман проплывал над рекою,
текучий и зыбкий.

Осторожную тень прогонял
ослепительный зной,
опьяняющий сумрак студил
воспалённое тело.
Так бывает, наверное,
каждой весной.
Так бывает,
кому есть до этого дело?

…Между туч золотых
светлой тенью мелькнут сизари…
Дождь забудем…
Вот только б дожить до рассвета,
дотерпеть до утра,
продержаться до самой зари:
с головой окунуться
в неспешную радугу света.

2011


Может, кому-то было бы трудно ответить на вопрос: о чём это стихотворение? А я без запинки ответила бы: это стихотворение о счастье! Именно таким предстаёт окружающий мир счастливому человеку. Однако, далеко не каждому пишущему дано передать своё состояние счастья вот таким способом, то есть через отражение его в окружающей среде.

Во все времена женская душа немыслима без любви. А в стихах о любви важно лишь по-своему, своим языком выразить это чувство.

*  *  *

Измученное сердце, верно, знает,
как шелуха с моей души спадает
и осыпается, как лист в сухом лесу.
Мою судьбу ты держишь на весу.
И оттепель, пришедшая некстати:
заплаточка легла к другой заплате…
Жизнь осыпается, как лист в сухом лесу.
Огонь свечи я в комнату внесу,
огонь свечи чуть освещает мрак.
Живу впотьмах, давно живу не так…
День осыпается, как лист в сухом лесу.
Мою судьбу ты держишь на весу.

2014


Наталья Николаевна Савейкова — автор четырёх поэтических сборников: «Имя твоё» (Воронеж,1983), «Неведомые письмена» (Киев,1995), «Звучащая радость» (Киев, 2003) и «Свет вечерний» (Москва, 2015).

Стихи Натальи Савейковой написаны ярким, выразительным языком. В них наша жизнь, наши чувства. Любой читатель найдёт в них нечто своё, на что откликнется его душа.

2016

Публикуется по авторской рукописи

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

-

1

-

Одно из стихотворений

известной Белгородской поэтессы Татьяны

Ивановны Олейниковой сразу же запало мне в душу. Перечитывая его снова

и снова, я всё глубже постигала его

философский настрой, запечатлённый в

нём тревожный дух нашего в

ремени, а так же, знакомое каждому зрелому

человеку

, смутное, порой, на мгновение захватывающее чувство того, «будто

час подошёл». И самое удивительное состоит в том, что написанное в

далёком восемьдесят первом году,

это стихотворение звучит так, бу

дто

написано сегодня. Тем более, что автор

вольно или невольно

-

подводит

в

нём определённые итоги

своей судьбы, своей жизни....

А то, что спустя

многие

годы,

стихотворение

не ут

ратило своей све

жести, актуальности,

говорит само за себя. Лишь настоящая поэзия остаётся неподвластной

времени, волнуя сердце читателя, и сегодня, и спустя годы.

*

*

*

Так живу, будто час подошёл

Распрощаться

навеки с тобою,

Жизнь моя. Ты стелила не шёлк

Мне под ноги. Ты стала тропою

Каменистой, крутой на подъём.

Ты была и провалом, и кручей...

Так живу, будто стала могучей

Я сама в ожиданье своём

И паденья, и взлёта, и славы,

И тебя, золотая строка!

Так живу, бу

дто встали века

За спиной, словно Гость небывалый...

1981

Татьяна Ивановна Олейникова

-

автор восьми поэтических книг. Начало

её творче

ства уходит в самую середину

минувшего двадцато

го века. Однако,

даже в то,

казал

ось бы, безмятежное время, молодая поэтесса не

заним

ается

жен

скими поделками. У неё большой талант, дающий воз

можность поэтически

отобразить

реальность бытия, а не выдуманную сказку. И потому, уже в

1965 году, у не

ё написано вот, такое стихотворение:

*

*

*

А.

Что ты мечешься, август?

Что рвёшь провода?

Вот и время ушло

Секундами чёткими.

Видишь? Падает звонко

Голубая звезда.

Видишь? Небо качнулось

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Следующие материалы:
Предыдущие материалы: