Главная // Книжная полка // Валерий Игин // Валерий Игин. Мечта. 2017


ВАЛЕРИЙ ИГИН

МЕЧТА


1.


Обычно, многие творческие личности не склонны посвящать посторонних в тайны своего ремесла. Почему? Да в силу скрываемого или не очень скрываемого суеверия, суть которого в том, что всё озвученное заранее, может не состояться на деле. А дальше последуют всевозможные измышления молвы. На самом деле (сужу на основании своего опыта) на практике чаще всего и происходит отклонение от якобы установленных канонов творчества. Если честно и прямо сказать, то происходит нечто подобное, что бывает и в жизни. Казалось бы, логика развития событий должна привести к известному, или как минимум к ожидаемому позитивному результату. И вдруг — катастрофа, всё пошло насмарку...То есть жизнь в целом оказывается гораздо сложнее, динамика её имела какие-то и скрытые механизмы. Это касается, пожалуй, всех сфер жизнедеятельности, в том числе и политико-государственного устройства...


Помнится — «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». Через 20 лет коммунизма не случилось, и, тем не менее, стране-победительнице фашизма люди продолжали верить, верить в её идеалы. Ведь были у неё и настоящие реальные космические свершения! Один полёт Юрия Алексеевича Гагарина чего стоит! Свершилась мечта всего человечества — обозреть глазами космонавта всю Землю с высоты, увидеть её красоту и хрупкость одновременно. И, правда, многие мечты сбывались...Мечта становилась верным, физически осязаемым и духовным ориентиром и для общества, и для государства, и для каждого индивида. Диалектический материализм как бы творил на деле реальные чудеса. И никто не мог, вслух тем более, сказать, озвучить, к примеру, в 1971 году мысль о том, что через 20 лет СССР рухнет, распадётся, исчезнет с карты политической арены...

Мне не раз доводилось с болью говорить о своих чувствах в связи с этим, как человека рождённого в СССР — стране пятнадцати республик. В одночасье в 45 лет я оказался жителем всего лишь одной... Это невозможно представить, но для понимания скажу — если моё сознание поделить на 15 частей, а позволить жизнь продолжать только одной, то... сумасшествие почти неизбежно. И оно, подобное сумасшествие в общественном сознании, в 90-е годы чуть ли не привело к уничтожению и России, моей, получается, малой родины. Что спасло от катастрофы? Как человек, связанный с творческим ремеслом и проживший свыше 70 лет в России на Белгородчине рискну без обиняков сказать — спасла нас всех, в том числе наряду со многими факторами, её величество Мечта.


2.


Размышления о Мечтах ко мне, семидесятилетнему человеку пришли вновь не случайно. Дело в том, что одна из них исполнилась через шестьдесят с лишним лет... Несмотря ни на что, несмотря на смену эпох, общественно-политического устройства в первой половине августа 2017 года я побывал в Международном детском центре «Артек»... И не просто побывал, но и поучаствовал в ряде мероприятий. Иначе говоря, с позволения «хозяев» могу называть себя и «Артековцем».

Но всё по порядку...


3.

Вспоминаю — 1957 год, Киселёвская семилетняя школа Велико-Михайловского района Курской области. Это слобода, где в том числе, родилась знаменитая 1-я конная армия С. М. Буденного. На территории слободы был создан в советское время и работает до сих пор музей Первой конной армии.

Я — пионер, успешно учусь в четвёртом классе. Передовик по сбору макулатуры. Моя активность, высокая успеваемость и примерное поведение были отмечены администрацией школы. Однажды на пионерской линейке было объявлено о премировании, поощрении меня поездкой в ближайшее время в Крым, в самый известный и лучший в стране пионерский лагерь имени В. И. Ленина Артек. Сегодня невозможно вспомнить доподлинное состояние моей души в ту минуту, в те часы, в те дни. Но чётко помню: воображение рисовало нечто из сказки под лучами ласкового южного солнца, омываемого нежной и бесконечной морской волной. И повсюду слышались весёлые голоса сытых мальчишек и девчонок.

Не скрою – слюнки текли от предвкушения встречи с «островом детского счастья»... Причём, чем больше мама складывала обновок (в школе выдали целый список вещей, которые нужно иметь во время пребывания в лагере) в купленном по этому случае чемоданчике, тем как бы яснее становились видения с моим участием. Придя домой из школы, я метался к чемоданчику и с нескрываемой радостью обнаруживал пополнение в вещах. Как сейчас помню — особенно радовался купленному новому шелковому не мнущемуся красному галстуку. В конце концов, уговорил маму позволить мне его примерить...

Конечно, и вся семья радовалась моей предстоящей поездке, а братик (мой двойняшка) с нескрываемым восторгом напутствовал, мол, чтоб хорошо всё запоминал и по приезде рассказал, что такое Артек. У нас с ним было так заведено — рассказывать друг другу об увиденных врозь кинофильмах, услышанных историях, событиях из жизни села, прочитанных книгах и прочее. Оставалось несколько дней до отъезда, об этом напоминал полностью укомплектованный требуемым набором вещей чемоданчик.

В один из ближайших вечеров (дня за два-три до моего отъезда) на пороге нашего ведомственного дома (папа возглавлял ветеринарный участок и поэтому семье было предоставлено казённое жильё) появился директор школы. Через минуту-другую отец предложил всем остальным членам семьи на полчасика выйти на улицу. С подобной просьбой папа обращался не раз при посещении дома начальством, да и вообще посторонними людьми. Конечно, если позволяли погодные условия. В противном случае и мама, и мы с братиком, и сестричка, собирались за закрытой дверью на кухне.

Вернулись мы в дом уже после того, как увидели в ночных сумерках в проёме калитки директора, молча и быстро удалявшегося от нас...Тогда, десятилетним мальцом я не обратил на это никакого внимания. Я скорее рванул в дом, в зал, чтобы увидеть сопутствующие поездке в лагерь документы. Но в зале я неожиданно увидел отца, лежащего на кровати и смотрящего невыразительным взглядом в потолок. Такой взгляд чаще всего встречается у человека больного и готового заплакать... Я знал, что у папы больное сердце. Я уже понимал, что папа наш кормилец. Что папа – это всё... Я бросился к отцу... Он молча, с минуту гладил меня ладонью по голове, потом негромко произнёс, что всё в порядке с ним... а ты, сын, мол, уже большой и когда-нибудь поймёшь меня...С директором мы не договорились, он документы аннулировал, не выдал их на твою поездку. Так что крепись и терпи. Тот прав — у кого больше прав...

Что со мной произошло потом — не помню. Помню, что проснулся в нашей с братиком спальне на мокрой от слёз подушке... И это ещё были «цветочки». «Ягодки» начались потом, когда всяк меня в школе, да и во всей деревне спрашивал:

— Ну, что случилось, когда поедешь в Артек... почему всё ещё дома?

Я отвечал так, как мне советовал папа:

— В районо отменили...

Слава Богу, что скоро наступил май, а вместе с ним пришли летние каникулы. И начались другие мальчишеские дела и заботы, которые позволяли забыть мне хоть на время о своём мальчишеском горе...

Много лет спустя, незадолго до кончины в 2007 году, мама призналась мне в том, почему разговор отца с директором привёл к такому печальному исходу. Директор, мол, намекал на некий презент (сегодня это называется взяткой), а отец отказал, хотя при этом уточнил, что сын действительно заслуживает поездки в Артек... Вроде мелочь, вроде бы отцу следовало не задумываясь в крайнем случае «накрыть поляну» или, как тогда бытовало, в знак благодарности «поставить магарыч», но папа сдержался. Почему? С мамой мы пришли к единому мнению, что директор, как коммунист (обязательное условие назначения на должность) мог быть сексотом (секретным сотрудником) и ему могли дать в соответствующих органах задание с целью проверки бывшего военнопленного на моральную чистоту. Очевидно, отец это понимал и среагировал должным образом. Время было такое...


4.

Несомненно, детство – это пора многих мечтаний. Я тут не был исключением, тем более, немало читал художественной литературы. Особенно любил сказки и фантастику. Когда-то село Киселёвка процветало, до революции прихожан собирал звон местной церкви, потом в период «богоборничества» её разрушили, построили из кирпича школу, а село всё чаще и чаще стали люди называть деревней. Но во времена моего детства Киселёвка находилась за краем цивилизации, и любое желание вырваться за её пределы принималось за мечту. Короче говоря, сама обстановка заставляла мечтать, стремиться к чему-то лучшему в жизни.

Да и как не мечтать — в селе не было никакого благоустройства, дороги с твёрдым покрытием отсутствовали, не было электричества, газа, радио. Словом, послевоенная разруха виделась во всём. Вот мы, дети, и мечтали о тёплых и светлых классах, о сытых обедах, о жизни с электричеством, нормальном демонстрировании кино в клубе, радио, водопроводе. Кто-то мечтал уехать в город учиться. В школе нашей об Артеке не раз ребята говорили, словно о волшебной стране, где всё есть...

Но поездка не состоялась. Впоследствии жизненные события завертели меня так, что больше думалось о текущих делах, заботах, увлечениях. И лишь иногда смутная обида, возникшая из глубины памяти, напоминала о пережитой драме с поездкой в Артек. Так память и нашла самой себе спасение: в её глубине родилось желание, перешедшее потом в мечту — во что бы то ни стало побывать в Артеке...

И вдруг 1991 год... распад СССР... Крым становится украинским. Всё чаще и чаще слышатся тяжёлые вести об Артеке. Создавалось впечатление, будто его судьба пишется с моей личной судьбы. Упадок Артека, исходя из новостей, становился и моей трагедией. По крайней мере, исполнение мечты отодвигалось на неопределённый срок.

В начале двухтысячных вдобавок пошатнулось и моё здоровье... Неужели жизнь моя пройдёт, а я так и не побываю на «детском острове счастья»? — всё чаще и чаще возникал в моём сознании вопрос. Это тяготило, мучило меня. И всё-таки в глубине души, как проблеск нового дня, время от времени возникали видения детского лагеря...

Может быть не случайно я с 1969 года сотрудничаю, обычно летом во время отпуска, с местными детскими лагерями «Берёзка» и «Прометей», которые именовались пионерскими. А с конца 80-х в основном с детским оздоровительным лагерем «Прометей»... Тут дело ещё и в том, что мои родители, прежде всего, папа, своим примером показывали как нужно и что нужно делать, чтобы мечты сбывались.

Отец в конце 30-х годов прошлого столетия окончил Орловский зооветеринарный техникум. Служил на границе. Воевал он чуть более двух недель, тяжело раненым попал в немецкий плен. Мама, эвакуированная с границы с двумя заболевшими дизентерией девочками в Башкирию, вскоре потеряла обеих дочек... После окончания войны отец прошёл так называемую фильтрацию, встретившись с мамой, стал трудиться по специальности на «гражданке». Жизнь пришлось начинать сначала... Родились и новые мечты.

Потом родились мы с братиком Женей, сестричка Люся... В 1957 году папа поступил на заочное отделение Московской ветеринарной академии, которую окончил с красным дипломом в 1963 году. А ведь до поступления у отца был 20-летний перерыв в учёбе. Подготовку к поступлению в вуз начал с изучения программ за четвёртый класс... Если у меня, порой, что-то не ладилось в учёбе, то отец воспитывал фразой:

— Как же так не получается, скажем, выучить правило, а ведь даже медведя и то учат танцевать, собачку лаять... Ты просто ленишься!..

Это действовало, а до третьего класса предметом воспитания чаще всего был широкий офицерский ремень или хворостинка.. Уже во время учёбы в техникуме, я часто с улыбкой вспоминал воспитательные сентенции отца. За успешную успеваемость в техникуме отец пригласил меня в Москву на свой выпускной вечер в академии в 1963 году. Сбылась моя очередная мечта: побывать в столице.

Получается, что мечты вели меня, манили стремиться вперёд к лучшему, прекрасному и заодно постоянно учиться и работать над собой. И это было в духе того времени. С одной стороны, я развивался, мужал, всё активнее включался в производственную сферу, в общественно-политическую деятельность. С другой стороны — сформировался мой характер, я стал семьянином, отцом, потом и дедом. За более чем 45-летний стаж не получил ни одного взыскания с занесением в трудовую книжку. Был удостоен звания «Ветеран труда», «Отличник физической культуры и спорта», награжден ведомственной медалью за активную работу по воспитанию молодёжи, стал членом Союза писателей России, автором полутора десятков книг стихов и прозы.

Казалось бы, пришло время успокоиться, погрузиться в грёзы человека на заслуженном отдыхе. Но тот же пионерский порыв влечёт куда-то в романтическую даль, в дорогу, в высоту, где много свободы, где беспредельно верят в дружбу, добрые чувства, в конце концов, в свои мечты. Словом, опять я начал бредить Артеком — «Меккой», «землёй обетованной», «островом счастья своего детства»...


5.


Так что такое мечта? Существует бесчисленное количество определений, столько, сколько высказывается людей, ибо каждый человек мечту понимает по-своему... Я более консервативен, поэтому сошлюсь на «Толковый словарь русского языка» 2003 года под редакцией С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой. Здесь указывается, что МЕЧТА — 1) нечто, созданное воображением, мысленно представляемое; 2) предмет желаний, стремлений; 3) мечта в значении сказуемого.

Говоря о мечте, как предмете стремлений, хочу подчеркнуть, что мечта влечёт, одухотворяет, окрыляет, настраивает на верный путь, формирует волю в достижении цели. Она же может быть и строгим судьёй при совершении недостойных поступков... И когда в конце 2016 в начале 2017 года по телевизору однажды увидел «преображение Артека» — мечта о посещении его стала и главным смыслом всех текущих и будущих дел, забот, размышлений... С чего начать движение вперёд, к цели? Опять-таки прибег к помощи интернета, отыскал нужный контактный телефон. И вот слышу приятный хорошо поставленный голос:

— Артек, слушает... Говорит Юлия Владимировна Полищук, старший методист информационно-библиотечного сектора методического отдела...

После короткого приветствия я коротко рассказал свою историю, поведал о своей неосуществлённой мечте. Как я понимаю теперь, голос мой дрожал от волнения и, видимо, в нём звучали и печальные нотки сомнений... Юлия Владимировна терпеливо слушала мой сбивчивый рассказ... Неожиданно для меня самого он вдруг окончился... Мне бы обратиться с просьбой, мне бы задать наводящий вопрос — насколько реально побывать в Артеке. А я молчал... И вдруг слышу:

— Валерий Михайлович, приезжайте! Детские мечты должны обязательно сбываться!..

Я услышал самое главное, что встрече с Артеком быть...

Через несколько дней я прилетел из Белгорода в Симферополь, а к вечеру был уже в Ялте. Через пару дней определившись с жильём, отдохнув с дороги, искупавшись пару раз в море, как и условились, снова позвонил Юлии Владимировне, которая и заказала мне пропуск в Артек на следующий день – на 10 августа. Ещё проезжая по дороге из Симферополя в Ялту я во все глаза обозревал удивительной красоты местные пейзажи, ландшафты Крымских гор и перевалов. Открывающиеся просторы моря манили лазурным блеском черноморских волн. Яркое солнце расслабляло всё тело, дразнило переливами тонких лучей сквозь густые ветви пирамидальных тополей. И вдруг моему взору предстали возделанные, блистающие изумрудными листьями и увесистыми кистями виноградники, параллельно тянущиеся убегающей вдаль дороге. И вот это сочетание девственной сказочной красоты гор и на их склонах окультуренных рукотворных плантаций винограда, с другой стороны синих дымчатых водных просторов моря явили реальное волшебное видение, впервые представшее предо мной. Хотелось петь, лететь птицей. Это было пророческим предзнаменованием моей будущей скорой встречи с Артеком.

И, словно, на торжественной пионерской линейке во мне не раз, не два возникал вопрос: «Ты готов к встрече с Артеком?» С чем и кем ты, с вечной душой пионера, Валерий Игин, предстанешь перед ним? Я не знал ответа, но знал одно: в глаза «острову детского счастья» мне будет смотреть не стыдно, за свою жизнь я никогда не предавал идеалов дружбы и любви, гражданского долга перед Родиной. Я и сегодня готов продолжать дело пионерии, быть верным клятве!..


6.


И вот наступило 10-е августа. Проснулся, естественно, пораньше, совершил утренний ритуал. В груди приятно трепетало ощущение чего-то важного для меня, даже ангельского, что добавляло энергии, желания делать всё быстрее. Прочёл накануне вечером сочинённые стихотворения в честь Артека... И тут впервые засомневался, а о том ли в них идёт речь... Ведь писались они на эмоциональном подъёме... Короче говоря, вместе со своими книгами, которые я решил подарить Артеку, взял и блокнот. Сознаюсь, так и не решился прочесть экспромты. Это не вписывалось в мои правила... Обычно (это пришло с годами) я даю время написанному «отлежаться, отстояться» в столе.

Незадолго до приезда я снова связался по мобильнику с Юлией Владимировной, которая подробнейшим образом объяснила, где в Гурзуфе, на какой остановке должен выйти, кто меня встретит... Всё так и произошло, как говорила Юлия Владимировна. Встретила меня милая Алла Николаевна Акимова, библиотекарь... И это было очередным добрым предзнаменованием того, что наша встреча с Артеком пройдёт успешно... Так оно и произошло.

Писатель и библиотека. Библиотека и писатель — в моём представлении это нечто единое целое. Не случайно, насколько помнится мне, учёные древности стремились непосредственно работать библиотекарями, или, по крайней мере, жить там, где имелась библиотека. Особенно славилась Александрийская... У нас на Руси слава о библиотеке Ивана Грозного дошла до наших дней. Как правило, работают в библиотеках (позволю себе так сказать) люди неравнодушные к знаниям, фанатически преданные им и в целом к культуре. Вот почему, едва я ступил на Артековскую землю, на «остров детского счастья»,сразу попросил Аллу Николаевну устроить встречу с юными читателями. Желание гостя — закон для хозяев... Я не знал что и 9, и 10 августа были днями заезда новой смены в лагере. Что в этом была определённая трудность, как выяснилось потом. Но, несмотря на это, и Юлия Владимировна, и Алла Николаевна, и подключившиеся к ним их коллеги того же информационно-библиотечного сектора методического отдела Валентина Павловна Петрожицкая, Ирина Ивановна Лакеева, а также педагог дополнительного образования детского творчества Руслан Васильевич Завадский с глубоким и чутким пониманием отнеслись к выполнению моей просьбы-пожелания.

И вскоре встреча с детьми состоялась. Сразу скажу, что посещение и встреча с Артеком для меня приобрели высший смысл. Я как бы и душой, и сердцем вместе с детьми погрузился в атмосферу открытий, новых знаний, искусства, дружбы и любви. Подтверждением тому стали многочисленные пожелания детей слушать и слушать авторские стихи, и сфотографироваться на добрую память... Здесь в библиотеке я, что называется, вживую познакомился с обаятельной Юлией Владимировной. В дальнейшем она и Алла Николаевна стали не только проводниками по территории лагеря, но и отличными исполнителями обязанностей экскурсовода. Столько подробнейшей информации, озвученной, выдаваемой заинтересованно и на добрых эмоциях о лагере, пожалуй, я никогда не читал, не слышал... Откуда это? Позже я понял откуда. Понял, после того, как Юлия Владимировна подарила мне в завершение встречи альбом-книгу «К 90-летию Артека». Уже дома, на Белгородчине я познакомился с ним. И не только понял, но и заново открыл для себя «остров детского счастья».


7.

Завершалось моё посещение Артека знакомством с Музеем космонавтики, куда прибыла на экскурсию группа ребят, кажется из Ялты. И тут произошло неожиданное событие, которое мне сказало о многом. Дело в том, что экспонаты музея подлинные, чаще всего их при посещении дарят музею сами космонавты. В какой-то момент рассказа мужчины-экскурсовода справа от него раздался пронзительный девический крик. Естественно все посмотрели в сторону крика... Кричала девочка, сидевшая во вращающемся кресле космонавта... А справа от неё перед панельной доской с рядом тумблеров стоял мальчик лет десяти, обомлевший, и тихим испуганным голосом оправдывался:

— Я не хотел... я не знал... оно само завращалось...

Мне понравилась реакция экскурсовода. Он встал, улыбаясь, что-то спокойно проговорил типа, мол, это будут в будущем наши космонавты и, открыв стенную панель, выключил электрический рубильник. Заулыбались все присутствующие. Через минуту, другую улыбались и «космонавтка» девочка, и «космонавт» мальчик.

Уезжал я весь переполненный позитивными эмоциями. Рой мыслей и чувств кружил меня до опьянения, до потери ощущения времени и пространства. Я был счастлив. Душа рыдала от восторга... А тут ещё услышал от Юлии Владимировны приглашение приехать в Артек будущим летом. Услышал и самое заветное в адрес своего желания-мечты:

— Вы теперь настоящий Артековец!..Ваша мечта исполнилась!.. Мечты всегда должны исполняться! Теперь с Артеком вы — друзья навек!..

Спасибо, Артек!


8.


Мечта... Так что такое мечта? Для себя я отвечаю кратко — это жизнь. Хочешь, чтобы она была интересной, не пустячной, красивой и полезной — мечтай!

2017



СТИХИ, ПОСВЯЩЁННЫЕ АРТЕКУ


*  *  *

Здравствуй незабвенный друг, Артек!
Вопреки нам выпавшей разлуке
Встретились, теперь уже навек,
В радостном весёлом детском круге.

Улыбнулся солнышка зенит
(Сверху ведь всегда видней – понятно).
Нам приятно...и Гурзуф то чтит,
Радуется, как хозяйка, Ялта.

И волненья не жалея вновь
Море Чёрное целует побережье
И манит, как соловей весной,
Песни петь о красоте безбрежной.

Мы верны друг другу неспроста,
Верить встречам бесконечно нужно.
И тогда, как солнышко, мечта
Оживит любовью мир и дружбу!

2017


* * *

Прими меня Артек как брата,
Пусть я старик, совсем седой.
Зато душа, как в детстве рада,
Мечта свершилась: я с тобой.

В разлуке я, с судьбой сражаясь,
За честь, за рубежи твои,
Пред ней никак не унижался,
Был верным дружбе и любви.

Без дружбы жизнь больна, хиреет,
А с ней, взойдя на постамент,
Она опережает время
Вещает: Миру — «ДА!», а войнам — «НЕТ!»

И пусть звучит как заклинанье
Всегда детей твоих, Артек:
Любовь и дружба — это Знамя
И для людей планеты всех!

2017


Публикуется по авторской рукописи

Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2017