Главная // Книжная полка // Виталий Волобуев // ТИХИЙ СНЕГ. Из книги «На берегу Вселенной» 2015

ВИТАЛИЙ ВОЛОБУЕВ

ТИХИЙ СНЕГ

Из книги: «На берегу Вселенной» (2015)


ВДОВА

Убегала от злого навета в луга,
Хоронила тревожные думы
В тех местах, где речушки родной берега
Потонули в болоте угрюмом.
И потом, просветлев от дыхания трав,
Прорастающих светом в болотах,
Всё решала, кто прав был и кто был неправ,
И кляла, и жалела кого-то.
Приходила домой, разжигала очаг,
Согревала детей, уставала
И ложилась на свой неуютный топчан,
И, проснувшись к утру, тосковала.
И всё грезилось ей – в непросветном дыму,
На земле обожжённой и стылой,
Муж погибший, не нужный уже никому,
Всё лежит без креста, без могилы...

1981



*  *  *

Невысокая горушка,
Неширокая река,
Лес да поле, да церквушка,
Да шальные облака –
Вот и вся моя обитель,
И отрада и беда,
Не могу ее обидеть,
И не еду никуда.
Эх, тропинки вы, тропинки,
Да луга, да камыши,
Ни одной чужой травинки,
Ни одной чужой души...

1982



ПЕСНЯ ЖАВОРОНКА


Малютка, птица полевая,
Взлетела, взмыла к облакам,
Повисла, песню разливая,
Так недоступная рукам.
И вот её уже не видно,
Затихла песня, растеклась,
И тишь кругом, и так обидно,
Что не моя над песней власть.

1981



*  *  *

Я видел прощальные стаи,
Летящие так высоко,
Что взгляд еле-еле достанет
До этих живых облаков.
Они улетали неслышно,
Не звали с собою лететь
И брали всё выше и выше,
Быть может, чтоб вниз не смотреть.
И думалось утром холодным –
Мы эту измену простим,
И птицы, увы, не свободны,
И горько завидовать им.

1982


 
*  *  *

                   И. Чернухину

Тихий снег устало падал с неба,
Накрывал поляны и холмы,
И поля, что отшумели хлебом,
И луга, что так любили мы.
И стояла тишь, как на погосте,
Я смотрел и видел – падал снег,
Будто с неба медленные гости
На земле затеяли ночлег.
И была не тишь, а колыханье
Окружало сонные дома,
И кричать хотелось, но молчанье,
Лишь молчанье слушала зима.

1980



*  *  *

               А. Форову

Постарею, буду бриться,
Буду жить без бороды,
Будут строчки литься, виться,
Будут признаны труды.

Заведу портфель пузатый,
Шляпу, серое пальто.
И однажды, в дом богатый,
Не придёт ко мне никто...

1980



*  *  *

И опять запляшут тени
От камина на стене,
Я приеду в воскресенье,
Ты обрадуешься мне.
Я приеду и забуду,
Чем печален был вчера,
Про недавнюю простуду,
Про волнение с утра.
И каким весёлым светом
Ты осветишься, горда,
Что, не веря всем наветам,
Я опять пришёл сюда.
Ты заваришь крепко чаю,
Как в былые вечера.
И, забыв про все печали,
Я останусь до утра.

1981



*  *  *

Когда туманы только снились,
Метели белые мели,
Мы не боялись, не таились
Того, что вместе обрели.
Но вот пришла с огнём и цветом
Шальная, жадная весна,
Мы столько думали об этом,
Что нас врасплох взяла она.
И завертела, закружила
И в лето выбросила врозь,
Как будто просто довершила,
Что нам самим не удалось.

1982



*  *  *

Я помню ночь на полустанке:
Металась вьюга за стеной,
И дева с профилем гречанки
Всю ночь сидела надо мной.
Я не гадал, откуда это
Виденье странного лица –
Любви желанной ли примета
Или нежданного конца?
Ночь не тянулась, ночь летела,
Дыша уютом в тесноте,
Чуть обозначенное тело
Я видел ясно в темноте.
И страхом скованные руки
Тянулись трепетно во тьму,
И голосов притихших звуки
Служили богу одному.
Но вспыхнул свет на полустанке,
И пронеслось немало лет,
Как деву с профилем гречанки
Бесследно растворил рассвет.

1981



*  *  *

Этот ветер не напрасно
Две недели в окна бил,
Он свидетель беспристрастный,
Как порыв души прекрасный
Я в слова переводил.

Этот ветер знает точно,
Как в былые вечера
Недописанные строчки
Умирали после точки,
Не доживши до утра.

1983



*  *  *

Ты теперь совсем другая,
Не такая, как тогда.
Помнишь – долго, не мигая,
Восходила над лугами
Очень строгая звезда.
Помнишь – берег над овражком,
Белый-белый в нём туман,
Было нам тогда не страшно,
Продирались мы отважно
Сквозь колючки и бурьян.
А ещё ручей-речушка,
Мостик, в отблесках вода,
И какая-то пичужка,
Наша тайная подружка,
Сочиняла нам тогда.
Нет, я встреч не избегаю,
Та беда уж не беда,
И тебя я не ругаю –
Просто ты теперь другая,
Как и птицы, и вода...

1985



*  *  *


И было видение нынче во сне:
Далёкая, ты приходила ко мне,
Касалась меня, ворковала,
Проснулся – сна как не бывало.
Быть может и я тебе снился, но ты
Мои различить не хотела черты,
И чтоб не коснуться – проснулась
И на бок другой повернулась.
А мне до утра уже не было сна,
И только звезда через штору видна,
Уж так она ярко сияла,
Как будто ты рядом стояла.

1992



*  *  *

Я люблю тебя, милая женщина,
Не жалей ни о чём, не тужи,
Мы с тобой этим городом венчаны,
Нас сроднили его этажи.
И на пальцы нам кольца Садовые
Этот март не случайно надел,
А свиданий минуты недолгие
Отлучили от всяческих дел.
Пропадай, моё сердце невинное,
Принимай этот яд молодой,
Вспомни грустную песню старинную
И тихонько под вечер пропой.
Это плачет душа небезгрешная,
Это сердце дрожит на краю,
Я люблю тебя, милая, нежная,
Как последнюю песню свою...

1988



*  *  *

Уеду в дальнее Медведково,
Войду в бессонное метро
И кину в щель монету мелкую,
И загремит она хитро.
Мне улыбнётся мило девушка,
И я запомню этот взгляд,
И подмигнёт, желая тем уже
Меня избавить от преград.
И я пройду по длинным улицам,
И в арку дома просочусь,
И в лифт войду, и буду умницей,
И лишь вверху остановлюсь.
И, оставляемый надеждою,
О стену остужу висок,
А ты и знать не будешь, нежная,
Что я так близок и высок.

1988



*  *  *

Ах, эти снежные аллеи
Такой окраинной Москвы!
Как губы милые алели,
Шепча растерянное «вы».
Они так сладостно мерцали,
Что замирали дерева,
И мы такими шли местами,
Где не нужны были слова.
Так мы приблизились к подъезду
И в лифт медлительный вошли,
И в ослепительную бездну
Мы оторвались от земли.
Мы вознеслись, мы были рядом
В сиянье звёзд в ночном окне,
Соединённые лишь взглядом,
Судьбой прижатые к стене.

1988



*  *  *

Как оно жадно, неистово
Тело горячее, близкое,
Ищут ответа уста
После такого поста.
Мечется сердце, колотится,
А со стены Богородица
Смотрит, печалью полна,
Не осуждает она.
Наши утехи не грешные,
Тайные пусть и поспешные,
Только однажды дано
Пробовать это вино.
Милая, как ты соскучилась,
Как дожидалась ты случая,
Чтобы прижаться ко мне,
Изнемогая в огне.
Ты нас прости, Богородица,
Юность уже не воротится,
Чтобы сначала начать
То, на чём божья печать.

1989



*  *  *

Что ты делаешь со мною?
Что ты хочешь от меня?
Ходит жаркою волною
Вдоль по телу вал огня.
Он палит, не обжигая,
До безумства доводя,
Пламенеет плоть живая
Так, что хочется дождя.
Чтоб он лил, не уставая,
Обмывая сладкий грех,
От тебя же, огневая,
Только пламя, только смех.
Ты колдуешь, не жалея
Ни меня и ни себя,
Я сгораю, я шалею,
Все неистовей любя.

1990



*  *  *

Один ночью – и есть одиночество,
Днём с тобою и воздух, и свет,
Только ночью мучительно хочется
Хоть какой-нибудь слышать ответ.

Не ответят ни звёзды высокие,
Ни ушедший за кромку закат,
Даже близкие души усопшие
Справедливо во тьме промолчат.

Одиночеству есть оправдание –
Человек не всегда одинок,
И ночами гнетёт осознание
Невозможности лучших дорог.

И тогда понимаешь, что некому,
Больше некому рядом идти,
А попутчика ждать уже некогда,
Да и вряд ли ему по пути.

2002



*  *  *

Опять любовь, как Божья милость,
На горизонте появилась,
Всю ночь не молкнут соловьи.
Как будто волн морских кипенье
Рождает двух сердец стремленье
Внутри огромной полыньи.

Во льдах бесчувствия и быта
Она была бы позабыта
И замерзала без огня.
Но вот два сердца встрепенулись,
Друг к другу жадно потянулись
И – закипела полынья.

Средь суеты, текучки буден,
Как жаль, что скоро позабудем,
Как тает многолетний лёд.
И пахнет средь зимы весною,
И жизнь становится иною,
И соловей всю ночь поёт.

2006



*  *  *

Разлуки и встречи, разлуки и встречи,
И жизнь, словно море – прилив и отлив,
Вот еду к тебе – зажигаются свечи,
Вот еду обратно – и взгляд сиротлив.
Когда же, когда же не будет разлуки,
Когда же волна не откатит назад?
О как не хочу твои выпустить руки!
О как я люблю этот бережный взгляд!
У нашей любви терпеливое сердце,
Другое давно бы сгорело дотла,
А мы только вместе умеем согреться,
И ночь – словно миг, и неделя – мала.
Разлуки и встречи, разлуки и встречи,
Быть может, и море так дорого нам
За то, что отлив и прилив бесконечны
И так хорошо отдаваться волнам.

1992



*  *  *

Уснувшую любовь не береди.
Пойми – она проснётся и поманит,
Сметая всё, такой громадой станет,
Что сердце не удержится в груди.

А может быть несчастьем обернётся,
Ударит, как внезапная гроза,
А может быть, уйдёт и не вернётся...
Не подходи же, не смотри в глаза!

1989



В ЭТОМ ДОМЕ

Что меня привело, я не знаю,
Но прислала меня не печаль,
Я пришел к тебе, фея лесная,
Одолев непросветную даль,
Надышаться твоим ароматом,
Посидеть у огня не дыша
И побыть тебе другом и братом,
Чтоб к душе прикоснулась душа.
Позабыть обо всём наболевшем,
Ни о чём не сказать, говоря,
Посидеть у свечи отгоревшей,
Пока в окна не глянет заря.
И уйти, как уходят из дома,
Не прощаясь, не глядя назад.
Как мне эта дорога знакома!
Как приветлив ухоженный сад!

1995



*  *  *

Привет, зелёный полустанок
Среди распахнутых полей,
К тебе, издёрганный, усталый,
Я возвращаюсь поскорей.

И до родимого порога
Нарочно медленно плетусь
Там, где оврага край полого
Ведёт к источнику, где гусь

Случайно в заросли забредший,
Пугает криком. Старый пёс,
Поднявши ногу, столбик метит,
Свищу – он мчится под откос.

Бычок соседский, угрожая,
Идёт, воинственно дыша,
Засохшей коркой ублажаю –
Стоим рядком, с душой душа.

И вот – калитка, дуб старинный,
Скамейка с формулой любви,
Сажусь – и путь окончен длинный,
И воробьи кричат – живи!

1992



*  *  *

Говорила бабка Мотя,
Вынося сушить постель:
– Ох, испортя он, испортя
Девку Дуськину, кобель!

Но ответила ей Дуся,
Выставляя гордо грудь:
– Я за девку не боюся,
Нынче порченых беруть!

1988



*  *  *

Снег сыпучий, воздух резок,
На морозе крепче дух,
Как уют домашний скучен,
Как семейный тесен круг.
По морозцу, через речку,
Раздвигая камыши,
Доберусь туда, где свечкой
Дым над домиком в тиши.
Воробьёв кружится стайка,
Запах блинный дразнит нос:
– Здравствуй, милая хозяйка,
Песню я тебе принёс!
– Ах, не песню ли, что ночью
Напевал мне ветер злой,
Или стрекотню сорочью,
Что плетут про нас с тобой.
– Ой, мороз ли, – песню эту
Про ревнивую жену
Оставляю я до лета,
А люблю тебя одну.
Жарко печку ты топила,
Я по дыму смог узнать –
Ты опять меня простила,
Жадно будешь обнимать.
По морозу, по морозу,
Снег сыпучий – хрусть да хрусть...
Я твои целую слёзы,
Ты мою ласкаешь грусть...

1994



*  *  *

Разлилась река меж нами –
Мне к тебе не переплыть,
Мост снесло, теперь не знаю,
Как тебе меня простить.

Я нарочно лёд проверил,
Чтоб с утра, с повинной, в путь,
А проснулся – где тот берег? –
На него и не взглянуть.

Что с рекою сотворилось –
У порога уж вода,
Ты ли, что ли, рассердилась,
Не дождавшись, как всегда?

Отпустил чуть-чуть поводья,
А теперь и сам не рад.
Знал бы кто, что половодье –
Это наш с тобой разлад.

1994



*  *  *

Эх, сорняки вы, мои сорняки,
Эх, васильки полевые!
Вы да ромашки, что солнцу близки,
Эх вы, такие-сякие!
Будет вам горькую долю терпеть,
Будет вам скромно таиться,
Мой огород вам доверен теперь,
Мой палисад и криница.
Всё заселяйте, я так проживу,
Я уж косить вас не стану,
Выйду под утро да кинусь в траву,
В дождь из росы и тумана.
И никому вас в обиду не дам,
Вы ли виной недороду,
Травка-муравка, лопух-лебеда,
Цвет моего огорода?

1989



*  *  *

Я отвык от тракторных педалей,
От руля, от чутких рычагов,
Погружённый в мир чужих печалей,
Мудрых мыслей и красивых слов.
Но вчера забросил я блокноты,
Сел в кабину, обнял тонкий руль,
Гладил нежно маленькие кнопки,
Говорил тихонько: – Не горюй.
Мы с тобой, дружок, ещё попашем,
Мы ещё прокатимся в поля.
Только он забыл о дружбе нашей
И вздохнул, за долгий день уставший:
– Вылезай, не надо нам ля-ля...

1988



*  *  *

Запрещали мне, поэту,
О любви стихи писать:
– Ты пиши про то, про это,
Что печатают газеты,
То, что будут покупать.

Я послушался и сразу
Выдал прямо наугад
Про последние указы,
Про воров с торговой базы,
Про налёты на Багдад.

Вот когда меня хвалили,
Тут уж всё пошло в печать,
Никаких огрехов в стиле,
Да и деньги поступили,
Тут уж некогда скучать.

Взял цветы, бутылку виски
И – к подружкам юных лет:
– Добрый вечер, мои киски!
А они: – Не пустим близко,
Ты нам больше не поэт!

1991

Источник: В. Волобуев. На берегу Вселенной. Белгород, Издательство «Константа», 2015, стр. 33-61



Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2015



Следующие материалы:
Предыдущие материалы: