Главная // Книжная полка // Виталий Волобуев // Виталий Волобуев. Ладони помнят. Из книги «Зелёный полустанок». 1995

ВИТАЛИЙ ВОЛОБУЕВ

ЛАДОНИ ПОМНЯТ

Из книги «Зелёный полустанок» (1995)



*  *  *

Белый снег, и тихий вечер,
Сосны, иней, и туман —
Только чуточку намечен
Наш несбывшийся роман.

Только маленькая тропка
От одной души к другой,
Слово, сказанное робко,
Вместе с хрустом под ногой.

Две сосны в бору зелёном,
Вдаль дорожка в два следа,
Да высоко в небе сонном
Одинокая звезда...

1984



*  *  *

Эта тёплая зима
Вот проказница,
Посводила всех с ума,
Будто дразнится.

Спать ночами не даёт,
Тело мается,
А на речке тонкий лёд
Не ломается.

И не скоро ледоход,
А не терпится,
Погрузиться в лоно вод,
Да потешиться.

Поплескаться, переплыть
Вдоль да поперек,
Пока снова зимний лёд
Не застопорит.

Что ж ты зимушка-зима,
Так нас мучаешь,
Как игривая кума,
Ищешь случая?

1989



*  *  *

Я помню ночь на полустанке:
Металась вьюга за стеной
И дева с профилем гречанки
Всю ночь сидела надо мной.
Я не гадал, откуда это
Виденье странного лица, —
Любви желанной ли примета
Или нежданного конца?
Ночь не тянулась, ночь летела,
Дыша уютом в тесноте,
Чуть обозначенное тело
Я видел ясно в темноте.
И страхом скованные руки
Тянулись трепетно во тьму,
И голосов притихших звуки
Служили богу одному.
Но вспыхнул свет на полустанке,
И пронеслось немало лет,
Как деву с профилем гречанки
Бесследно растворил рассвет.

1981



*  *  *

Когда туманы только снились,
Метели белые мели,
Мы не боялись, не таились,
Того, что вместе обрели.

Но вот пришла с огнём и цветом
Шальная, жадная весна,
Мы столько думали об этом,
Что нас врасплох взяла она.

И завертела, закружила
И в лето выбросила врозь,
Как будто просто довершила,
Что нам самим не удалось.

1982



*  *  *

И пребываешь по весне
В таком мучительном раздумье,
Когда в саду, наедине,
Внимаешь маленькой колдунье.

Волнует сердце разговор,
Листва нашёптывает сладко,
И вынуждает слушать вздор
Под солнцем вспыхнувшая прядка.

Мгновенный взгляд из-под ресниц,
Рук мимолетное касанье —
И чувству нет уже границ,
Готово с губ слететь признанье!

А ты давно уже не юн,
И ум сражается холодный
С дрожаньем отроческих струн —
О этот возраст переходный!

1991



*  *  *

Наверно, всё будет когда-нибудь проще,
И чувства беднее, и счастье бледнее,
Но нынче-то, нынче-то сердцу виднее,
В какой соловьи заливаются роще.

Зачем же пытаться унять это пенье,
Зачем опасаться таинственных трелей,
Когда-нибудь станем старей и хитрее,
Но нынче-то, нынче-то к черту терпенье.

Я в рощу бегу, задыхаясь и плача,
Хочу соловья разглядеть, научиться
Так сладостно петь, как волшебная птица,
Чтоб всё в этой жизни устроить иначе.

И песню сложить, что давно не певалась,
И женщину милую радовать ею,
И не становиться старей и хитрее,
А помолодеть, хоть на самую малость.

1988



*  *  *

Сказать бы тебе: хорошая,
Сказать бы тебе: любимая,
Сказать бы: я так соскучился,
С ума без тебя сходил.

А вот прихожу растерянный,
Цветы приношу очень скромные,
Шепчу осторожно: — Здравствуйте,
Случайно тут рядом был...

1980



ВОСПОМИНАНИЕ

Помнишь вечер? Июль растекался
По полям, будто липовый мёд.
Этот запах доселе остался,
Так с тех пор он во мне и живёт.

Никуда мы с тобой не спешили,
Шли и шли среди ночи вдвоём,
И был путь наш и выше и шире
Всех путей, что мы вместе пройдём.

А когда просветлело над лесом
И туман заслонил камыши,
Под каким-то забытым навесом
Мы притихли, две близких души.

Что тогда говорили — не помню,
Помню — сумрак тревожный редел,
Было небо большим и спокойным,
Только-только проклюнулся день.

1980



*  *  *

Забыл, о чём с ней говорил,
Забыл, что ей дарил,
Но помню ясно цвет зари,
И шелест чьих-то крыл,
И шёпот близкого ручья,
И трепет тёплых трав,
Дыханье свежего жнивья,
Далёкий шум дубрав,
У речки ржание коня,
В тумане белый стог...

Ну что за память у меня? —
Всё помнится не то.

1983



*  *  *

Ты теперь совсем другая,
Не такая, как тогда.
Помнишь — долго, не мигая,
Восходила над лугами
Очень строгая звезда.

Помнишь — берег над овражком,
Белый-белый в нём туман,
Было нам тогда не страшно,
Продирались мы отважно
Сквозь колючки и бурьян.

А ещё ручей-речушка,
Мостик, в отблесках вода,
И какая-то пичужка,
Наша тайная подружка,
Сочиняла нам тогда.

Нет, я встреч не избегаю,
Та беда уж не беда,
И тебя я не ругаю —
Просто ты теперь другая,
Как и птицы, и вода...

1985



*  *  *

Ладони помнят твое тело,
Оно в них облаком летело,
Оно светило и блистало,
Покуда воздухом не стало.
И этим воздухом дыша
И до сих пор живет душа.

1988



*  *  *

Еду услышать плохие слова,
Еду — душа ни жива, ни мертва,
Что меня ждёт, я не знаю.

Еду, а поезд не хочет везти,
Не доезжая, застыл на пути,
Я его не обвиняю.

Сам не хочу, как когда-то, быстрей,
Встретить тебя и обнять у дверей,
И задохнуться от жажды.

За ночь, в которую спать не пришлось,
Перегорела вчерашняя злость,
Пусто на сердце и страшно.

1992



*  *  *

Однажды, осенью наверно,
Ты вздрогнешь, выронишь шитьё,
Привычно свалишь всё на нервы,
На беспокойное житьё.

Раздвинешь шторы, глянешь в окна,
А там такой знакомый дождь,
И кто-то на скамейке мокнет,
Ты выбежишь и подойдёшь.

Нет, то не я, продрогший буду,
К чему бы мне такая блажь?
Ты спросишь — кто? за что? откуда?
И зонтик старенький отдашь.

И долго будешь возвращаться,
В себя не сразу приходя,
И не пытаясь догадаться
Кого укрыла от дождя.

1979



*  *  *

И было видение нынче во сне:
Далёкая, ты приходила ко мне,
Касалась меня, ворковала,
Проснулся — сна как не бывало.

Быть может и я тебе снился, но ты
Мои различить не хотела черты,
И чтоб не коснуться — проснулась,
И на бок другой повернулась.

А мне до утра уже не было сна,
И только звезда через штору видна,
Уж так она ярко сияла,
Как будто ты рядом стояла.

1992



*  *  *

Привет, зелёный полустанок,
Среди распахнутых полей,
К тебе, издерганный, усталый,
Я возвращаюсь поскорей.

И до родимого порога
Нарочно медленно плетусь
Там, где оврага край полого
Ведёт к источнику, где гусь

Случайно в заросли забредший,
Пугает криком. Старый пёс,
Поднявши ногу, столбик метит —
Свищу — он мчится под откос.

Бычок соседский, угрожая,
Идёт, воинственно дыша,
Засохшей коркой ублажаю —
Стоим рядком, с душой душа.

И вот — калитка, дуб старинный,
Скамейка с формулой любви,
Сажусь — и путь окончен длинный,
И воробьи кричат — живи!

1992


Источник: Волобуев В.Н. Зелёный полустанок. Книга стихов. Белгород, Издательство Шаповалова В.М., 1995. Стр. 32-46




Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2016



Следующие материалы:
Предыдущие материалы: