Главная // Книжная полка // Виталий Волобуев // Виталий Волобуев. Перед рассветом. Из книги «Блуждающий свет». 1996


ВИТАЛИЙ ВОЛОБУЕВ

ПЕРЕД  РАССВЕТОМ
Из книги «Блуждающий свет» (1996)



ПЕЧАЛЬНЫЕ  ОКТАВЫ


И обозначится уж скоро
Граница жизни, и тогда
Уйдут полуночные споры,
Непоправимые года,
Погаснут пламенные взоры,
Застынет в лужицах вода.
И затрепещет на ветру
Последний листик поутру.

О, как ты близок, миг покоя,
Миг, потерявшийся в мечтах,
Когда глаза твои закроют
И станет им неведом страх,
И под невидимой рукою
Ты обратишься в вечный прах.
Лети, мой пепел, ввысь лети,
В чьей ты окажешься горсти?

И нет прощенья перед этим,
Всё в нежный пепел перейдёт,
Никто, быть может, не заметит,
Когда по миру прометёт
Печальный снег, пушист и светел,
И с легким стоном опадёт.
И ничего — одна зола,
Душа была, пока жила.

1990




*  *  *


А в поле скучно, в поле грустно —
чернеет пашня, снега ждёт.
Зима ль с морозами грядёт,
или опять под Новый год
пойдут дожди? Такие чувства
и в растревоженной душе
роятся снова — что случится? —
неужто снова повторится,
что не морозы, а водица
вновь зачернеет на меже?
И так всегда — живёшь, надеясь,
что будет так, как было, впредь:
метель за окнами шуметь,
пытаясь стены одолеть
и замести. У печки греясь,
ты будешь строчки сочинять
о летней и весенней доле
и, разыгравшись в этой роли,
мечтать о выспавшемся поле,
где рожь густится. И опять,
забывшись, думать о грядущем,
о нём, неведомом пока,
а небо застят облака,
а за спиной стоят века,
и твой. И знаешь — он упущен.
И бел твой лист, и ветер злющий.
Черна земля. Молчит рука.

1990




*  *  *


Иду без опаски, торю новый след
На необъяснимый блуждающий свет.

Сбиваюсь, петляю, иду наугад,
А свет то направо ведёт, то назад.

То снова выводит на пройденный путь,
То в пропасть как будто желает столкнуть.

И падал, и снова мерцанье ловил
Среди равнодушных далёких светил.

Быть может, он видим лишь мне одному,
Но путь доверяю я только ему.

Кто светит, не знаю, но выбора нет —
Иду на неясный блуждающий свет.

1992



*  *  *

Когда повзрослевшие птицы
На юг собираются вновь,
Деревьев мне дороги лица,
И рек благородная кровь.

Закроет ли туча полнеба,
Завоет ли ветер в лесу,
Мои оголяются нервы,
И я остаюсь на весу.

Листом трепещу пожелтелым,
Рискуя сорваться и пасть,
И собственным чувствую телом,
Какая у осени власть.

1983



*  *  *

Я без любви твоей один,
Гнетёт осенняя природа,
И журавлей летящий клин,
Как знак не лучшего исхода.

Предчувствия иного рода
Не проявляются в душе,
Как будто прошлое уже
Невозвратимо, как погода.

Вчера ещё таким теплом,
Таким покоем всё дышало,
А нынче — что за холода?

Надолго ли пришла беда?
Чтоб нас проверить на излом,
Зимы неужто будет мало?

1991



*  *  *

А в этом городе старинном
Теперь кружит белейший снег,
И ты, Алина, в платье длинном,
Кружишься, рассыпая смех.
Смеются ямочки у рта,
Вокруг тебя царит веселье,
А я в своей заброшен келье,
Не мил ни снег, ни суета.
Я вспоминаю звон вечерний, —
О, как сияли купола,
Когда мы шли, и час весенний
Был чист и ясен, и была
Ты от меня так близко-близко,
Сплетались пальцы наших рук,
Большого колокола звук
Под каждый шаг нам вторил низко...
И вот теперь ты в платье длинном
Кружишься, словно первый снег,
В далёком городе былинном.
Мне слышен твой беспечный смех,
Твой милый смех, твой смех невинный.

1990



*  *  *

Снег легонько на дорогу
Опустился и затих,
Снега выпало немного,
Он несмел ещё, не лих.
Он пока ещё ребёнок,
Беззащитен, мягок, прост,
Но уж скоро из пелёнок
Он восстанет во весь рост.
Он, которому всё ново,
Скромный, тихенький пока,
Вот уж бурей ледяною
Поскребёт земле бока.
Покуражится недельку,
Послоняется в полях,
Как мужик, напившись в стельку,
После свалится в овраг.
И всю зиму будет только
Лишь пытаться снова встать,
Но уже не будет толку
От желанья погулять.
И, смирившись с этой долей,
Отлежавшись до тепла,
Он стечёт водою с поля —
Вот и жизнь его прошла.

1984



*  *  *

Я помню снежные заносы —
Тогда зима была зимой,
Хватали за душу морозы
И гнали с улицы домой.
Но, презирая лютый холод,
Летали мы со снежных гор,
И нужен был пустячный повод,
Чтоб наплести подруге вздор.
Чтоб утонуть вдвоём в сугробах,
И потеряться до утра,
И в этих сказочных хоромах
Изведать счастье. Та пора,
Уже забытая беспечно,
Нет-нет, да вспомнится опять,
Когда зима так быстротечна,
Весна ли, осень — не понять.
Все ждёшь — метель укроет дали,
По крыши занесёт дома.
Какими скучными мы стали,
Морозы выдюжим едва ли,
Любить не сможем без ума.

1991



ВЕСНА

Снег потемнел, набух, уж скоро
Ему исчезнуть суждено —
Намокли крыши и заборы.

Прозрачно талое окно,
На поле чёрные прогалы,
И небо тайною полно.

И я опять слова слагаю,
Чтоб не растаяли они,
Как снег усталый под ногами.

Идут приветливые дни,
И солнце, с каждым утром выше,
В поля открытые манит.

Сосульки слёзы льют под крышей,
И капли падают, звеня,
Снег тает, плавится, неслышим.

Светлеет грусть день ото дня...

1984



*  *  *

На тебя управы нету,
Колобродная вода,
По троллейбусному следу
Ты куда бежишь, куда?

Ведь не в речку, и не в море,
А в подземные ходы
Попадёшь, себе на горе,
Выйдешь к свалке, на зады.

И тебе не выйти чистой
Из купели из такой,
Что ж ты пляшешь, что ж ты мчишься
По канаве городской?

1988



*  *  *

Всю ночь гроза над домом билась,
Чертила тучи поперёк,
А утром небо, как умылось,
Над полем тоненький парок.

Деревья мокрые уснули,
И после бури грозовой
Дремота сладкая июля
Повисла в дымке зоревой.

1983



ПЕРЕД  РАССВЕТОМ

Не шелохнётся тихая листва,
Не запоёт в ночных просторах птица,
Над горизонтом небо загорится,
И заблестит высокая трава.

И пробредёт лосиха в темноте
Своей тропою тайной к водопою,
Но вот петух проснётся за рекою,
И закричит, встряхнувшись на шесте.

И в тишину ворвётся свежий ветер,
Зашелестят деревья и трава,
И станет ясно, что земля жива,
И день хороший выдастся на свете.

1983



*  *  *

Ты пила из Колодца Любви
На девятом глотке прошептала:
— Отзовись, милый мой, позови,
Я тебя дольше жизни искала.
Я ловила тебя в небесах,
Но пустыми они оказались,
Я в цветущих бродила садах —
Пустоцветы испортили завязь.
В море синем бросало мой чёлн,
Ничего не ответило море,
Я бросалась за первым лучом,
Не спала в предрассветные зори.
У лесов я просила тебя,
Прошумели они, отшумели,
И тогда я забыла себя,
Как великие девы умели.
Вот и жизнь на исходе моя,
И Колодцу Любви я взмолилась:
— Где волшебная сила твоя?
Неземная, небесная милость?
— На девятом глотке загадай, —
Отозвалась молчавшая бездна, —
Ты гордыню свою мне отдай,
И тропой уходи незаметной.
И ушла ты печальной тропой,
Но явилась волшебная сила,
И узнал я, что было с тобой,
Когда ты меня в сердце впустила.

1991


Источник: В. Волобуев. Блуждающий свет. Лирика. Белгород, Издательство Шаповалова, 1996. Стр. 19-31




Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2016




Следующие материалы:
Предыдущие материалы: