Главная // Книжная полка // Виталий Волобуев // Виталий Волобуев. Печалится трава. 1979


ВИТАЛИЙ ВОЛОБУЕВ

ПЕЧАЛИТСЯ ТРАВА

Из неопубликованного. 1979


*  *  *

Отрава, ох, отрава,
Отрава ты моя,
В лугах растёт отава,
А в ней валяюсь я.

Не мило даже это
Валяние в траве,
Когда проходит лето
И мутно в голове.

Принёс тебе травинку,
С цветочком полевым
И насмерть отравился
Вниманием твоим.

Валяюсь, мну отаву,
Шепнула ты: — Приду!
Кляну свою отраву,
И жаркой ночи жду.

1979



ВЕСЕННИЙ СЕВ
(зарисовки с натуры)



1. ЗАПРАВКА

На заправке, на заправке
Анекдоты для затравки.
Заправляет нас Кузьма —
Балагур, но строг весьма.
Капля мимо упадёт —
То-то будет анекдот.
Полон бак — вперёд, в поля —
Весел мир из-за руля!


2. ОБЕД


В поле после полудня
Утихает шум,
В тень попрятав головы,
Мы жуём лапшу.
А потом, усталые,
Долго пьём компот.
В небе птаха малая
Высоко поёт.


3. ЗОЙКА


Зойка-учётчица губы накрасила,
И на глаза много туши потратила.
В поле пылища, жара и работа —
Зойке понравиться, видно, охота.
Смотрим, смеёмся, и кажется всем —
Не было б Зойки, не кончили б сев.

1979



*  *  *

Разбило лодку о бетон;
Над набережной утро.
Я слышал лодки этой стон,
Я слышал — это жутко.

Не знала лодка, что река
В бетонных берегах,
Что в городе она узка,
Не то что там, в лугах.

И долго плыл последний стон,
И зла была вода.
Разбилась лодка о бетон
На щепки, навсегда.

1979



*  *  *

Ты там живёшь в обнимку с ветром,
Вдали от сердца моего,
А между нами километры,
Весна — и больше ничего.

А между нами снег растаял,
Сугробы к морю потекли.
Мы книгу всю перелистали,
Закладки старой не нашли.

1979



*  *  *

Начинаю, начинаю
Над собою суд вершить,
Постепенно понимаю
Для чего мне стоит жить.

Постепенно проникаюсь
Этой мыслью озорной,
Что теперь не затеряюсь,
Не исчезну под волной.

1979



*  *  *

У берёзы белой-белой
Руки-веточки дрожат.
Что с тобою ветер сделал —
Налетел и убежал.

Он не любит постоянства,
Ветер, ветреный гусар,
Не ему твоё убранство,
Не ему твоя коса.

1979



*  *  *

Приходит день и понимаешь —
И жил не так, и пел не так,
Жену чужую обнимаешь,
В кармане занятый пятак.

Приходит день — и не жалеешь,
Что время лодку унесло,
И что всего-то лишь имеешь
В руке ненужное весло.

1979



*  *  *

За околицею в поле
Прошлогодняя скирда —
В том году с соседкой Олей
Всё ходили мы туда.

А теперь глаза мозолит
Почерневший наш приют,
Новый хлеб на прежнем поле,
И ракита на краю.

За околицею осень,
В поле свежая скирда,
Ветер клочья лета носит
Ниоткуда в никуда...

1979



*  *  *

Деревенский пир богатый —
Был вчера я зван к столу,
Дернул чёрт вдову до хаты
Проводить за поцелуй.

Заворачивает круто
Злое бабье ремесло,
Но на этот раз как будто
Слава Богу, пронесло.

Ненадолго захватило
Вдовьей ласки колдовство,
Разорвать хватило силы
Нежеланное родство.

На скамейке у забора
До утра так и дрожал,
Всё смотрел, как месяц споро
От чужой звезды бежал.

1979



*  *  *

Хочется забыться,
Опуститься в вечер,
Побродить по травам,
Подышать зарёй.
Над спокойной речкой
Поразмыслить здраво,
Из окна криницы
Брызнуться водой.

Хочется подняться
И над небом тёплым,
И над речкой тёмной,
Над своей судьбой.
Хочется мне только
С выси обретённой
Просто посмеяться
Над самим собой.

1979



ОДНАЖДЫ

Однажды
Окрасится вечер закатным румянцем
И сочным краплаком нальётся.
Однажды
Пред ночью разденется ветер осенний
И тихо приляжет у речки.
Однажды
Душа растеряется, чувствуя близкую встречу,
Наполнится злом и любовью.
Однажды
Придёт на минуту, как небо, огромная радость
И маленькой тучкой прольётся.

1979



ПОЭТЫ


Стихи, они чуть-чуть нелепы,
Они — как иней на ветвях.
Поэты все немного слепы,
Особенно тупы в стихах.

Поэты у стихов в неволе,
Им рифмы заменяют жизнь,
Они не рады этой доле,
Но вот попробуй отвяжись.

Пристанут, и пока не скажешь,
Хореем, ямбом — всё равно,
Спать точно вечером не ляжешь,
Им утро, ночь ли — всё равно.

Вот потому глупы поэты,
А умников стихи глупы,
Но даже кто поверит в это —
Ведь с этой не свернёт тропы.

1979



*  *  *

Железная дорога,
Звенящая струна,
Мне с отчего порога
Она всю жизнь видна.

Она мне лечит нервы
Размеренной вознёй,
Я к ней бросаюсь первой,
Когда беда со мной.

Когда разбиты мысли,
И сердца будто нет,
Она мне слезы вытрет
И лязгнет мне вослед.

1979



ОСЕНЬ

Клоками рваными всё небо
Заволокло.
Поля не разодеты хлебом —
Ушло тепло.

У речки холодно и зябко —
Рябит вода.
И мать моя у старой хатки
Стоит одна.

1979



*  *  *

Во поле калина
Красотой кичится,
Мать родного сына
Всё не докричится.

И пускай измочен
Не один платочек,
Заскрипеть не хочет
Через луг мосточек.

В запад окунётся
Солнце цвета крови,
Мать домой вернётся,
Ставни не закроет.

Знаю я, что старой
Не дождаться сына,
Но ломать не стану
Красную калину.

1979



*  *  *

Качается, качается,
Печалится трава,
Стихи не получаются,
Кончаются слова.

Как будто намечается
Прекрасная строка,
Да вот не умещается,
В мои стихи река.

Пора б уже отчаяться
И не искать слова,
Да вот опять качается,
Печалится трава.

1979



*  *  *

Ты плакала, но быть спокойной силилась,
А я на мальчугана был похож,
Я что-то говорил, наверно, ложь,
Чтоб лишняя слеза твоя не вылилась.

Смеялся поезд, мимо проходя,
Над тем, что я такой большой и слабый,
Что разобраться не умею с бабой,
Он пролетал, вагонами смердя.

Наверно, вечер был хорош и тих,
Луна, должно быть, весело бежала,
В моей руке твоя рука дрожала,
И был я неудачливый жених.

Я морщил лоб, натужно думал думу,
Перебирал ходы в игре с судьбой,
Тянулось время и текла любовь,
И поезд проносился с жутким шумом.

А ты просила: — Уходи, прощай!
А ты шептала: — Ты куда, кудрявый?
А я себя считал последней дрянью,
Что не могу разлуку обещать.

Да, было так. Кончались слёзы смехом,
Мы расходились, каждый при своём,
Через туман, освистан соловьём,
Я шёл, гордясь придуманным успехом.

1979



*  *  *

Ольха под горою,
Ольха, ольха,
По мокрой дороге
Трава суха.

Топчу, приминаю,
Как боль, как боль,
Зачем вспоминаю,
Как шли с тобой

По узким брёвнам
Рука в руке.
Тогда не дрогнул,
Теперь — в реке.

Ольха по речке
Ольха, ольха.
Всё мельче, мельче —
Трава суха.

1979



СВАДЬБА

Сбежала невеста со свадьбы,
Не так велика и беда.
Но друг мой, покинутый Васька,
Впервые при мне зарыдал.

— Не ею обижен, приятель,
Обида поглубже лежит,
Я сроду был правдоискатель,
Хотелось мне правильно жить.

Искал я в любви пониманья,
Да вымерла нынче она  —
Толпятся у горла признанья,
Но их не приемлет жена.
А это — последний мой опыт...
И взгляд его вяло повис.

— Ты, Васька, ушами не хлопай,
А лучше невесту лови.

Совет мой был в общем-то глупым,
Но худа-то нет без добра —
Был Васька подбит на поступок
И с собственной свадьбы удрал.

Но долго ещё самогонка
Лилась, и шумели сваты,
Кричали неистово: — Горько!
В углу пировали коты.

Я думал, мусоля котлету,
Отставив неполный стакан,
Что Васькина правда не где-то,
В его же большущих руках.

В потёмки я вышел из хаты,
Не видя вокруг ничего,
И чудилось — Васька вздыхает,
И кто-то целует его.

1979



*  *  *

Наверно с неба будет снег,
Сегодня будет снег,
Наверно будет он во сне,
В тебе или во мне.

Потом пойдёт из сна вовне,
Сначала по стене,
Потом по сену на гумне
И наконец по мне.

И вот, когда исчезнет сон
А снег завалит склон,
И ветер дунет в унисон
Со мной и выйдет стон.

Тогда мы выйдем в этот сон,
Обнимем этот снег
И отречёмся в этом сне
От холода извне.

1979



ЖАЛЕНИКИ

Жили да были
В хате жаленики
Где-то за печкой
В углу, на поленнице.

Вместе со всеми
Ели вареники,
Всех, кому плохо,
Жалели жаленики.

Всех утешали,
Шептали хорошее,
Прятали в угол
Слезинок горошины.

Жили тихонько
На вид незаметные,
Делали дело
Большое и светлое.

Так бы и шло,
Да квартиру хорошую
Дали хозяевам
Хаты заброшенной.

Радости схлынули,
Мебель расставлена,
Тут-то и вспомнили —
Что-то оставлено.

Вроде уютно,
На кухне вареники,
Только за печкой
Остались жаленики.

Их позабыли
В узлы позавязывать,
Очень спешили
Вселение праздновать.

Люди,
Ковров и обид своих пленники
Не забывайте
За печкой жаленики.

1979



*  *  *

Зачем же ты тогда смеялась?
Нет, я не сразу рассмотрел
Глаз недвусмысленный обстрел,
И губ недрогнувшую алость.

Увы! В глаза не мог я глянуть,
Когда безгрешно целовал
Твоих ресниц полуовал
И щёк твоих туманный глянец.

1979



*  *  *

Был день волнением отмечен,
Был день раздумьями богат,
Был день последней нашей встречи,
А ночью месяц был рогат.

Пылил в глаза случайный ветер,
Песок дорожный остывал,
Я шёл, за мной тащился вечер,
И помаленьку отставал.

1979



*  *  *

Когда расслабляется снег,
Влажнеют дорога и небо,
И в дымке чернеют леса, —
Всё это ещё не весна.
Когда утро пахнет туманом,
Безмолвно висящим над речкой,
Покрытой подтаявшей коркой, —
И это ещё не весна.

Когда же душа веселится,
Пусть даже ещё и морозы
Прихватят под утро капель,
А к вечеру дунет метель, —
Вы мне что угодно твердите,
Но слышите — птицы в полете,
Но слышите — солнце всё выше,
И в полдень смеется она —
Над павшей зимою весна.

1979


Публикуется по авторской рукописи
Фото Анатолия Волобуева

Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2017


Следующие материалы:
Предыдущие материалы: