Главная // Книжная полка // Татьяна Олейникова // Игорь Чернухин. Этого огня я заслужила. 2007


ИГОРЬ ЧЕРНУХИН

ЭТОГО ОГНЯ Я ЗАСЛУЖИЛА…

К 60-летию со дня рождения Татьяны Олейниковой
Из журнала «Звонница» № 09 (2007)


Как неумолимо, а главное — как скоротечно, незаметно бежит время! И потому, может быть, мне кажется сегодня, что все это было недавно, было вчера: Томаровка… до боли знакомая с детства широкая улица, небольшой приветливый дом уже поседевшего, но ещё очень бодрого, энергичного моего учителя литературы Ивана Яковлевича Олейникова. После многих лет мы снова встретились, сидим в комнате, заставленной наполовину книгами, и слушаем стихи его дочери Тани. Тане 17 лет, она учится в десятом классе. Держится Татьяна уверенно, но временами голос её от волнения срывается, но постепенно завораживает нас:

Голубая моя, голубая,
Удивительных красок вода!
Мне хотелось к тебе губами,
Да не пробовала никогда.
Мне в ладони тебя бы, мне бы
Ноги вызолотить о песок,
Не могла, потому что небо
У моих опрокинулось ног.


Я, как заколдованный, ни о чем не думаю, слушаю стихи и почти физически ощущаю нашу неширокую речушку Ворсклу, её горьковатый вербный дух, её осенний холодок:

Я на дне твоем увидала:
Журавли летят, журавли…
Проплывают по синей дали,
Словно парусные корабли.
Я давно могла бы губами
И другой бы, конечно, мог…
Но не смею разбить кругами
Небо, вымытое у ног.
Тихо-тихо. Я вижу, тает
Журавлиный клин без следа.
Голубая моя, золотая,
Небом вымытая вода!...


Лицо у юной сочинительницы бледное, глаза горят, руки теребят ученическую тетрадь со стихами. Я молчу, теряюсь от неожиданной встречи с настоящей поэзией и не знаю, что сказать юному дарованию. Наконец тяну руки к ее тетради:

— Таня, дай мне рукопись, я покажу её в Союзе писателей.

Через месяц Татьяна читала стихи на собрании областной писательской организации и произвела большое впечатление на слушателей. Случилось так, что во время чтения стихов неожиданно погас свет. Но кто-то из писателей сказал:

— Читай, Таня, дальше, дальше, если помнишь…

И Таня читала впотьмах еще долго. Опоздавший на собрание и вошедший в неосвещенную комнату драматург Александр Аляутдинов замер у двери и слушал стихи стоя. Как видно, они его в буквальном смысле потрясли, он вдруг в сердцах воскликнул:

— Да включите же наконец свет! Я хочу видеть этого человека!

Через год у Татьяны в Воронеже вышла первая книга стихов «Ухожу за тобой». Как недавно и как давно это было! Нет уже на белом свете моего любимого учителя, отца Тани, Ивана Яковлевича, душевного и веселого драматурга Александра Аляутдинова. За это время Татьяна успела выйти замуж, стать матерью и воспитать двоих талантливых сыновей, исколесить всю страну, вволю наработаться в разных учреждениях образования и культуры, окончить Литературный институт имени Горького, опубликовать дюжину книг поэзии и прозы. Много утекло воды в Ворскле, воспетой когда-то юной ученицей, много изменилось вокруг. И в её жизни тоже… Но сердце и душа Татьяны Олейниковой по-прежнему принадлежат Её Величеству изящной словесности, по-прежнему ей она несёт «смятенье рифм и слов на казнь, на жизнь, на суд!» По-прежнему, как и в ранней юности, Татьяна Олейникова — проникновенный лирик, лирик по своей сути, по внутренней необходимости, по мироощущению.

Лирику Татьяны Олейниковой, на наш взгляд, отличает, как правило, не только глубина чувств, но глубина авторской мысли, разнотемье, психологизм, высокое поэтическое мастерство. В самом деле, почитайте, перелистайте её последние книги стихов и прозы «Спаси себя, человече!», «Прошедшее время», «Адвокат горшочек», и вы найдете в них стихи и прозу самого широкого спектра: здесь произведения о природе и экологии, о любви и женской доле, о нашей непростой истории, о минувшей войне, о человеческом предназначении и долге, о жизни и смерти, о детстве, его первых секретах и познании мира. Большинство стихов несут явно острогражданскую, социальную или общечеловеческую окраску. Ярким примером тому может служить стихотворение «Спаси себя, человече!»

Спаси себя, человече!
Сыне родимый, спаси…
Чтоб реки текли, а не речи
По нашей великой Руси.


Все это красноречиво говорит о том, что доброе сердце писателя не замыкается в узко-личностные переживания, а вмещает в себя все радости и горести родной земли, все боли, все традиции разных поколений русских людей. Но даже и тогда, когда поэт пишет, казалось бы, о своем сугубо личном, например, о своих близких: родителях, детях и любимом человеке — он умеет сказать шире, творчески решить сверхзадачу: слить в одно целое личное и общее, социальное, гражданское:

Баюшки-баю, братики…
Ночь еще велика.
Спите, мои солдатики
Будущего полка.
Спите. Тепло укрыла ли? –
Сколько раз посмотрю…
Вырастете, я крыльями –
Будет час — одарю.
Низко летать, высоко ли?
Стану не раз гадать.
Соловьем или соколом
Родину увидать?...


Тема русской Родины, Руси, России отчетливо проходит через все творчество поэта и пронизывает поэтические строки щемящим чувством любви, гордости и тревоги. Тема русской родины волнует поэта с первых шагов его творческого пути. В одном из ранних стихотворений о сказках мы читаем:

Мой добрый Андерсен!... Ты зажигаешь свечи.
Ну, улыбнись. Ну что ты все про грусть?
А впрочем, расскажи под синий вечер
Про Данию. А я тебе про Русь.


Уже в этих ранних поэтических строках юной Татьяны Олейниковой отчетливо слышится в биении её детского сердечка чувство Родины, радостное ощущение причастности к ней, гордость за свою Русь. Чувство Родины, гражданские мотивы в поэзии Татьяны Олейниковой получили дальнейшее развитие в последующих публикациях, книгах и являются одной из примечательных сторон творчества поэта. Вершиной лирики Татьяны Олейниковой являются, конечно же, стихи о женщине, материнстве, любви.

Два женских ремесла:
Растить детей, любить —
По жизни пронесла,
Иначе и не быть.


О женщине и материнстве поэт пишет с каким-то особенным чувством приподнятости и нежности, с глубоким пониманием состояния (радостного, грустного, отчаянного) женской души и искренним сестринским сопереживанием.

Лирическая героиня поэзии Татьяна Олейникова — современная русская женщина, вобравшая в себя лучшие национальные черты своих дальних и близких предшественниц, в характере которых органично сочетались ум, доброта, высокая духовность, чистота чувства, христианская совестливость, терпение, решительность и жертвенность. Это те замечательные русские женщины, которые вслед за мужьями-декабристами ехали на глухие сибирские рудники. Это те, которые страстно и нежно любили Пушкина, Тютчева, Есенина. Это они, кто «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет». Это они в Великую Отечественную сражались на фронтах рядом с мужиками за свою Россию и шли с гордо поднятой головой за неё на виселицы, в 46-м вместо лошадей тащили на себе плуги и бороны, засевая хлебом поле. Это они возводили Братскую ГЭС и поднимали целину, покоряли космос. Все испытания жизни, удары судьбы выдерживала русская женщина. Как говорится, прошла «огонь, воду, и медные трубы». Это она о себе в первые тяжелые послевоенные годы сочинила частушку:

Я и лошадь, я и бык,
Я и баба, и мужик.


И все-таки при всем этом сохранила в себе нежность, мягкость, женственность. Все эти прекрасные черты характера русской женщины в той или иной мере, конечно же, присутствуют в глубинном, проникающем образе лирической героини поэзии Татьяны Олейниковой. Но в характере героини поэта четко обозначались и свои, чисто олейниковские особенности общеизвестных черт характера русской женщины, речь о которых шла выше. Эти особенности довольно зримо проявились, на наш взгляд, в архивозвышенности откровения, публичности и остроте собственных чувств и поступков героини стихов, в её супервысокой планке интеллекта, духовности, женского достоинства, в её, если хотите, индивидуализме, горделивости, граничащей с откровенным максимализмом в оценке событий и явлений. Оценки эти идут от постоянного анализа героиней собственных чувств и поступков, от ее непроходящего чувства ответственности перед Богом и людьми за свою любовь, семью, детей, любимого человека. Не потому ли как следствие этой внутренней ответственности героини поэта в стихах так часто повторяются, звучат тревожно слова «суд», «грех», «прости» и т.п.? Слова прощения и христианского покаяния, так характерные для души русского человека. Любовь, семья, дети — это довольно серьезные испытания для двух любящих, особенно для женщины. В женской судьбе героини стихов Татьяны Олейниковой мало радужных веселых цветов, больше серых тонов, мало поэзии, больше прозы. Такова правда жизни. И Татьяна Олейникова не стесняется устами своей героини обнажать эту правду публично и выставлять её напоказ:

— Я червь. Я царь.
Я псарь. Я вор.
— А я жена, жена!
Жена царю? Жена псарю?
Не все ль равно. Жена.
Сама мету, сама сорю.
Судьбу хвалю, потом корю.
И все моя вина.
Вина за то, что недосол,
Что пересол… За то,
Что с нами век суров и зол.


Но за этой видимой неудовлетворенностью своей женской долей у героини поэта совершенно нет уныния и отчаяния, этого христианского греха, а наоборот, в конце стихотворения есть свет и утверждение собственного существования:

Но за один садимся стол —
И тем горды зато.


Вообще, надо сказать, героиня стихов Татьяны Олейниковой никогда и нигде не теряет присутствия духа, остается оптимистом, хотя реалии жизни, особенно сегодняшней, не дают повода для веселья. И все же героиня поэта находит в себе силы для улыбки:

Что мне укор? Ведь я сама
Суд над собой вершу.
Что мне разор? Что мне сума?
Заплату к ней пришью сама
И песню напишу.


Руки героини постоянно напряжены от нелегкой женской судьбы, а главное — от того, что с обеих сторон она крепко держит маленькие ладошки своих сыновей, чтобы малыши не разбили носы, да и самой, благодаря их ручонкам, чтобы не упасть наземь.

Все ожидаю
Светлого ясного дня,
Сброшу когда
Непосильное бремя разлуки…
Выбегу встретить тебя!
А за белые руки
Держатся крепко,
Упасть не дают сыновья.


Оптимизм, женская горделивость делают героиню стихов неординарной, сильной личностью, свободной и независимой даже от горестных обстоятельств жизни. Осознание в себе этого ценного человеческого качества, возвышенности духа по праву позволяет поэту устами своей героини сказать о себе высокие слова:

Я — река, у которой и ты не успел разгадать глубины.
Я теку по земле меж созвездий ночных, в облаках отражаясь…


И действительно лирическая героиня поэзии Татьяны Олейниковой — натура глубинная, знаковая. Она если любит, то любит самозабвенно, задыхаясь сама от этого сладкого и горького чувства. Любит пожизненно. Общеизвестно, что любовь не только «вздохи на скамейке, прогулки при луне», соловьи, поцелуи, но случается (и довольно-таки часто!) глубокие в ней разочарования, трагические обрывы. Героиня стихов Татьяны Олейниковой все это испытала. Прошла все белые и черные залы любви. На её долю выпало немало радости, немало печали. Вот она, счастливая, собирается на свадьбу и восторженно просит:

Одолжите снега,
Одолжите мне белое платье —
Я венчаться пойду.
О ветра! Не задуйте свечу.


А вот она в горестные минуты расставания с любимым человеком:

— Я замолчу навеки. Но с тоскою
Я посмотрю былой любви вослед.
Прощай, прощай…
И где-то за рекою:
— Прощай. Прости,
Хоть мне прощенья нет.


Любовь для героини стихов Татьяны Олейниковой — святость, храм, и она в этом храме — неистовая жрица. Жрица мощного, порой рокового чувства, схожего с огнем:

Все жар! Все полымя!
Как полоснет по жилам!
Но этого огня я заслужила,
Он до огня души моей дорос.


Отступиться от любви, перестать верить в неё, утверждать, что её нет — значит потерять себя в этой жизни. Вот почему поэт так строго говорит об этом со своим сыном:

Нет любви, говоришь?
Но в крови —
Молодой и горячей
Сердце матери, слышишь, горит…


Героиня стихов Татьяны Олейниковой надеется пронести этот жар крови через всю жизнь:

Любовь моя меня переживет!
Прости меня. Моя душа в ответе
Пред Господом за все грехи мои —
Но никому меня на целом свете
Не попрекнуть за чистый жар крови.


Максималистка в своих чувствах, напрочь отвергающая ложь, предательство, зло, героиня стихов Татьяны Олейниковой в любви (конечно же, с горечью) ради её продолжения иногда может поступиться своими принципами и простить любимому человеку его пороки. Это тоже опять-таки в характере русской женщины-христианки.

Дважды в реку не входят одну,
Так решили людские законы.
Ты входил. И не дважды.
Это я так решила…


Стихи Татьяны Олейниковой — это своеобразная поэтическая сага о современной русской женщине, о её нелегкой судьбе, о красоте и высоте её души. Татьяна Олейникова — поэт, что называется Божьей милостью. Стихи её сплошь метафоричны, образны, изящны. И ещё. Чувственная ткань стиха Татьяны Олейниковой всегда мыслящая, интеллектуальная. В ней нет места пустопорожним словам. Каждое слово несет содержательный заряд. Отсюда несуетность, раздумчивость, философичность многих стихов поэта. Особенно любопытно в этом плане, на наш взгляд, её поэма «Молитва». Татьяна Олейникова как истинный художник наделена не только острым, зорким взглядом, но и завидным воображением, позволяющим ей возвращать время и события. Вспомните поэму о Пушкине. Поэзия Татьяны Олейниковой возвышенна, классически чеканна. Стихи поэта отмечены высокой культурой и свидетельствуют о завидном знании русского поэтического языка. Для поэзии Татьяны Олейниковой характерно ещё одно очень хорошее, важное качество — стихи её во многом идут от народного поэтического творчества. И здесь очень удачно соседствует личный житейский опыт и вековая народная мудрость, вплетенная органично в чувственную стихотворную ткань в виде умело осовремененных народных присказок, пословиц, поговорок, песен, метких выражений и словечек. Для примера приведем только одну строфу из небольшого стихотворения:

Милый, любимый,
Я слез не сронила, —
Песни свои я в огне схоронила.
Вот они, песни,
От строчки до строчки…
Ягодки — после.
Все больше цветочки…


Народное поэтическое творчество оказало заметное влияние и на всю систему художественных образов поэзии Т. Олейниковой, на её грусть, яркую метафоричность, ритмику, тональность, на литературный стиль, синтаксис языка. Все это придает поэзии Т. Олейниковой неповторимую свежесть, отчетливо видимую самобытность её таланту. Поэзия Татьяны Олейниковой всегда активна, действенна. Вы не найдете в ней аморфных, созерцательных или описательных строк. Все они за что-то борются, воюют, к чему-то призывают. Сегодня к Татьяне Олейниковой, прекрасному мастеру изящного слова, пришла пора зрелости жизни. За недолгие годы Татьяна Олейникова хорошо потрудилась и много успела. Она заслужила у жизни за свой писательский труд самых высоких и добрых слов.

В одном из стихотворений по этому поводу она писала:

А — работа! — чтоб душу свело,
Чтобы кровь побежала по жилам.
…Я у жизни свое заслужила —
Распрямляться, — когда рассвело.


Да, Татьяна Олейникова имеет право распрямиться и стать в полный рост перед жизнью, перед своим временем, перед современниками. Она прожила достойно, трудно, радостно, порой горько, но захватывающе …

Ни дня без строчки! Писательская работа все больше и больше захватывает трудолюбивого художника слова.

Последние годы Татьяна Олейникова пишет не только стихи, но и прекрасную прозу, много и талантливо занимается художественным переводом, редактирует книги других поэтов. Особенно обращает на себя внимание её первая проза — довольно объемная повесть (303 страницы) «Адвокат горшочек». Книга эта, на наш взгляд, заслуживает отдельного разговора, и мы не станем сейчас вдаваться в подробности её достоинств, скажем только одно: эта книга является большой удачей писателя. Чтобы написать такую книгу, надо было обладать не только феноменальной памятью, в частности памятью детства, не только суметь воспроизвести прошедшее время, но и вернуть себя в свое детство, возвратить снова себе состояние души маленькой Тани. И автор замечательной повести о «детстве первом» справился с данной писательской сверхзадачей блестяще. Состояние души маленькой Тани ярко и отчетливо проявляется на протяжении всего повествования, особенно (просим обратить на это внимание!) в его лирических отступлениях. И как бы автор «Адвоката» ни пытался уйти от поэтического восприятия себя и окружающего его мира, довольствоваться только «чистой» прозой реалий фактов семейной биографии, семейного быта, в радужных текстах книги то и дело подсознательно ощущается дух поэзии! И это замечательно!

Татьяна Олейникова и в прозе остается верна литературному жанру, давно ставшему её судьбой, необходимостью её души, остается поэтом. А как же иначе? Она одна из тех настоящих поэтов, кто:

Надменно и чуть величаво
Пройдет, не заденет плечом…
Подайте поэту на славу! —
Хоть слава ему нипочем.
Ни горе его не научит,
Ни беда, что носит с собой…
Что слава ему! Если мучит
Его неземная любовь.
Он между землею и между
Лучом, что его ослепил…
Подайте поэту надежду —
(Что будет он вечно любим!)
Пройдет он по этому свету,
Не в двери, а в душу стучась,
С одной только верой, что где-то
Кому-то он нужен сейчас.


…Любите поэта…

И читатель действительно любит Татьяну Олейникову. Любит её талантливую поэзию и прозу. Любит и искренне желает юбиляру человеческого и творческого долголетия.

Да хранит поэта Господь!


Источник: Журнал «Звонница», № 09, 2007. Стр. 325-332


Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2017


Следующие материалы:
Предыдущие материалы: