Главная // Книжная полка // Виталий Волобуев // Виталий Волобуев. Расскажу я тебе о хорошем. 2015

ВИТАЛИЙ ВОЛОБУЕВ

РАССКАЖУ Я ТЕБЕ О ХОРОШЕМ

Из книги: «На берегу Вселенной» (2015)


*  *  *

Птица знакомая бьётся в окно,
Крылья разбить не боится,
Только окошко забито давно,
Долго не видело птицы.
Я бы открыл, только крепких гвоздей
Столько набито – не справлюсь,
Я бы открыл, да от злых от людей
Больше тогда не избавлюсь.
Я позабыл ослепительный свет,
Окна забил и обиду.
Птица родная, мне выхода нет,
Я б и хотел, да не выйду.

1990



*  *  *

Провожала, обнимала,
Говорила: – Как же быть?
Мне не ночки – жизни мало,
Чтоб тебя перелюбить.
Говорила: – Что ж ты, милый,
Оставляешь мне тоску,
Мне б тебя на век хватило,
Много ль лет в моем веку?
Ничего я не ответил,
Помахал в окно рукой,
Думал – волен я, как ветер
Над задумчивой рекой.
Оказалось – ветер тоже
Гор не волен одолеть,
Лишь за речкой следом может
К морю синему лететь.

1991



*  *  *

Ты вышла мне навстречу
На низкое крыльцо,
Струился тихо вечер,
Лучило свет лицо.

Окликнула негромко
Из тех далеких лет,
Когда в густых потёмках
Я шёл к тебе на свет.

В ночи окно горело
Предчувствием тепла,
Ты выходила в белом
И в руки мне плыла.

Какие были ночи!
Какой к утру туман!
Союз наш был так прочен –
Не верилось в обман.

И вот – навстречу вышла,
Как много лет назад.
Так расцветает вишня –
И оживает сад.

1996



*  *  *

И стрекозы летали над тихой водой,
Нашу лодку за лист принимая,
И, садясь на раскрытую солнцу ладонь,
Приносили дыхание рая.

Так и плыть бы по этой густой тишине,
И катать на ладонях стрекоз,
И качаться на тихой случайной волне
Вдалеке от ветров и от гроз.

1997



*  *  *

Вымерла деревня, высохли дома,
Ночью звёзд не видно, непроглядна тьма,
Домовые плачут, одичал погост,
Ласточки весною не заводят гнёзд.
Окнами пустыми смотрит в огород
Старая хатёнка, низенький порог,
На столе столетнем пыли на вершок,
На тыну забытый сушится горшок.
Брошено жилище, буйствует бурьян,
Ветер в трубах свищет, ищет поселян.
Ни петух не крикнет, ни залает пёс...
Только пух кружится опустевших гнёзд.

1988



*  *  *

Я с полем простился осенней порою,
И с птицами вместе подался на юг,
И с птицами плакал, когда за горою
Остался к зиме остывающий луг.

Летел, отставая беспечно от стаи,
Пока наконец не остался один.
Куда меня ветер принёс – и не знаю,
И нет мне покоя средь голых равнин.

1998



*  *  *

Расскажу я тебе о хорошем,
О плохом все и так говорят,
Поведу тебя в сад запорошенный,
Зимний сад, ослепительный сад.
Посмотри, что за чудо небесное –
Эти ветки в белейших мехах,
Вот и яблоня смотрит невестою,
Знает, грешная, толк в женихах.
Мы пройдём до ракит убаюканных,
До кустов над притихшей рекой,
Тронет ветер – такое споют они,
Что и ты потеряешь покой.
Как живут! Как, продрогшие, держатся!
Как бесстрашно встречают мороз!
Ты прислушайся, милая девица,
Как под снегом берёзки надеются
Уберечься от ран и от слёз.

1988



*  *  *

Приоткрывается завеса
Над дальним будущим моим,
Я этим жгучим интересом
Почти болезненно томим.
Я так хочу увидеть явно
Ещё не бывшего следы,
Но студит сердце постоянно
Предощущение беды.
А вдруг закроет мир стеною
Души ослепшей немота,
Когда представится ручною
Неуловимая мечта.
Как мы порою безрассудны,
Что мы по глупости творим,
Когда, рискуя поминутно,
О том, что будет, говорим...

1983



*  *  *


Я тебя обнимаю далёкую,
Твоё имя шепчу в темноту,
Ты совсем невесомая, лёгкая,
И не видно тебя на свету.
Но ладони, тобой околдованы,
Ощущают тебя наяву,
Нашей встречей, такою недолгою
Я теперь и дышу и живу.
Все минуты тобою наполнены,
В сновиденьях одна только ты,
Но один я, один в моей комнате,
Не заполнить никем пустоты.

1990



*  *  *


Как хорошо с тобою пишется,
Когда присядешь в уголке:
Твоё дыханье рядом слышится,
И платье длинное колышется,
И дрожь проходит по руке.

И вот перо листа касается,
И появляется на нём
Великолепная красавица,
Что навсегда со мной останется
В блокноте ветреном моем.

А я твоё дыханье слушаю,
Вдыхаю запахи духов,
И ждёт опять душа заблудшая
Тобой навеянных стихов.

1990



*  *  *

Не оставляй меня надолго,
Не заставляй меня дрожать –
Поверь, что не из чувства долга
Тебя я вышел провожать.
Не оттого, что мне посмелось
Тебя от холода укрыть,
А лишь души осиротелость
Хотелось с кем-то разделить.
Ты видишь – туча в небе тает,
Всё ярче звезды, всё видней.
И пусть ты мне никем не станешь,
Но есть ли кто-нибудь родней?

1990



*  *  *

Посижу на берегу Вселенной,
Посмотрю её круговорот,
Этот омут, белый, звёздно-пенный,
И меня в глубины унесёт.
Полечу, свободный, бестелесный,
Потеряюсь в призрачных мирах,
Погружусь в немыслимые бездны,
Подержу галактики в руках.
Может быть, об этом мы тоскуем,
По земле безрадостно бродя,
И собой безропотно рискуем,
Душу до безумья доводя.

1990



*  *  *

Иду без опаски, торю новый след
На необъяснимый блуждающий свет.

Сбиваюсь, петляю, иду наугад,
А свет то направо ведёт, то назад.

То снова выводит на пройденный путь,
То в пропасть как будто желает столкнуть.

И падал, и снова мерцанье ловил
Среди равнодушных далёких светил.

Быть может, он видим лишь мне одному,
Но путь доверяю я только ему.

Кто светит, не знаю, но выбора нет –
Иду на неясный блуждающий свет.

1992



*  *  *

Непрошено, негаданно, неведомо откуда
Взошла звезда желанная, предшественница чуда.

И свет разлился по полю, дразня и увлекая,
Я столько жил и маялся, но – вот она какая!

Волнением наполненный, плыву, теченью веря,
Забыв былое, пошлое, разлуки и потери,

На свет звезды загадочной, взошедшей ниоткуда,
И просветляюсь, веруя, предвосхищая чудо.

1990



*  *  *


Я вошёл в эту чистую воду,
Где на дне и песчинка видна,
И обрёл наконец-то свободу,
Отпустила меня быстрина,
Что бросала меня и носила
В мутных водах своих меж камней,
Об утёсы безжалостно била
С каждым новым порогом больней.
Но я выжил, и выбрался целым,
И дошёл до равнинной воды,
Где истоки очищены мелом
И на дне остаются следы.
Я вошёл в эту гладь и прозрачность,
Жадно воду целебную пью,
Видно, здесь навсегда обозначу
Основную стоянку свою.

1990



*  *  *

Подожди, не тревожь моё сердце, позволь
Самому пережить отлучения страх,
Не спеши довести до отчаянья боль,
Отложи погружение в холод и мрак.

Я вчера ещё мог обо всём забывать,
Ни о чём не жалеть и не видеть преград,
А теперь всё проходит, молчанья печать
На устах; и тяжёл иссушающий взгляд.

Вот и всё, наступил завершающий миг,
Я готов обо всём говорить без обид,
Всё прошло, я урок твой жестокий постиг,
Сердце, сном непривычным объятое, спит.

1991



ВОСПОМИНАНИЕ О КРЫМЕ

Где это я побывал – не в раю ли?
Море шумело, и яхта плыла,
Солнце пылало, и горы тонули
В дымке тумана, грозила скала

Рухнуть от вздоха подземной стихии,
Но всё стояла и тысячи лет
Ветры шептали ей песни, стихи ли
И по пылинке сводили на нет.

С другом о вечности мы говорили,
Вечер тихонько волною плескал,
Чайки смеялись и вольно парили
В тёплом и трепетном море у скал.

Я ль это слушал дыхание моря,
Я ли в солёной резвился волне,
В пену бросаясь, с дельфинами споря,
Или всё это привиделось мне?

1991



*  *  *

Никогда не повторится
Уходящая заря,
Солнце снова загорится
Только в каплях янтаря,
Что текли – и вдруг застыли,
Как слезинки на щеке,
Как стихи – словами были,
А теперь – строка к строке!

1978



*  *  *

Люблю не как прежде – ревниво и страстно,
Безумьем охвачен, волненьем влеком,
Как будто тебе даже время подвластно,
И ты, словно поезд, курсируешь в нём.

Теперь всё иначе – спокойно, надёжно,
Любовь, что ребёнок, растущий в тепле,
И жить по-другому уже невозможно,
Но к свету идти в отступающей мгле.

Любовь – как награда за прежние муки,
Искомый так долго надёжный приют,
Когда обнимают любимые руки
И в сердце весенние птицы поют.

2010



УТРОМ


Вишни цветущей дрожащая ветка
Видится утром в открытом окне,
Нет ещё солнца и нет ещё ветра,
Только светлеется в той стороне.
Только ещё наполняются светом
Небо и воздух; всё ярче цветы, –
Ты ещё, впрочем, не знаешь об этом,
Спишь и во сне улыбаешься ты.
Может, тебе то же самое снится –
Вишня цветущая, ветка в окне,
И – что тебе на рассвете не спится,
И – то, что я улыбаюсь во сне.

1983



*  *  *

Золотая осень, осень золотая,
Сердце остывает, словно жёлтый лист,
Отбывает к югу запоздало стая,
Замолчал за речкой старый гармонист.
А бывало, летом, разгоняя темень,
Заливалась резво звонкая гармонь,
Подпевая лихо соловьиным трелям,
И казалось – медлил зоревой огонь.
А теперь темнеет рано и надолго,
Соловьёв не слышно – только воробьи
Мечутся по небу да галдят без толку,
Свистнешь – врассыпную, как мечты мои.
Тихо за рекою, листья облетают,
Уплывают, медленно на воду ложась.
Развевает осень, осень золотая
Нежных паутинок тоненькую вязь.

1990



*  *  *


Ах, что за женщину я встретил,
Когда по улицам бродил
Грозя бедой, носился ветер,
Страх на деревья наводил.
Но шла она, и что там ветер,
И что там осень и беда –
Не будет осени на свете,
И не наступят холода.
Ах, эта женщина не мимо
Меня унылого прошла,
Она меня заполонила,
Как половодье, унесла.
Она меня осенней смуте,
Сырому дню не отдала,
И этой сладостной минуте
Я все пожертвовал дела.

Ах, что за женщину я встретил...

1984



*  *  *

Занавесил снег просторы,
Первый снег,
Спрятал глаз твоих озёра
Белый мех.
Вот кружится и взлетает
На ветру,
Порезвится и растает
Поутру.
Отчего же так мне грустно
Одному,
Оттого ль, что так он хрупок,
Не пойму,
Оттого ли, что в озёрах
Крепок лёд?
Нет ответа, только шорох –
Снег идёт.

1989



МЕТЕЛЬ


В ночи беснуется, кружится,
Гудит за окнами метель,
Отступит, снова разбежится,
Ударит, как шальная птица,
Которой некуда лететь.
Так и в душе метелит снова,
Недобрым холодом вьюжит,
Сказал ли кто-то злое слово,
Или ошибся бестолково,
Ища, где истина лежит.
Гудит, окно тревожит вьюга,
И, что печальнее всего,
Мне не дождаться нынче друга,
Пуста метельная округа,
Да и не надо никого.

1981



ПЕРЕД РАССВЕТОМ

Не шелохнётся тихая листва,
Не запоёт в ночных просторах птица,
Над горизонтом небо загорится,
И заблестит высокая трава.

Лосиха растревожит темноту,
Пройдя тропою тайной к водопою,
Петух проснётся ранний за рекою,
Споёт побудку на своём посту.

И в тишину ворвётся свежий ветер,
Зашелестят деревья и трава,
И станет ясно, что земля жива,
И день хороший выдастся на свете.

1983



*  *  *


Забыл, о чём с ней говорил,
Забыл, что ей дарил,
Но помню ясно цвет зари
И шелест чьих-то крыл,
И шёпот близкого ручья,
И трепет тёплых трав,
Дыханье свежего жнивья,
Далёкий шум дубрав,
У речки ржание коня,
В тумане белый стог...

Ну что за память у меня? –
Всё помнится не то.

1983



*  *  *

Ладони помнят твоё тело,
Оно в них облаком летело,
Оно светило и блистало,
Покуда воздухом не стало.
И этим воздухом дыша
И до сих пор живет душа.

1988


 
*  *  *


Здравствуй, милая рябина,
Краснощёка и юна,
Отчего я нынче стыну,
Знаешь только ты одна.
Закатилось солнце в тучу,
Разлилась по сердцу грусть,
Чем себя я нынче мучу,
Над какою думой бьюсь?
Отблеск неба красноватый,
Плеск далёкого весла,
Юность чистая к закату
Тихо в лодке поплыла.

1984



*  *  *

Всю ночь гроза над домом билась,
Чертила тучи поперёк,
А утром небо как умылось,
Над полем тоненький парок.
Деревья мокрые уснули,
И после бури грозовой
Дремота сладкая июля
Повисла в дымке зоревой.
И только дуб полусожжённый,
Листвой иссушенной шурша,
Шептал округе потрясённой,
Что вознеслась его душа.

1983



СЕНТЯБРЬ

В поле пыль – в лесу прохлада,
Оглушает тишина,
И листва лесного сада
Тихим пламенем полна.
Шевельнётся ветка где-то,
Зашуршит барсук в норе,
Но никто не даст ответа –
Всё ль ещё хозяйка лето
Или осень на дворе?

1983



*  *  *

Никуда я нынче не поеду,
Никому печаль не повезу,
А зайду к немилому соседу,
Заведу с ним тихую беседу,
Отведя нависшую грозу.

Не хочу гоняться за далёкой
За мечтой несбыточной своей,
Может, кто-то рядом одиноко
На тебя глядит из тёмных окон
И уже не ждёт к себе гостей.

1984



*  *  *

Пока я жив, жива Россия,
Она со мной, она во мне,
Невидимо, невыразимо,
В непостижимой глубине.
И потому мне любы люди
Любых обличий и кровей,
Ведь был бы мир и сух, и скуден
Без многоликости своей.

1986



ДАНО ПОЭТУ ПРАВО ГОВОРИТЬ

Когда милы и снег, и суета
Сухой листвы, сгоняемой в овраги,
Тогда перо касается листа
И проявляет знаки на бумаге.
Они приходят из времён иных,
Иных пространств, не наших измерений,
Нам не понять, когда родится стих,
Кто нам диктует смысл стихотворений.
Дано поэту право говорить,
Но он лишь повторяет то, что слышит,
В его руках трепещущая нить,
Которой стих невыписанный вышит.
Освобождённым от земных оков,
Не всем подъёмно жреческое бремя.
Поэтов заметает снег веков,
Но их стихи протаивают время.

2014


Источник: В. Волобуев. На берегу Вселенной. Белгород, Издательство «Константа», 2015, стр. 62-94



Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2015



Следующие материалы:
Предыдущие материалы: