Главная // Книжная полка // Зинаида Филатова // Зинаида Филатова. Молитва. Из книги «Если б не окна». 2016

ЗИНАИДА ФИЛАТОВА

МОЛИТВА
Из книги «Если б не окна...» (2016)

*  *  *

Позднее прозрение…
Надо как-то жить.
Позднее крещение —
Богу послужить.
Крест надела трепетно,
И перекрестясь,
Я не стала ветреной,
С Ним почуя связь.
И душа, как в младости,
Устремилась вдаль…
Мне бы детской радости,
Прочего — не жаль.




*  *  *


Возвыситься над мелочностью быта,
Безропотно страдания принять,
Молиться за того, кем позабыта,
И никого ни в чем не обвинять.

Я верую. И таинством крещенья
Пусть укрепится вера до конца.
Уходит ночь. Светает. И прощенье
Исходит от спокойного лица.




*  *  *

От земли — земная радость,
А небесная — от Бога.
Мне б решиться лишь на малость —
Оттолкнуться от порога,
Чтоб взлететь на крыльях духа
Над земным чадящим смогом,
И не верить больше слухам,
Будто я забыта Богом.
Не забыта! Сон мой вещий
Предсказал к нему дорогу.
Я лечу… Душа трепещет
Перед встречей от восторга!




*  *  *


Чтобы неверием душу не сжечь
И не остаться хранилищем пепла,
Я — за игру, только б стоила свеч.
Я — за любовь, чтобы с нею хоть в пекло.

Если измучает жажда потом,
Браги напьюсь, как пивали искони,
И помолюсь пред Великим постом,
Взор обратив к своей старой иконе.




*  *  *

Прозренье — это Божий дар!
Но как достигнуть совершенства,
Чтоб так же принимать удар,
Как принимаем мы блаженство?
Чтоб вековечное «прости»
Молчанием не заменилось.
…И потерять, и обрести —
Душе моей дано — как милость.




*  *  *

Необозначенный путь
И неуверенный ход…
Боже, куда повернуть,
Чтобы идти на восход?

Всё, что от жизни брала,
Всё — потеряло значенье.
Света хочу и тепла.
А остальное — зачем мне…




*  *  *

Я не хочу терзаться мукой,
Лишать себя просвета дня.
Течёт река. И есть излука.
Пусть той излукой буду я.

Пусть будет светлое начало
Безбрежных помыслов моих,
Чтоб Божье Слово в них звучало
И наполнялся Словом стих.




ГРЕШНИЦА

Греховодить и каяться…
Есть ли в этом заслуга?
Одинокая странница, —
Ни жена, ни подруга.

Кем ты будешь поругана?
Есть ли в мире безгрешные?
Не смотри так испуганно
В своё завтра поспешное.

Будут в прошлом сомнения,
Будут раны залечены…
Слышишь дивное пение? —
Значит, ангелом встречена…




*  *  *

       В какой превратился треклятый ад
       Мой глупый грешок грошовый.
             М. Цветаева


Прочь от меня, бестолковые,
Прочь от меня, беспутные…
    Как мне от вас избавиться?

Мне бы слова шелковые.
Мне бы пойти к заутрене,
    Там и покаяться…

За переполненность чувства,
За бесконечное — «верю!..»,
    Что стану когда-нибудь мудрой,

За сжатие пальцев до хруста,
Когда заскулит под дверью
    Жизни собачьей утро.

…Но день прокатился спешный,
И шепчет мне что-то путное
    Ночь моя в белом платьице…

А мысли-то, мысли грешные
Не отпускают к заутрене
    За них, окаянных, покаяться.




МОЛИТВА


Боже правый! От паденья
Огради свою рабу.
Позови в свои владенья,
Укажи свою тропу,
Помоги мне, умоляю!
Призови, пока чиста…
Пусть перо не знает края
Белоснежного листа.




ВЕРБОЧКА

Самая разумная веточка — лоза.
Самая певучая веточка — лоза.
Посмотрю на вербу — в тихие  глаза,
У меня невольно катится слеза.

Гибкие и лёгкие виснут кисти рук.
Талым снегом моются ступни у излук.
Там неделя вербная размыкает круг,
Там яйцо пасхальное катится на луг.




*  *  *

Так и живу в атмосфере удушья.
И ничего. Приспособилась я.
Всё, что моё, — это сумка пастушья,
Ноша не тянет, она ведь — своя…

Сумка… сума… да избитые ноги…
Дума из дум у судьбы на краю:
Как постучусь на заветном пороге
К тем, кто уже пребывает в раю?

Боже, позволишь вратам отвориться?
Дай мне войти… И прости, что в миру
Я безрассудно пыталась храбриться, —
Что никогда-никогда не умру.




*  *  *

В храме высоком лики святых,
Благообразных, смиренно-спокойных.
Освобождаюсь от мыслей пустых
Перед святыми очами иконы.

Словно умылась водою святой.
Слёз очищающих не вытираю.
Будто и не было женщины той,
Что безрассудно ходила по краю…

Будто и не было горестных дней.
Боль утихает… И в час этот поздний
В храме высоком молитва слышней,
Явственней голос Господний.




*  *  *

Зачем средь сутолоки дней,
Среди вселенского раздора
Вступаю в мелочные споры,
Чтоб уколоть себя больней.

Опомнюсь, — чувствую — не тем
Больную душу я врачую.
Уже не сердцем — кожей чую
Дела — не те, слова — не те…

Бежать! Пока ещё жива
Во мне гармония природы,
Туда, где под высоким сводом
Живут высокие слова.




ПАСХАЛЬНОЕ  УТРО

Всё так и было. Звон колоколов…
И пробудились города и веси…
Исчез поток пустопорожних слов.
Сегодня на устах:
«Христос воскресе!..»

И всем казалось, что не отлучён
Никто от Бога, даже грешен если…
Пронизанное ангельским лучом,
Взметнулось вверх:
«Воистину воскресе!»




*  *  *

В зрелости — мудрость?
Кто ж это выдумал?
Мудрость — божественна!
Вот от чего
Вдруг озаряюсь я
Светом невидимым,
Хоть и не значу
Почти ничего.




ТАМ

Там нет затоптанных путей.
Там каждый к своему причалу
Приходит просто, без затей,
Как будто к своему началу
Душа незримая восходит,
И в окружении ином
Себе подобных там находит,
Забыв о бытии земном.




РАССКАЗ БАБЫ НЮРЫ

Хутор Ближний. А живу я в Дальнем.
В магазин из Дальнего иду.
Внучка просит ей купить медальки
Шоколадные и пряник на меду.

Дождь осенний. Чернозём пахучий,
Как бурашный крепкий самогон,
Валит с ног. Но подвернулся случай —
Тормознул шофёр. Он на обгон

Не пошёл. Он сжалился над пешим,
Из кабины поманил рукой.
Был водитель стороны нездешней, —
Но гляди, душевности какой!




*  *  *

       И. Чернухину

Пригласи на танец, листопад.
Закружи, развей мои тревоги.
Занемели без движенья ноги,
Да и сердце бьётся невпопад.

Лист молчит. А снег летит на сад,
Ласково ложится мне на плечи…
Буду танцевать! Гасите свечи…
Белый танец. Я и снегопад!




*  *  *

       Ш. А.

Всё, что было, — позабылось.
Всё, что будет, — не настало.
Сердце, сердце-то как билось,
А душа как ликовала!

Мыльный снег. И где-то тихо
Кто-то пел. А мы с тобою,
Как на крыльях, мчались лихо
Прямо в небо голубое.




*  *  *


       Н. Дроздовой

Неужто за теми горами,
Неужто за теми лесами
Задумчивый мой?

Дрова незаметно сгорали,
И время летело, как сани,
Всё вниз — по прямой!




ПЕРЕД  КАРТИНОЙ

       Надежде Е.


Я — поле. Я — горы. Я — лес на картине.
Я — сонная речка, поросшая тиной…

…Не дрогнет сосна, не качнётся берёза.
Не вьются, не ластятся нежные лозы.

Приди же, художник! Волшебною кистью
Прошу, разбуди эти сонные листья.

Вдохни в меня радость весёлого лета.
Без воздуха я погибаю, без света!




*  *  *


       Как в омут с обрыва!  
       И слышно: — А кто там летит?
             Т. Олейникова


Так было со мной не однажды:
Взлетишь вдруг в безмолвную тишь,
А где-то внизу: — Да куда ж ты?! —
Но ты уже к звёздам летишь.

Лечу я, лечу! Мир безбрежен,
Мне звуки Галактик слышны…
…Как жаль, что с годами всё реже
Приходят крылатые сны.




*  *  *

             Надежде Б.

На дальнем берегу трава
Пожухла, побелела.
И отзвучали все слова,
И сердце отболело.

Зима холодная — мне мать,
А ветер — друг крылатый.
…Прощай, меня ты обнимать
Не будешь — как когда-то…




*  *  *
             Татьяне О.

Когда-то рассыплются звенья.
Что сущность скрепляли мою.
Признание ждёт ли, забвенье —
Не знаю. Но только стою
В раздумье у самого края.
И в сердце мучительный страх:
А что, если жизнью играя,
Решусь на отчаянный шаг?
Взлечу! Лишь бы не оступиться,
А там… Если мне повезёт, —
И жизнью не жаль поплатиться
За этот стремительный взлёт.




*  *  *


Занесло на вираже.
Стороной ушла дорога.
Я стою на той меже,
Как за пазухой у Бога.

На дорогу не вернусь.
Пусть лютует непогода.
С головою окунусь
В долгожданную свободу.




*  *  *

             Елене Б.


Быть собой! Но как же трудно
Удержать такую планку.
Среди будней — только будни,
Будто платье наизнанку.

И сегодня то и дело
Слышу шёпот у крыльца:
«Ишь, как много захотела, —
Быть подобием Творца…»




*  *  *

             Татьяне П.


Вина за всё…
Но мне ли не понять,
Что грех людской,
Рассеянный повсюду,
Есть и во мне.
И стоит ли пенять
На жизнь, на смерть,
На суды-пересуды…

Вина за всё…
Но как прожить легко?
Душа моя —
Частица общей скорби —
Безверия.
И так же далеко
Любовь и блажь,
Хоть неразлучны обе…

Но где-то есть
Незримая тропа.
По ней прошли
Святые и пророки…
Найду ль её?
…И по святым стопам
Прийти к Нему!..




ЖИЗНЬ


В своём могуществе права
И превосходства не скрывает.
Молитвы мудрые она
На полуслове обрывает.

Непогрешимая, ответь
И разреши мои сомненья:
Неужто — вправду — только смерть
От безысходности спасенье?




*  *  *


       От зари, и до новой зари:
       «Говори! Говори. Говори…»
             Т. Олейникова


Говорила себе, говорила,
Что затея не будет мне впрок.
От тоски я тебя сотворила, —
Ты охотно мне в этом помог.

Не с тобою живу я, — с обманом,
Сквозь тебя пробираюсь к тому,
Кто ушёл от меня по туману,
А куда — до сих пор не пойму…




*  *  *

Я всё жду: народятся стихи,
Что сомненьям моим неподвластны.
Сколько будет огня в них и страсти, —
Я всё жду: народятся стихи.

Расскажу я, как глупой была,
Как за похоть любовь принимала.
И гнала её прочь и страдала,
Расскажу и… была — не была…




*  *  *


Красивой быть, — ну что лукавить —
Хотелось, но не повезло…
Учёной? — Чтобы всем на зависть. —
И это чудо обошло.

Не получилось быть богатой, —
Судьбе ли ставить мне в укор,
Что не лебяжий пух, а вата
В моём пальтишке до сих пор.

Да разве стоят все наряды,
Сердцебиения, когда
Любовь читаю в нежном взгляде
И взглядом отвечаю: «Да!»




*  *  *

Оттого туманна осень,
Оттого свинцово небо,
Что у Господа мы просим
Всё того же: зрелищ, хлеба...

Нависают тучи грозно,
В бездну превращая точку.
Льёт невидимые слёзы
Не рождённая мной дочка.




*  *  *

То ли ночь была смиренной,
То ли я была тиха…
Только утро — без потери,
Только вечер — без греха.

Значит, вольным человеком
Я могу себя назвать.
И тебя я без помехи
Начинаю забывать.




*  *  *


Промозглый день
Спокойно слился
С таким же вечером.
Потом
В ночи безлунной
Растворился,
Совсем не ведая
О том,
Что внёс в сердца людские
Смуту…
Но чтобы помнили
О нём,
Он стал последним
Днём кому-то.
И стал кому-то —
Первым днём.




*  *  *


Куда, куда себя мне деть?
Решила — на перрон вокзала.
Хотела встречу подглядеть.
Свидетелем разлуки стала.

Смотрю вокруг. И странно мне,
Что никуда спешить не надо.
По чьей-то воле иль вине
И рай исчез, и нету ада.

Стою на площади одна.
Стою на самой середине.
А в небе жёлтая Луна,
Как будто — лампа Аладдина.




*  *  *


Нет божьей искры у меня.
Иначе, — разве б не сумела
Разжечь костер. И от огня
Так безмятежно бы горела!
И, алую накинув шаль,
Душа в преддверии разлуки,
Освободилась бы от муки…
Но нету искры той. А жаль!




*  *  *

У омута свои права.
У омута свои пределы.
Он жутко холоден, как тело
Утопленника. Но трава!
Как молода! Как зелена!
Как утомительно-желанна,
Безвинна будто! Как обманна —
Коварная! И тем — сильна!




ТОЧКА ОПОРЫ


Застольные встречи:
И дёготь, и мёд
Смешаются.
Станут коктейлем в бокале.
И тот, кто захочет.
Тот сразу поймёт.
Как хочется мне,
Чтоб меня приласкали
Хоть словом, хоть взглядом.
А ты слицемерь —
С бокалом в руке.
Я того не замечу.
Моим откровеньям,
Пожалуй, не верь.
Сама пред собою
За всё я отвечу.
Когда под защитою
Будничных дней
Растрёпанным мыслям,
Желаниям вздорным
Хорошую взбучку задам.
А поздней
Сама отыщу
Свою точку опоры.




*  *  *

Всего труднее быть стихией.
Она, как первая слеза,
Падёт на действия лихие
И тут же смотрит в образа,
И тут же требует затишья,
И тот же круг из года в год…
Всё ты безропотно простишь ей —
Подельнице твоих невзгод.




ВИДЕНИЕ


Не верь, что чудо совершилось.
Нет просветленья — та же мгла.
Я не с твоей — с Его вершины
На землю грешную сошла.

Не верь, не верь в мою реальность.
В лукавом отблеске зари
Меня, как странную случайность,
Своей улыбкой одари.




*  *  *

Это не ветер
Меня разбудил,
И не гроза мне
В окно полыхнула,
Снова забилась
Тревога в груди —
Будто ножом —
Моё сердце кольнуло
Невозвратимостью
Прожитых лет…
К колышку вечности
Каждый привязан.
…И разберись:
Ты — явленьем на свет
Мир наказал,
Или сам
Им наказан…




*  *  *

Не жаль, когда уходят вёсны,
И осень позднюю не жаль,
И летняя жара несносна, —
Люблю я трепетный февраль.

Я в нём ищу успокоенье.
Я в феврале чего-то жду;
Быть может, чарку на похмелье,
Быть может, радость — на беду?..




*  *  *


Не строю планов наперёд.
Живу, сегодняшним томясь.
И не хочу нарушить связь
Меж тем, что было, что придёт.

Узреть бы мне единый миг
И ту — единственную — власть,
Где воедино — горечь, сласть
Сольются…
И Пресвятый Лик
Перед душой моей предстанет…


Источник: З. Филатова. Если б не окна... Стихи, проза, публицистика. Белгород, «Константа», 2016. Стр. 68-111





Татьяна Олейникова, Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2016


 
Новости Бокса: Вик Дарчинян: Я породил Донэра, я его и убью на сайте ArmBoxing.com.