Главная // Фестивали // Бабье лето // Татьяна Измайлова. Я за тебя буду верить Богу. 2016


ТАТЬЯНА ИЗМАЙЛОВА

Родом из Чебоксар, теперь живёт в Подмосковье. Лауреат «Бабьего лета 2016» в номинации «Любовь». Пишет давно. Пишет редко, нестабильно. Часто посвящает стихи теням, которые есть в её жизни. Как правило, пишет о любви, о переживаниях и внутреннем нерве. Недавно решила сжечь старое. Сейчас пишет проще, но, как ей кажется, плотнее. Воюет за стройность стиха, категорически отказывается резать. Хотя понимает, что иногда это очень надо. Любит заумь, витиеватость фраз, плотность написания. Любит, когда слово можно почувствовать «на вкус». Приглашает в свой мир чувств. Надеется, что стихи придутся читателю по душе.

Я ЗА ТЕБЯ БУДУ ВЕРИТЬ БОГУ


*  *  *

Я приду к тебе ранней весной
Южным ветром в холодное море,
Светлым солнечным радостным днём,
И снежинкой растаю в ладонях…

Я приду к тебе ранней весной
С воробьиным чириканьем в гости…
Пусть зима твоя лопнет от злости
И растает зелёной травой…

Я приду к тебе ранней весной
Звонкой песенкой нашей капели,
Чтоб ручьи свои песни запели
Средь суровой природы морской…

Я приду к тебе, друг мой, весной
С ароматом душистой сирени,
Чтобы все от любви опьянели
Этой чудной прекрасной порой…

Вся природа сходит с ума
Просыпаясь от зимнего бреда,
Я лечу к тебе, Колыма,
Южным ветром в морозное небо…

2006




*  *  *


Синее стала синь и беспокойней утро,
Морозный поцелуй на каменное небо..
Минута тишины….
И вроде всё как прежде..
Но только птицы знают…
Да колокольчик прикусил язык…..

2000



*  *  *


В лабиринтах души ожили
Позабытые детские крылья…
Встрепенулись…
И в сумраке белом
Мне напомнили о сокровенном…

О любви… это детское счастье
И исчезнут дожди и ненастья…
Как же бархатны мамины руки,
С ними зла нет, и боли, и скуки.

Да… мечты синекрылые детства,
Жизни взрослой нескромно кокетство…

Мир весь виделся в розовом свете
И ты знал, что всегда есть на свете
Поцелуи, надежды, сомненья,
Робость рук и глаза лёгкой тенью…

Вот и всё понеслось… закрутилось…
Только что-то сломалось… сменилось….

Всё прошло… и осталась усталость…
От мечты — только самая малость…
мои крылья стали как спицы
одинокой неведомой птицы….

2004




*  *  *

                   Посвящается другу

Когда двоится ночь на два полуокурка
Меж завтра и вчера, на линии дождя
и улицы пустынны…. иногда
сквозь тишину летит то ль чей-то бред…
то ль где-то потерялась чья-то Мурка…

и вот тогда… почти на грани сна…
сквозь свет витрин и многоглазых зданий,
подмигивая редким фонарям,
как призрачный мираж идёт он, странник
и незнакомый, и нежданный…

Мой друг, на выдохе, в ночи,
перетеряв и перепутав всё на свете,
мы вспоминаем чьи-то там стихи…
шагами меряя и двигая планету.

и шорох времени… здесь яблоки глазниц…
в траву упали непроснувшегося утра….
И вырастают снова крылья вместо спиц…
Да … снова крылья вспоминаются мне будто…
Они исчезнут в переливах сна…
Но отпечатают во мне эту минуту…

...Да, солнечной душой
на чьих-то солнечных ладонях таять —
его природа такова...

Мой, друг — смешной, забавный, светлый,
мимо шедший,
чужого города ночного сумасшедший.

2007




ЧЁРНОЕ ОЗЕРО

                 Парку Казани посвящается

Я помню…
Девять лет минуло
Как девять долгих-долгих дней
И первый день казанской моей саги
прошёл в плену твоих скамеек и теней….

Изгибы арки, кажется, «влюблённых»,
Таят забытый мной, прошёптанный секрет….
И ты такой родной, немного сонный...

О парк! Ты неизменен много лет!
И широта открытых жадно глаз
Вбирала всё в себя…
Как впрочем, и сейчас…
Хотя, теперь я не смогла б на раз
Бежать за чувствами, бегущими от нас…

Да, с чёрным озером давно знакома я…
Как часто здесь бродили все друзья!
Различных ВУЗов да и прочих всяких «-ов»…

Ты и сейчас, наверно, помнишь нас....
И я любуясь монохромностью пейзажа,
Иду через тебя...
Вчера была метель,
Вчера гудел буран…
И снежным город опоясан покрывалом…

И снег на «Чёрном озере», как пыль,
Засыпал всё… И всколыхнулись чувства...
Воспоминанья ожили... Как миг один….
И девять лет растаяли, как дым…
А я шепчу: «Вернись, прошу, безумство»…

2008




ПОДРАЖАТЕЛЬНОЕ


Хочу, чтоб воздух и тяжёл, и глух...
Стук сердца чтоб умножился на двое...
Чтоб тишина, присевшая на стул,
дыхание делила на обоих...

Пусть мало будет сердца... Пусть одно
не сможет биться рядом без другого...
Пусть притяженье электричества такое,
что мир — ничто... И жизнь одна — ничто...

Согласна выкричать себя наружу, если сердце
от аритмии пульса захлебнётся...
Пусть будет больно — значит, я живая...
Пусть пульс секунды меряет шагами....
Пусть будет ломка в ожиданье взгляда....
Пусть, как Ромео, буду жаждать яда....
Хочу я биться, не боясь разбиться...
Забыть себя или в тебе забыться...
Любить до боли в побелевших сжатых пальцах...
Любить... Пусть будешь ты моим Нарциссом...
Или Орфеем... Впрочем, кем угодно...

А мне ответом стук немого сердца....
Лишь ветер нервно треплет занавеску....
И светит солнце...



*  *  *

Помоги мне сойти с ума..
Все не лепится… Строчки и рифмы…
Я когда-то могла летать,
пусть во сне, а сейчас мне не спится.

С каждой новой минутой года
Забирают любимые лица...
Помнишь, Ницше когда то сказал:
«В бездну нечего пялить глазницы...»

Закурить бы, чтоб дым в потолок
уносил неприятные мысли,
но царапает время висок...
Или это в виски «вдало» виски...

Но, увы, я уже не курю,
не читаю Оноре Бальзака,
не сижу у порога, не жду,
задыхаясь от древнего страха....

Просто кончились где-то стихи,
голос сел и давно уж простужен,
ночь сжигает в окне фонари,
и бессонницей быт мой разбужен...

Мне неважно всё: время, года....
Строй, мышление, власть, люди, лица…
Пусть бессонница мучит меня,
пусть уже не летаю как птица,
ты — один... Как была я слепа...
Наполняешь мой мир новым смыслом,
Помоги мне сойти с ума,
Мне одной ни за что не решиться...



НА ЗЛОБУ ДНЯ


В городе разлили молоко...
Мутное, с неровными краями...
Сизое, залезло на окно
Медленно дыханье обжигая...

Видимость в отметке нулевой
Замерла, боясь пошевелиться...
И летает вертолёт как птица...
Всё летает нервно надо мной...

Солнце алое пробившись между туч
Нездоровое висит... Больное...
Алостью своею беспокоя,
Будоражит страх забытый мой...

А за Волгой дым... Там медленно огонь
Пожирает жизнь... Танцует и струится...
И бежит зверьё, боясь остановиться...
Звери чувствуют — дала природа сбой!

Лес горит... Огонь сжирает небо...
Песнь его неистово звучит...
Люди борются всем миром... Дружно... Слепо...
Кто кого сегодня победит?

Поле битвы — сёла и деревни,
Чей-то дом, подворье, стол и кров.
Каждый бой, как будто бы последний,
Здесь борьба идёт за жизнь, борьба без слов…

МЧС, пожарные, трудяги —
Все они — не братья, но семья.
И плечом к плечу, усталости не зная,
Борются сегодня за меня..

И, вдыхая молоко сизого дыма,
Утопившее мой город в пелене,
Я молюсь за них, за эти жизни,
Что сражаются сегодня на войне...

На войне с природой сложно биться,
От стихии сложно убежать...
Не от смога ночью мне не спится,
Сложно мне на поле битвы спать...

Пусть сегодня город пал в тумане...
Пусть сквозь пепел вертолёт летит...
Я, ребята, верю в вас, я знаю,
Что в итоге смелость победит...

И, смотря на алый отблеск солнца,
Я зависну в мертвой тишине...
Всё равно жизнь в этот лес прольётся
Дождиком по выжженной земле...

2010




*  *  *

Сегодня осень врезалась в мой сон,
своей тревогой снова беспокоя...
И остаюсь я снова без покоя,
мой страх — ко мне опять вернулся он...

Минуты жизни — дорогой песок,
я так боюсь его нечаянно просыпать...
Вдруг — бах! — и небо режется в висок,
однажды сделает Она свой знатный выпад.

Вот, снова ночью прогоняя темноту,
не сплю... И в тишине часов зверею....
Мне просто надо оперется о плечо...
Твоё... А может просто я старею...

2010




ПОМИНАЛЬНОЕ

Я помню детство... Поля и лошадь...
Такое синее безбожно небо.
Бежали дружно мы в чужих калошах,
в кармане спрятав полушку хлеба,
кормить коней на колхозной ферме...

А в детстве, помнишь, какое счастье
на ферме этой, седла не зная,
учил кататься. Хотела скинуть
Меня кобыла ещё рябая.
Ты удержаться тогда помог мне.

А как сверкали босые пятки,
когда купаться мы все бежали.
И прямо с берега, без оглядки,
в холодный пруд с головой ныряли.
И море брызг — вот ребячья радость!

Еще, ты помнишь, те три высоких,
почти до неба, как нам казалось,
три исполина... А клен был, дуб ли,
или черемуха? Там мечталось
так сладко, радостно и безмятежно...

И в белобрысых твоих улыбках
жило, искрилось и пело лето.
И беззаботно, как на открытках,
Твоя душа развевалась ветром,
когда с тобой были просто дети...

И вот теперь чёрный день для мамы
твоей настал. Ты, играя с Богом,
вдруг так нелепо, как в глупой драме,
Ушёл… Нет, вышел, и вдруг порогом
тебя от нас отделило время...

Лети, мой брат! Путь твой не был долог,
Пусть в половину дорогу срезал
Ты сам. Вот лежишь ты весь в лапах ёлок,
И дождь по лицам будто порезом...

Я за тебя буду верить Богу...

2010




КЛАДБИЩЕ ДЕРЕВЬЕВ


Сперва казалось — это фарс...
Хотелось закричать: — Не верю!

Когда об этом говорили в СМИ,
была жара, всё где-то там горело,
не видели глаза и сердце не болело.

Теперь же видела сама... Здесь, медленно струясь,
дорога серостью сквозь лес немой змеится.

Пустой и мёртвый лес... Конец сосновых чащ...
Он нищ и гол...  И тишина в округе...
Нет, пенья птиц здесь не услышишь ты...
Раскинулись по обе стороны дороги
на километры чёрные стволы...

Пожар оставил здесь от леса пепелище...
Как страшно лес здесь умирал... Горел...
И дом разрушен... Нет зверья... И лишь машины
везут куда-то груды деревянных тел.

И здесь, на кладбище деревьев, что-то рубят...
И эхом звук пилы пронзает тишину...

2010




МАРУСЯ


Друг мой — ласковая кошка,
Поиграй со мной немножко,
Растянувшись на оконце,
Ловишь лапкой лучик солнца.

Я с тобой, Маруся наша,
Поделюсь сегодня кашей,
Ничего не жаль для друга,
Пусть в полях бушует вьюга.

Я Марусю приласкаю,
С нею в прятки поиграю,
Нам и скука вместе чужда,
Потому что это дружба!

2010



СЫНУ


Я на тебя смотрю и умиляюсь,
и на душе так солнечно и тесно,
и вместе я с тобой перерождаюсь,
и возвращаюсь снова в своё детство.

Как весело с тобой, сынок, смеяться!
Дурачиться, быть смелой и свободной!
Будить тебя, хоть рано просыпаться
бывает трудно, и почти что неподъёмно...

Ты утром тянешься, чтоб вырасти быстрее,
чтоб быть большим, таким же, как и папа,
а я, сынок, отдам всё что угодно,
чтоб дольше длился год, и не кончалось это лето..

Как ты взрослеешь быстро... Стой! Постой, мгновенье!
На миг замедли бег своей о, Хронос, колесницы!
дай замереть и вдоволь насладиться
волшебным временем игры, забав, веселья.

2011



СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ

Мамочка любимая, прости,
здесь так страшно, холодно и тесно,
здесь в каюте очень мало места,
я совсем, я около земли…

Я тебя так сильно, громко звал…
Звал сквозь стены, двери, окна-стёкла…
Но так много хлынуло воды
и одежда вся моя промокла.

Мамочка моя, ты знаешь, я ведь плыл,
я так сильно плыл, я так старался,
но мне не хватило, мама, сил…
Я так сильно, мама, испугался…

Мамочка, любимая прости,
Что не стану летчиком и асом,
Как хотел, чтоб ты летала у меня,
Самым лучшим, самым первым классом…

Мамочка, любимая прости....

Медленно венки плывут по Волге...
Где-то там на дне лежит «Булгария»…
Где-то рядом… Около земли…



ЭФФЕКТ ПЛАЦЕБО


Дождь по подоконнику карабкается в небо,
Мокро и размашисто сбегая по стеклу.
У меня наверное вновь эффект плацебо,
Раз, стихов наслушавшись, я снова вот пишу.

И ночник сутулится, разбрызгиваясь светом,
Нервно время тикает сквозь ночную мглу.
Я сижу счастливая. Мню себя поэтом.
И, как дура, радуюсь. И новый стих строчу.

2013



*  *  *

Не должны друг другу ничего,
Просто дом, семья и просто дети.
Вместе спим под одеялом этим,
Вместе покупали мы его.

Мы, как пар семейных большинство,
Не встречаем десять лет рассветы.
Как обычно, в праздник — винегреты,
Иногда — в кафе или в кино.

Ты в работах весь, разъездах и делах,
Разных мест привозишь мне магниты.
Дома — дети, я, полы намыты,
Быт сверкает, отражаясь в зеркалах,

До оскомины... Средь этого всего
Уж любви-то нашей и не видно.
Быть в капкане стен до чёртиков обрыдло.
Может, правда, не осталось НИ-ЧЕ-ГО...

2013



ТЕЛЕФОННЫЕ БДЕНЬЯ

— Алло, привет! Я не могу счас говорить..
— Прости, мне не совсем удобно, позже, слышишь...
— Я на обед, ты можешь мне перезвонить?
— Я ем сейчас. Когда я ем, я плохо слышу.

— Алло. Ага. Сейчас ты пропадёшь.
Я в лифт вошёл. Алло... Ну вот пропала.

— День добрый! Да. Спасибо. Хорошо.
Как дома? Да начальство задолбало...
Давай попозже, вот оно пришло...

— Привет! Я занят был. Дел много просто ужас!
(А? Что? Я забронировал уже на то число!)
Давай потом, сейчас я тут загружен...

— Алло. День так себе. Дела-дела...
Работы много, я пипец не успеваю...
А ты как? Что, нормально поспала?
Ой, извини, к начальству вызывают...

— Привет! Алло! Поздравь, я принят в штат!
Ты что грустишь? Обиделась? Не слышу?
Давай-ка дома, мне «по городу» звонят.
Чуть позже, ок?

— Привет! Я только вышел.
Иду к метро, и руки мерзнут, жуть!
Что говоришь? Ага... Я скоро буду.
Да это тут прохожие шумят.
Я хлеб куплю домой, коль не забуду.

—Ты пропадаешь...
— Да я в переход зашёл,
А там всегда, ты знаешь, плохо ловит!
Ставь чайник, я уже почти пришёл,
И ужин уже можешь приготовить.

Так каждый день... И так идут года,
Между гудков... В звонках... Нейтральным фоном...
Так расстаются люди навсегда
Так время чувства проверяет телефоном....

2014




*  *  *

Когда ты пишешь мне, летают бабочки,
По телу иногда проходит дрожь.
Я говорю тебе: — Спасибочки!
За то, что где-то там живёшь.

За то, что в этом мире дышишь,
За то, что сына ты растишь.
За то, что много лет читаешь
И никогда мне не звонишь.

За то, что далеко, спасибо.
За то, что ночью или днём
Ты провоцируешь, и щеки
Мои сжигаются огнём.

За то, что даришь мне фантазий
Своих безумный хоровод.
За то, что ты мне позволяешь
С тобой отвлечься от забот.

За то, что пишешь ты признания.
Смешные. Дикие. Твои.
За то, что иногда я таю
И отрываюсь от земли.

За то, что вдруг ты появился.
За то, что много-много лет
Мне виртуальный подставляешь
Сквозь километры свой жилет.

За то, что обо всём на свете
С тобой спокойно говорю.
За то, что бабочки летают,
Хоть я тебя и не люблю.

2014




О ТВОРЧЕСТВЕ

Я принципиально не пишу,
Хоть души томленье мне знакомо,
Но я останавливаю слово,
Если оно рвётся вдруг к перу.

Я «в завязке». Ночью чаще сплю,
Не вздыхаю, собирая буквы,
Прячу перья, объедаюсь клюквы
И стихов я больше не пишу.

2016




*  *  *

Я выбрала тебя по запаху,
Как выбирают звери,
Чувствуя кожей и внутренне
Химию твоих чар.

Я выбрала тебя по запаху.
Помню, как щёки алели,
Как разгорался медленно
В сердце моём пожар.

Я выбрала тебя по запаху,
Ночами вдыхая ключицы
Хмелела… И каждою клеточкой
Я чуяла, что ты свой.

Я выбрала тебя по запаху
Не видя, и руша границы,
Вгрызалась, как хищник, в горячее
Душистое слово «родной»…

2016



*  *  *

Не хочу ни руки, ни слова,
Нынче горек мне губ твоих мёд.
Под конвоем ночного покрова
рассыпаю меж нами лёд.

Что мне речи твои хмельные,
губ твоих тщета...
Все волнения прикосновений
мне — маята.

И постель наша словно разбита
на две страны,
Непримятая простынь открыта
для тишины.

2016




НАВАЖДЕНИЕ


Давай убежим, и нырнем с головою в закат.
Я буду бегать по лужам и громко смеяться… Навзрыд
Будет скрипка рыдать на бульваре… И снегом укрыт
будет город, и сед… И для наших чудачеств открыт.

Ты будешь рассказывать много историй о том,
как устроена жизнь и цитировать будешь стихи….
Я буду молча внимать... И снежинки ловить языком…
А над нами оранжевый свет разольют фонари…

Рассуждая о Бродском, дойдём до излучины рек,
замедляя шаги, чтобы время свой сбросило темп…
Всё сотрётся в ничто — город, имя, года и век…
Лишь прорежется где-то под кожей внезапно крыло…

— Так давай убежим, пусть не будет больше границ,
Слышишь, скрипка протяжно и нежно кого-то зовёт…

— Просыпайся, очнись, что ты шепчешь про огненных птиц.
Это сон, успокойся, не плачь, всё пройдет, всё пройдет….

2016




БРАЧНЫЕ ТАНЦЫ


Друг мой, выйди в онлайн,
я вычерпала себя,
я стала пуста,
мне нужны твоя рука и твердь,
мне срочно нужны слова.

Мне нужно срочно в химчистку сдать
душу, мысли,
язык и тело,
а также голову поменять,
чтобы не думала и не болела.

Знаешь сегодня чудесный день,
меня замечают руки и лица…
Лица щурятся, и говорят,
что я богиня, императрица,
Умная даже…
Счастливо врут и улыбаются сально и пошло.
Руки же щупают, гладят, мнут,
терзая то, что осталось в прошлом…

Они обещают тепло и уют,
ночами прятать в ладонях тело,
и, не стесняясь, манят, зовут
с тропинки правой сходить налево.
И так нелепо всё и смешно,
облезлых принцев хромые танцы,
как будто я — героиня кино,
а рядом — милые неандертальцы.

А я всего лишь хочу в ночи
коробку стен и квадрат кровати,
среди громогласной тишины
мой сон спокойный мне будет кстати.
Мой друг, спаси меня,
выйди в сеть,
твоей поддержки мне надо слово,
дай просто руку мне, дай просто твердь
я не прошу ничего иного.

2016



НЕЗНАКОМОМУ ДРУГУ


Мой незнакомец, неизвестный друг,
Вы мне нежданно и негаданно писали,
И словно солнце озаряет луг
Вы моё утро краской расписали.

Мне ваша робость, правда, дорога,
И ваше молчаливое признание,
Когда легли на стол ваши слова
Простыми и чудесными стихами.

Вы, сударь, разбудили вихрь чувств
Восторженных, возвышенных, крылатых...
Я, как и вы, робею и боюсь,
И слов не знаю, благодарностью богатых...

О, незнакомец, вот моя рука!
Спасибо вам за чудное мгновенье,
Когда нежданно красотой стиха
Вы разбудили музу вдохновенья!

2016



Публикуется по авторской рукописи






Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2016



Следующие материалы:
Предыдущие материалы: