Главная // Студии // Младость // Светлана Сергеева. Медовый квас отличного вкуса. Рассказ. 2021


СВЕТЛАНА СЕРГЕЕВА

МЕДОВЫЙ КВАС ОТЛИЧНОГО ВКУСА


                                  С благодарностью за вдохновение и консультацию
                                  по вопросам пищевого производства,
                                  заведующей производственной лабораторией,
                                  моей замечательной подруге посвящается


По столу ползла муха. Вялая, сонная. Анна Ивановна ловко прихлопнула ее журналом «Уютный дом», брезгливо взяла за крылышки, подошла к окну и приоткрыла его, чтобы выкинуть трупик насекомого. Несколько капель дождя тут же упали на руку женщины, а поток холодного ветра, резко ворвавшийся в библиотеку, перелистнул несколько страниц лежащей на столе раскрытой книги. Да, погода сегодня была нелётная. Пасмурный промозглый день заканчивался ливнем. Из хороших новостей на текущий момент — лишь убитая муха и всего каких-то полчаса до окончания скучной работы.

Неожиданное появление на пороге посетителя в мокром плаще существенно омрачило эти оставшиеся тридцать минут. Вместо чаепития в уютной тишине книжного хранилища, Анне Ивановне пришлось снова сесть на рабочее место и выполнить свой долг — найти запрошенную читателем книгу — «Кухмистер XIX века».

— Извините, но на руки эту книгу мы не выдаем, издание старое, 1854 года — предупредила Анна Ивановна, — Но вы можете пройти в читальный зал и посмотреть ее там. Учтите, ровно в 20:00 мы закрываемся.

— Хорошо, я успею, — живо отозвался молодой человек. Посетитель вел себя учтиво и раздражение Анны Ивановны «припершимся под самое закрытие типом» быстро улеглось под чарами его приятой улыбки.

«Повар», как мысленно прозвала молодого человека книгохранительница, действительно справился очень быстро. Он энергично перелистал всю книгу, сфотографировал лишь одну страницу и вернул «Кухмистер XIX века» библиотекарю.

— Вот что значит, человек знает, чего хочет! — подумала Анна Ивановна.

На этом и разошлись. Посетитель, накинув на голову капюшон, выскочил под дождь, а библиотекарь сдала ключи на вахту и тоже устремилась в ненастный вечерний сумрак, предварительно вооружившись зонтом.

На самом деле Алексей Бойко не был поваром, хотя имел прямое отношение к технологии изготовления продуктов. Энергичный молодой человек был по образованию технологом и занимал должность заведующего пищевым производством общества с ограниченной ответственностью с неблагозвучным названием «НПТ-Инвест».

Когда на планёрке у генерального директора было объявлено о планах расширения ассортимента напитков компании, Алексей тут же вспомнил о квасе, которым в детстве его часто угощала бабушка.

Готовила бабка Анисья квас по старинному рецепту, из потертой временем, поеденной молью кулинарной книги, которая перешла к ней по наследству от прабабки. К сожалению, кулинарная книга, после кончины старушки, затерялась где-то, пропала, истлела вместе с ней, и никто больше не смог повторить рецепт прекрасного напитка.

И вот сейчас, на важном этапе своей карьеры, Алексей напряг память и извлек из глубинных недр своего сознания название книги: «Кухмистер XIX века». Это была победа, остальное — дело техники.

Целеустремленный молодой человек обзвонил все библиотеки города, в одной из них, к великой радости, обнаружился экземпляр старинного поварского издания, и Алексей без промедления помчался за книгой. События в библиотеке нам уже известны, поэтому пропустим их.

Рецепт был найден, и вернувшись домой, Алексей скинул мокрый плащ, сел за компьютер и скопировал с телефона ценную добычу — снимок рецепта:

«Медовый квас отличного вкуса»

Положи в кадочку 1 фунт перебранного изюму и пяток изрезанных кружками лимонов, облей 4 фунтами хорошей медовой патоки; потом налей туда бутылок 30 кипятку и дай остынуть. Между тем, подболтав чайную чашку дрожжей тремя ложками муки, выложи это в остылый квас, а на другой день можно в оный прибавить еще 5 или 6 бутылок холодной воды. Когда изюм с лимонами всплывут на поверхность, то сними их, разлей квас в бутылки, которые хорошенько закупорить и поставить в холодное место.

Алексей пару раз перечитал рецепт, причмокнул от удовольствия языком и немедленно приступил к предварительному расчету себестоимости кваса на единицу готовой продукции.

Это был первый пункт большого плана амбициозного технолога. А план был замечательный: на основе рецепта из «Кухмистера» разработать технические условия для производства, приготовить пробную партию кваса, презентовать генеральному директору, получить его одобрение вместе с благодарностью за отличную работу и большой премией, наладить поточное производство супервкусного кваса и после потребовать основательной прибавки к зарплате. Если согласится — отлично, нет — то с такой «лычкой» в портфолио можно будет перейти в фирму посолиднее, забрав с собой заодно все разработки.

Через пару часов работа была закончена, Алексей лег в кровать, но еще долго не мог уснуть от перевозбуждения и предвкушения любимой интересной работы, которая сулила отличные выгоды.

На следующее утро в производственной лаборатории закипела работа и вода в чайнике. С изюмом, лимонами, дрожжами и мукой проблем никаких не возникло — Алексей получил все эти ингредиенты также легко, как и кипячёную воду. А вот добыть медовую патоку оказалось сложнее. К тому же это был самый дорогостоящий продукт в рецепте, но именно он придавал квасу его неповторимый медовый вкус и отказываться от него Алексей не собирался. В общем, энергичный технолог раздобыл и патоку.

Через день, следуя рецепту, Алексей собственноручно добавил в специальный экспериментальный бочонок холодной кипяченой воды, а когда лимоны с изюмом всплыли на поверхность, готовый квас был разлит на две 1,5 литровые бутылки. Одна бутылка — на пробу и проведение лабораторных испытаний, вторая (если все пойдет по плану) — на стол генеральному директору вместе с техническими условиями и прочей документацией на подпись.

Алексей с волнением налил квас в чашку и с первого глотка узнал неподражаемый вкус, который помнил с детства. «Спасибо, бабушка Анисья! Земля тебе пухом!» — подумал Алексей и улыбнулся. Да, пока все шло по плану!

В четверг состоялась очередная планерка у генерального директора, на которую «главный» собрал заведующих всех подразделений, главбуха и финансового директора.

Алексей волновался, ожидая, когда ему предоставят слово. Сегодня он особенно тщательно выбрился и даже принарядился — надел свежую белую рубашку.

На стол перед собой Алексей положил папку с документацией, а рядом поставил стопку пластиковых стаканчиков и бутылку с квасом, на которую все подозрительно косились.

Главный бухгалтер даже отметила вслух:

— Что-то наш Алексей Николаевич сегодня выглядит таким интригующим!

Алексей вежливо отшутился, пытаясь казаться спокойным.

О чем говорили присутствующие технолог почти не слушал, он сотый раз проговаривал про себя отрепетированную речь о том, как «НПТ-Инвест» полностью оправдает свое название «Новые пищевые технологии» и получит большие конкурентные преимущества, введя в линейку напитков новый квас.

Голос генерального директора вернул Алексея в действительность:

— Теперь просим выступить заведующего пищевого производства, товарища Бойко. Ну, Алексей Николаевич, рассказывайте, что вы нам приготовили? Как понимаю, речь пойдет о расширении ассортимента напитков? Алексей встал и начал подготовленную речь.

Речь оказалась достаточно убедительной, квас — действительно вкусным, и генеральный директор «дал добро» на производство первой пробной партии кваса на 3 тонны для ближайшей выставки-продажи в Москве. Алексей с облегчением выдохнул, но последняя фраза генерального директора омрачила успех:

— Ну, а все цифры обсудите подробно с Виталием Петровичем Гараповым Я доверяю ему принять решение о перспективности вашего проекта с финансовой точки зрения. Если он одобрит ваши расчеты и пробная партия окупится, тогда запустим квас в широкое производство.

Конечно, надежды на то, что генеральный директор сам будет вникать в документацию, у Алексея изначально не было. Но то, что окончательное решение по проекту «главный» отдал на откуп Гарапову, заведующего пищевым производством просто взбесило.

Виталий Петрович Гарапов — финансовый директор и троюродный брат генерального директора по совместительству, был человеком подозрительным, раздражительным и очень жадным. Не было в коллективе человека, кроме самого генерального директора, который бы хорошо отзывался о нем.

За глаза Гарапова называли Гарпагоном. Это прозвище отлично подходило скупердяю. Был бы жив Мольер — срисовал бы образ Скупого для своей комедии именно с Виталия Петровича.

После заседания все разошлись по своим отделениям. Гарапов взял папку с документами из нервно дрожащих рук Бойко, как-то недобро посмотрел на него из-под роговой оправы очков и сухо произнес:

— Сначала я посмотрю бумаги сам. После вызову вас и обсудим.

Алексей молча кивнул и побрел на производство, делать текущую рутинную работу и ждать.

Но Гарапов затих, вызова к нему в кабинет до конца рабочего дня Алексей так и не дождался.

С каждым часом настроение Бойко все больше портилось. Алексей понимал, что высокая цена медовой патоки жадобе не понравится, но надеялся все же, что запланированные объемы продаж и высокая рентабельность с лихвой перекроют эту затратную статью и Гарпагон все же пропустит проект.
 Волноваться и переживать пришлось весь вечер четверга и всю ночь.

В пятницу Алексей целый день пробыл на производственной линии, сумрачный, не выспавшийся, работал машинально, так как думать о чем-то, кроме судьбы медового кваса, не мог.

В пять часов, кроме охранника и Бойко в производственном корпусе никого не осталось — в предвыходной день никто не желал сидеть на рабочем месте ни одной лишней минуты. Алексей выключил оборудование, погасил свет и собрался было тоже уходить, как вдруг раздался телефонный звонок:

— Бойко, зайдите ко мне! — произнес раздраженный голос и трубку тут же повесили.

Вот это сюрприз! Оказывается, и финансовый директор сегодня задержался на работе. Редкий случай, не сулящий ничего хорошего.

Но Алексей за сутки морально подготовился «к бою», был даже рад, что мучительное ожидание в неведении подошло к концу и настроился решительно защищать свой проект.

Не успел Бойко зайти в кабинет к Гарапову как тот сразу же набросился на него:

— Алексей Николаевич, это что такое?! Прогнозные показатели рентабельности вашего проекта явно завышены! И что это еще за патока?! Вы видели ее стоимость за килограмм?! — финансовый директор сердито и строго посмотрел на заведующего пищевым производством.

— Это не просто патока, а МЕДОВАЯ — спокойным голосом попытался объяснить Алексей, — Так называется мед, который долго не кристаллизуется. А не кристаллизуется мед, потому что в нем содержится большое количество фруктового сахара, декстринов и коллоидов…

— Какие еще коллоиды?! Какая разница, как он там кристаллизуется?! Вы видели, на сколько этот мед удорожает себестоимость продукции?! С такими расчетами мы вылетим в трубу! — Гарапов был крайне рассержен.

— Но позвольте, без медовой патоки — никак! Именно она придает квасу неповторимый вкус, который, позвольте заметить, всем очень понравился, в том числе и вам, Виталий Петрович, — мужественно держался Алексей.

— Да, квас отличный, никто не спорит, но патоку нужно убрать! Замените ее чем-нибудь более дешевым!

— Чем?!

— Синтетическим аналогом! Вы же по образованию технолог! Вы вообще слышали что-нибудь про пищевые добавки?!

— Слышал, — Алексей изо всех сил старался не замечать издевки.
— Чудесненько! Вот и замените! Подсластителем — а?
— Хотите дешево и сердито?! — начал закипать Алексей.
— Что вы сказали?! — побагровел финансовый директор.

— Я говорю, что подсластитель никак не подойдет! Для кваса нужен более мягкий вкус и аромат меда! Именно медовая патока дает «тело», основу этому напитку. А подсластитель, будь то сахарин или аспартам, сделает вкус кваса «пустым», грубым, ненатуральным.

Гарапов грубо отшвырнул от себя бумаги.

— Значит так, уважаемый Алексей Николаевич! Или вы подбираете дешевый аналог вместо этой вашей патоки, либо я отклоняю проект!

— Но послушайте… Пробная партия кваса к понедельнику будет готова, а в четверг мы едем в Москву на выставку! Дождитесь заключения первых контрактов, продаж, а после сделаете окончательные выводы!

— Я уже сделал выводы и спорить больше с вами не намерен!

Гарапов поднялся из-за стола.

— Виталий Петрович, пожалуйста! Пусть себестоимость кваса вышла дороговата, согласен! Но он непременно окупится! Я вам обещаю! На рентабельность мы выйдем! Только не за счет цены, а за счет объемов продаж!

— Бойко, вы технолог или финансист?! Не вам рассуждать о доходности и затратах! Ваше дело напитки варить, рецептуру разрабатывать и брать самые ДЕШЕВЫЕ ингредиенты!

— Но от этого зависит качество продукции, ее вкус и, в конечном итоге, репутация нашего предприятия! — Алексей попытался разыграть борца за честь ООО «НПТ-Инвест».

— Вы это серьезно?! Не смешите меня своей заботой о фирменной репутации! Вы очень честолюбивый человек, Алексей, и думаете только о своих интересах! Я вас хорошо изучил за эти пару лет, что работаете у нас!

Лицо Алексея налилось яростью:

— Виталий Петрович, думайте обо мне что хотите… Но прошу, одобрите проект и отдайте документы на утверждение генеральному директору! — прозвучало настойчиво и угрожающе.

— Нет и еще раз нет, пока не переделаете состав напитка! А пока — до свидания!

Гарапов надел пальто и взял со стола ключи, намереваясь выпроводить наглого технолога, закрыть кабинет и уйти.

Но Алексей преградил ему дорогу. Кулаки заведующего пищевым производством были сжаты, по скулам перекатывались желваки.

— Да вы что?! В своем уме?! — возмутился финансовый директор.

— А в чьем же еще?! — ответил Бойко, схватил со стола бронзулетку с логотипом «НПТ-Инвест» и надписью «За заслуги» и ударил Гарпагона в висок.

Виталий Петрович рухнул на пол, выронив ключи.

Бойко в ужасе от содеянного хотел было бежать прочь, но ноги его подкосились, и он осел в полуобморочном состоянии на пол.

Минут через двадцать, немного придя в сознание, Алексей пощупал пульс Гарапова. Виталий Петрович был мертв.
Осознав и приняв весь ужас создавшегося положения, Бойко, наконец, собрался и начал действовать.

Подошел к столу и аккуратно собрал все документы по квасу. Затем нашел на столе любимую авторучку финансового директора и через стекло перевел подпись Гарапова на свои бумаги. После на титульный лист шлепнул штамп «Одобрено», вписал текущую дату и положил папку с документами в стопку бумаг на подпись генеральному директору.

Затем Алексей носовым платком протер авторучку и вернул ее на обычное место — в специальный стаканчик. Посмотрел на Виталия Петровича:

— Медовой патоки пожалел Гарпагон?! В Туле?! Где даже пряники и те — медовые!

Алексей в сердцах пнул труп финансового директора. Из кармана мертвеца выпал мобильный телефон.

Пару секунд молодой человек подумал, разблокировал телефон, приложив его к пальцу мертвеца. На экран высветилось оповещение о шести пропущенных звонках от жены Гарапова и один звонок от «главного».

Бойко понимал, что исчезновение финансового директора быстро заметят, если этому не помешать. Идея, как выиграть время и задержать поиски Гарапова, в воспаленном мозгу Алексея появилась на удивление быстро, и он написал два сообщения в Вайбер.

Жене Гарапова: «Дорогая, прости, давно хотел сказать — я люблю другую! Не звони мне. За вещами заеду на следующей неделе».

Генеральному директору: «Братец, я тут приболел и дома неурядицы с женой… Возьму недельку без содержания, окей?»

И тут же получил ответы:

«Ах ты козел! Кто она?! Неужели та драная кошка, с которой тебя застукали в ресторане?! Ну, ничего, еще на коленях ко мне обратно приползёшь!!!»

«Ладно, Виталик, давай поправляйся! А жена твоя — мымра, говорил — не женись!»

Алексей положил телефон в свой карман, вышел из кабинета и закрыл дверь на ключ. Спустился на склад вспомогательных материалов, взял самый большой мешок и снова поднялся на второй этаж в кабинет финансового директора.

Гарапов лежал тихо, смирно, как и положено мертвецу. Молодой человек затолкал тело в мешок и выволок из кабинета.

В коридорах двухэтажного здания было тихо и пусто.

Но вынести тело через проходную мог помешать охранник, поэтому Алексей, недолго думая, повернул со своей поклажей в сторону производственного цеха.

В цеху стояло несколько здоровенных металлических баков, в которых варили напитки. Сейчас они были пустыми, кроме одного 3-х тонного, в котором варилась пробная партия кваса для выставки-продажи.

В пустой бак прятать труп было нельзя — рабочие обязательно его обнаружат, когда откроют, чтобы залить воду. А вот в бак с квасом без разрешения заведующего пищевым производством не залезет никто, чтобы, не дай бог, не нарушить «сложный технологически процесс» приготовления. Поэтому Алексею ничего не оставалось, как опустить тело Гарапова в медовый квас. Риск сесть в тюрьму за убийство слегка перевесил риск испортить напиток.

Устранив таким кардинальным образом препятствие на своем карьерном пути, Алексей вымыл руки, вернулся в свой кабинет, взял плащ и пошел как ни в чем ни бывало домой. Охранник, дремавший над кроссвордом, с ним даже не попрощался. Бывшему военному в отставке, деду за 70, было глубоко наплевать, кто и почему тут ходит — лишь бы зарплату вовремя платили.

Рано утром в субботу Алексей Бойко вернулся на работу с намерением перепрятать труп и спасти квас, который в понедельник нужно было разливать в бутылки.

Вахтер легко пропустил его, без всяких подозрений. Алексея Николаевича Бойко знали на работе как щепетильного перфекциониста и «хронического трудоголика» не терпевшего неудач. На производстве вообще обычное дело, когда работники приходят в выходные дни, чтобы закончить дела, которые не успели сделать за рабочую неделю. Бойко же появлялся в выходные чаще всех. Он не допускал в работе ошибок и всё всегда сдавал в срок.

Алексей залез по лесенке на верхнюю часть двухметрового бака, отвинтил крышку и приготовился вылавливать разбухший труп финансового директора, плавающего спиной кверху, словно утопленник. Однако трупа на поверхности не оказалось. На поверхности плавали лишь лимоны и изюм…

У Алексея внутри похолодело: «Неужели кто-то обнаружил и вытащил труп?!». Бойко вынул из кармана телефон, включил фонарик и посветил в бак в поисках пропажи. К счастью, Гарпагон быстро нашелся в недрах медового напитка, и Алексей облегченно вздохнул. Но вот вытащить мешок с телом упитанного начальника из пучин кваса не удалось, как Алексей ни старался.

Отчаявшись, Бойко закрутил крышку бака и спустился вниз. Положение было отчаянное — вынуть труп, не слив квас, не представлялось возможным.

Алексей обреченно сел на пол, прислонился к цистерне и задумался. Прошло минут тридцать.

Заведующий пищевым производством медленно встал, взял пластиковую бутылку и подошел к крану, из которого по принципу самовара можно было налить из бака напиток.

Налил квас и бегом по темным коридорам помчался в лабораторию. В лаборатории Бойко перелил квас из бутылки в колбу и посмотрел на нее, как смотрят на стакан вина, перед дегустацией. Затем, набравшись мужества, отхлебнул глоток и приготовился тут же выплюнуть испорченный напиток, но остановился. Затем понюхал квас и сделал еще один осторожный глоток. Удивительно! Постороннего запаха и вкуса не было! Более того, медовый напиток стал еще лучше!

Алексей в волнении еще налил в колбу кваса и провел тесты на микробиологию и качественные характеристики напитка…

Чудо чудное — все в норме! Или этому есть научное объяснение?!

Алексей вспомнил, что тело погибшего в бою Александра Македонского везли в бочке с медом. Похоже, медовая патока подействовала как консервант и на труп Гарапова! А значит, шансы выпутаться из переделки у Алексея существенно возрастают! Бойко вернулся домой приободренным.

В понедельник квас был разлит по бутылкам.

Снимая пробу, Алексей про себя отметил: «Вкусный Петрович оказался! Такая была сволочь, а какой выразительный, насыщенный вкус придал напитку!»

Вечером этого же дня Алексей отпустил мойщика, переоделся в его спецодежду и собственноручно вымыл резервуар. Труп, как верно догадался технолог, не разложился и даже приятно пах медом. Достать его из пустого бака, протащить через вахту под видом мешка с отходами и захоронить на старом заброшенном кладбище было очень тяжело и хлопотно, но все же получилось.

В четверг, как и планировали, маленькая делегация, в составе экономиста, менеджера отдела продаж и заведующего пищевым производством, отправилась в Москву. Трехдневная выставка-продажа прошла очень удачно. Удалось заключить сразу три больших контракта на поставку нового медового кваса.

По возвращению генеральный директор отметил успехи молодого амбициозного и талантливого технолога и наградил премией.

А о Гарапове неделю никто и не вспоминал. Обиженная жена сердилась и не искала его, так как была уверена, что муж у любовницы, а «главный» думал, что его братец сидит на больничном. После, конечно, Гарапова хватились, обратились в полицию, начались поиски пропавшего, но финансовый директор как в воду канул. Только Алексей знал, что канул он не в воду вовсе…

Тем временем Бойко подготовил новую большую партию медового кваса. Покупатели были довольны. Генеральный директор дал Алексею хорошую прибавку к зарплате и просторный кабинет с окнами на солнечную сторону в придачу. Дела пошли в гору. Но технолог-перфекционист никак не мог успокоиться.

Нет, Бойко не беспокоило, что вчера его вызывал следователь по делу исчезнувшего Гарапова. Заведующего пищевым производством волновало то, что вкус новой партии кваса был хорош, но НЕ ОТЛИЧНЫЙ! Чего-то в нем не хватало.

«Где же этот оттенок вкуса, которым отличалась первая пробная партия напитка?! Куда пропала та изюминка, что делала квас отличным?! Ведь технология отработана, рецепт выверен до грамма!» — Алексей просыпался и засыпал с этой мыслью, и в один прекрасный день его осенило.

Алексей странно изменился в лице и стал тихонько нараспев повторять себе под нос одну и ту же фразу:

«Медовый квас — отличный квас! Отличный вкус — медовый вкус!».

Взял со стола и взвесил на руке увесистую статуэтку, которую привез с московской выставки за 1 место в номинации «Лучший товар»:

«Медовый квас — отличный квас! Отличный вкус — медовый вкус!».

Вышел из лаборатории, поднялся по лестнице на второй этаж, подошел к кабинету нового финансового директора Сергея Ивановича и постучал в нее статуэткой:

— Да, да, войдите!
— Я к вам по делу!
— Что-то срочное?
— Да. По вопросу медового кваса. Я нашел способ как сделать его вкус отличным!

2021


Публикуется по авторской рукописи

Олег Роменко, Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2021

МЕДОВЫЙ КВАС ОТЛИЧНОГО ВКУСА

С благодарностью за вдохновение и консультацию по вопросам пищевого производства, заведующей производственной лабораторией, моей замечательной подруге посвящается

По столу ползла муха. Вялая, сонная. Анна Ивановна ловко прихлопнула ее журналом «Уютный дом», брезгливо взяла за крылышки, подошла к окну и приоткрыла его, чтобы выкинуть трупик насекомого. Несколько капель дождя тут же упали на руку женщины, а поток холодного ветра, резко ворвавшийся в библиотеку, перелистнул несколько страниц лежащей на столе раскрытой книги. Да, погода сегодня была нелётная. Пасмурный промозглый день заканчивался ливнем. Из хороших новостей на текущий момент — лишь убитая муха и всего каких-то полчаса до окончания скучной работы.

Неожиданное появление на пороге посетителя в мокром плаще существенно омрачило эти оставшиеся тридцать минут. Вместо чаепития в уютной тишине книжного хранилища, Анне Ивановне пришлось снова сесть на рабочее место и выполнить свой долг — найти запрошенную читателем книгу — «Кухмистер XIX века».

— Извините, но на руки эту книгу мы не выдаем, издание старое, 1854 года — предупредила Анна Ивановна, — Но вы можете пройти в читальный зал и посмотреть ее там. Учтите, ровно в 20:00 мы закрываемся.

— Хорошо, я успею, — живо отозвался молодой человек. Посетитель вел себя учтиво и раздражение Анны Ивановны «припершимся под самое закрытие типом» быстро улеглось под чарами его приятой улыбки.

«Повар», как мысленно прозвала молодого человека книгохранительница, действительно справился очень быстро. Он энергично перелистал всю книгу, сфотографировал лишь одну страницу и вернул «Кухмистер XIX века» библиотекарю.

— Вот что значит, человек знает, чего хочет! — подумала Анна Ивановна.

На этом и разошлись. Посетитель, накинув на голову капюшон, выскочил под дождь, а библиотекарь сдала ключи на вахту и тоже устремилась в ненастный вечерний сумрак, предварительно вооружившись зонтом.

На самом деле Алексей Бойко не был поваром, хотя имел прямое отношение к технологии изготовления продуктов. Энергичный молодой человек был по образованию технологом и занимал должность заведующего пищевым производством общества с ограниченной ответственностью с неблагозвучным названием «НПТ-Инвест».

Когда на планёрке у генерального директора было объявлено о планах расширения ассортимента напитков компании, Алексей тут же вспомнил о квасе, которым в детстве его часто угощала бабушка.

Готовила бабка Анисья квас по старинному рецепту, из потертой временем, поеденной молью кулинарной книги, которая перешла к ней по наследству от прабабки. К сожалению, кулинарная книга, после кончины старушки, затерялась где-то, пропала, истлела вместе с ней, и никто больше не смог повторить рецепт прекрасного напитка.

И вот сейчас, на важном этапе своей карьеры, Алексей напряг память и извлек из глубинных недр своего сознания название книги: «Кухмистер XIX века». Это была победа, остальное — дело техники.

Целеустремленный молодой человек обзвонил все библиотеки города, в одной из них, к великой радости, обнаружился экземпляр старинного поварского издания, и Алексей без промедления помчался за книгой. События в библиотеке нам уже известны, поэтому пропустим их.

Рецепт был найден, и вернувшись домой, Алексей скинул мокрый плащ, сел за компьютер и скопировал с телефона ценную добычу — снимок рецепта:

«Медовый квас отличного вкуса»

Положи в кадочку 1 фунт перебранного изюму и пяток изрезанных кружками лимонов, облей 4 фунтами хорошей медовой патоки; потом налей туда бутылок 30 кипятку и дай остынуть. Между тем, подболтав чайную чашку дрожжей тремя ложками муки, выложи это в остылый квас, а на другой день можно в оный прибавить еще 5 или 6 бутылок холодной воды. Когда изюм с лимонами всплывут на поверхность, то сними их, разлей квас в бутылки, которые хорошенько закупорить и поставить в холодное место.

Алексей пару раз перечитал рецепт, причмокнул от удовольствия языком и немедленно приступил к предварительному расчету себестоимости кваса на единицу готовой продукции.

Это был первый пункт большого плана амбициозного технолога. А план был замечательный: на основе рецепта из «Кухмистера» разработать технические условия для производства, приготовить пробную партию кваса, презентовать генеральному директору, получить его одобрение вместе с благодарностью за отличную работу и большой премией, наладить поточное производство супервкусного кваса и после потребовать основательной прибавки к зарплате. Если согласится — отлично, нет — то с такой «лычкой» в портфолио можно будет перейти в фирму посолиднее, забрав с собой заодно все разработки.

Через пару часов работа была закончена, Алексей лег в кровать, но еще долго не мог уснуть от перевозбуждения и предвкушения любимой интересной работы, которая сулила отличные выгоды.

На следующее утро в производственной лаборатории закипела работа и вода в чайнике. С изюмом, лимонами, дрожжами и мукой проблем никаких не возникло — Алексей получил все эти ингредиенты также легко, как и кипячёную воду. А вот добыть медовую патоку оказалось сложнее. К тому же это был самый дорогостоящий продукт в рецепте, но именно он придавал квасу его неповторимый медовый вкус и отказываться от него Алексей не собирался. В общем, энергичный технолог раздобыл и патоку.

Через день, следуя рецепту, Алексей собственноручно добавил в специальный экспериментальный бочонок холодной кипяченой воды, а когда лимоны с изюмом всплыли на поверхность, готовый квас был разлит на две 1,5 литровые бутылки. Одна бутылка — на пробу и проведение лабораторных испытаний, вторая (если все пойдет по плану) — на стол генеральному директору вместе с техническими условиями и прочей документацией на подпись.

Алексей с волнением налил квас в чашку и с первого глотка узнал неподражаемый вкус, который помнил с детства. «Спасибо, бабушка Анисья! Земля тебе пухом!» — подумал Алексей и улыбнулся. Да, пока все шло по плану!

В четверг состоялась очередная планерка у генерального директора, на которую «главный» собрал заведующих всех подразделений, главбуха и финансового директора.

Алексей волновался, ожидая, когда ему предоставят слово. Сегодня он особенно тщательно выбрился и даже принарядился — надел свежую белую рубашку.

На стол перед собой Алексей положил папку с документацией, а рядом поставил стопку пластиковых стаканчиков и бутылку с квасом, на которую все подозрительно косились.

Главный бухгалтер даже отметила вслух:

— Что-то наш Алексей Николаевич сегодня выглядит таким интригующим!

Алексей вежливо отшутился, пытаясь казаться спокойным.

О чем говорили присутствующие технолог почти не слушал, он сотый раз проговаривал про себя отрепетированную речь о том, как «НПТ-Инвест» полностью оправдает свое название «Новые пищевые технологии» и получит большие конкурентные преимущества, введя в линейку напитков новый квас.

Голос генерального директора вернул Алексея в действительность:

— Теперь просим выступить заведующего пищевого производства, товарища Бойко. Ну, Алексей Николаевич, рассказывайте, что вы нам приготовили? Как понимаю, речь пойдет о расширении ассортимента напитков? Алексей встал и начал подготовленную речь.

Речь оказалась достаточно убедительной, квас — действительно вкусным, и генеральный директор «дал добро» на производство первой пробной партии кваса на 3 тонны для ближайшей выставки-продажи в Москве. Алексей с облегчением выдохнул, но последняя фраза генерального директора омрачила успех:

— Ну, а все цифры обсудите подробно с Виталием Петровичем Гараповым Я доверяю ему принять решение о перспективности вашего проекта с финансовой точки зрения. Если он одобрит ваши расчеты и пробная партия окупится, тогда запустим квас в широкое производство.

Конечно, надежды на то, что генеральный директор сам будет вникать в документацию, у Алексея изначально не было. Но то, что окончательное решение по проекту «главный» отдал на откуп Гарапову, заведующего пищевым производством просто взбесило.

Виталий Петрович Гарапов — финансовый директор и троюродный брат генерального директора по совместительству, был человеком подозрительным, раздражительным и очень жадным. Не было в коллективе человека, кроме самого генерального директора, который бы хорошо отзывался о нем.

За глаза Гарапова называли Гарпагоном. Это прозвище отлично подходило скупердяю. Был бы жив Мольер — срисовал бы образ Скупого для своей комедии именно с Виталия Петровича.

После заседания все разошлись по своим отделениям. Гарапов взял папку с документами из нервно дрожащих рук Бойко, как-то недобро посмотрел на него из-под роговой оправы очков и сухо произнес:

— Сначала я посмотрю бумаги сам. После вызову вас и обсудим.

Алексей молча кивнул и побрел на производство, делать текущую рутинную работу и ждать.

Но Гарапов затих, вызова к нему в кабинет до конца рабочего дня Алексей так и не дождался.

С каждым часом настроение Бойко все больше портилось. Алексей понимал, что высокая цена медовой патоки жадобе не понравится, но надеялся все же, что запланированные объемы продаж и высокая рентабельность с лихвой перекроют эту затратную статью и Гарпагон все же пропустит проект.
 Волноваться и переживать пришлось весь вечер четверга и всю ночь.

В пятницу Алексей целый день пробыл на производственной линии, сумрачный, не выспавшийся, работал машинально, так как думать о чем-то, кроме судьбы медового кваса, не мог.

В пять часов, кроме охранника и Бойко в производственном корпусе никого не осталось — в предвыходной день никто не желал сидеть на рабочем месте ни одной лишней минуты. Алексей выключил оборудование, погасил свет и собрался было тоже уходить, как вдруг раздался телефонный звонок:

— Бойко, зайдите ко мне! — произнес раздраженный голос и трубку тут же повесили.

Вот это сюрприз! Оказывается, и финансовый директор сегодня задержался на работе. Редкий случай, не сулящий ничего хорошего.

Но Алексей за сутки морально подготовился «к бою», был даже рад, что мучительное ожидание в неведении подошло к концу и настроился решительно защищать свой проект.

Не успел Бойко зайти в кабинет к Гарапову как тот сразу же набросился на него:

— Алексей Николаевич, это что такое?! Прогнозные показатели рентабельности вашего проекта явно завышены! И что это еще за патока?! Вы видели ее стоимость за килограмм?! — финансовый директор сердито и строго посмотрел на заведующего пищевым производством.

— Это не просто патока, а МЕДОВАЯ — спокойным голосом попытался объяснить Алексей, — Так называется мед, который долго не кристаллизуется. А не кристаллизуется мед, потому что в нем содержится большое количество фруктового сахара, декстринов и коллоидов…

— Какие еще коллоиды?! Какая разница, как он там кристаллизуется?! Вы видели, на сколько этот мед удорожает себестоимость продукции?! С такими расчетами мы вылетим в трубу! — Гарапов был крайне рассержен.

— Но позвольте, без медовой патоки — никак! Именно она придает квасу неповторимый вкус, который, позвольте заметить, всем очень понравился, в том числе и вам, Виталий Петрович, — мужественно держался Алексей.

— Да, квас отличный, никто не спорит, но патоку нужно убрать! Замените ее чем-нибудь более дешевым!

— Чем?!

— Синтетическим аналогом! Вы же по образованию технолог! Вы вообще слышали что-нибудь про пищевые добавки?!

— Слышал, — Алексей изо всех сил старался не замечать издевки.
— Чудесненько! Вот и замените! Подсластителем — а?
— Хотите дешево и сердито?! — начал закипать Алексей.
— Что вы сказали?! — побагровел финансовый директор.

— Я говорю, что подсластитель никак не подойдет! Для кваса нужен более мягкий вкус и аромат меда! Именно медовая патока дает «тело», основу этому напитку. А подсластитель, будь то сахарин или аспартам, сделает вкус кваса «пустым», грубым, ненатуральным.

Гарапов грубо отшвырнул от себя бумаги.

— Значит так, уважаемый Алексей Николаевич! Или вы подбираете дешевый аналог вместо этой вашей патоки, либо я отклоняю проект!

— Но послушайте… Пробная партия кваса к понедельнику будет готова, а в четверг мы едем в Москву на выставку! Дождитесь заключения первых контрактов, продаж, а после сделаете окончательные выводы!

— Я уже сделал выводы и спорить больше с вами не намерен!

Гарапов поднялся из-за стола.

— Виталий Петрович, пожалуйста! Пусть себестоимость кваса вышла дороговата, согласен! Но он непременно окупится! Я вам обещаю! На рентабельность мы выйдем! Только не за счет цены, а за счет объемов продаж!

— Бойко, вы технолог или финансист?! Не вам рассуждать о доходности и затратах! Ваше дело напитки варить, рецептуру разрабатывать и брать самые ДЕШЕВЫЕ ингредиенты!

— Но от этого зависит качество продукции, ее вкус и, в конечном итоге, репутация нашего предприятия! — Алексей попытался разыграть борца за честь ООО «НПТ-Инвест».

— Вы это серьезно?! Не смешите меня своей заботой о фирменной репутации! Вы очень честолюбивый человек, Алексей, и думаете только о своих интересах! Я вас хорошо изучил за эти пару лет, что работаете у нас!

Лицо Алексея налилось яростью:

— Виталий Петрович, думайте обо мне что хотите… Но прошу, одобрите проект и отдайте документы на утверждение генеральному директору! — прозвучало настойчиво и угрожающе.

— Нет и еще раз нет, пока не переделаете состав напитка! А пока — до свидания!

Гарапов надел пальто и взял со стола ключи, намереваясь выпроводить наглого технолога, закрыть кабинет и уйти.

Но Алексей преградил ему дорогу. Кулаки заведующего пищевым производством были сжаты, по скулам перекатывались желваки.

— Да вы что?! В своем уме?! — возмутился финансовый директор.

— А в чьем же еще?! — ответил Бойко, схватил со стола бронзулетку с логотипом «НПТ-Инвест» и надписью «За заслуги» и ударил Гарпагона в висок.

Виталий Петрович рухнул на пол, выронив ключи.

Бойко в ужасе от содеянного хотел было бежать прочь, но ноги его подкосились, и он осел в полуобморочном состоянии на пол.

Минут через двадцать, немного придя в сознание, Алексей пощупал пульс Гарапова. Виталий Петрович был мертв.
Осознав и приняв весь ужас создавшегося положения, Бойко, наконец, собрался и начал действовать.

Подошел к столу и аккуратно собрал все документы по квасу. Затем нашел на столе любимую авторучку финансового директора и через стекло перевел подпись Гарапова на свои бумаги. После на титульный лист шлепнул штамп «Одобрено», вписал текущую дату и положил папку с документами в стопку бумаг на подпись генеральному директору.

Затем Алексей носовым платком протер авторучку и вернул ее на обычное место — в специальный стаканчик. Посмотрел на Виталия Петровича:

— Медовой патоки пожалел Гарпагон?! В Туле?! Где даже пряники и те — медовые!

Алексей в сердцах пнул труп финансового директора. Из кармана мертвеца выпал мобильный телефон.

Пару секунд молодой человек подумал, разблокировал телефон, приложив его к пальцу мертвеца. На экран высветилось оповещение о шести пропущенных звонках от жены Гарапова и один звонок от «главного».

Бойко понимал, что исчезновение финансового директора быстро заметят, если этому не помешать. Идея, как выиграть время и задержать поиски Гарапова, в воспаленном мозгу Алексея появилась на удивление быстро, и он написал два сообщения в Вайбер.

Жене Гарапова: «Дорогая, прости, давно хотел сказать — я люблю другую! Не звони мне. За вещами заеду на следующей неделе».

Генеральному директору: «Братец, я тут приболел и дома неурядицы с женой… Возьму недельку без содержания, окей?»

И тут же получил ответы:

«Ах ты козел! Кто она?! Неужели та драная кошка, с которой тебя застукали в ресторане?! Ну, ничего, еще на коленях ко мне обратно приползёшь!!!»

«Ладно, Виталик, давай поправляйся! А жена твоя — мымра, говорил — не женись!»

Алексей положил телефон в свой карман, вышел из кабинета и закрыл дверь на ключ. Спустился на склад вспомогательных материалов, взял самый большой мешок и снова поднялся на второй этаж в кабинет финансового директора.

Гарапов лежал тихо, смирно, как и положено мертвецу. Молодой человек затолкал тело в мешок и выволок из кабинета.

В коридорах двухэтажного здания было тихо и пусто.

Но вынести тело через проходную мог помешать охранник, поэтому Алексей, недолго думая, повернул со своей поклажей в сторону производственного цеха.

В цеху стояло несколько здоровенных металлических баков, в которых варили напитки. Сейчас они были пустыми, кроме одного 3-х тонного, в котором варилась пробная партия кваса для выставки-продажи.

В пустой бак прятать труп было нельзя — рабочие обязательно его обнаружат, когда откроют, чтобы залить воду. А вот в бак с квасом без разрешения заведующего пищевым производством не залезет никто, чтобы, не дай бог, не нарушить «сложный технологически процесс» приготовления. Поэтому Алексею ничего не оставалось, как опустить тело Гарапова в медовый квас. Риск сесть в тюрьму за убийство слегка перевесил риск испортить напиток.

Устранив таким кардинальным образом препятствие на своем карьерном пути, Алексей вымыл руки, вернулся в свой кабинет, взял плащ и пошел как ни в чем ни бывало домой. Охранник, дремавший над кроссвордом, с ним даже не попрощался. Бывшему военному в отставке, деду за 70, было глубоко наплевать, кто и почему тут ходит — лишь бы зарплату вовремя платили.

Рано утром в субботу Алексей Бойко вернулся на работу с намерением перепрятать труп и спасти квас, который в понедельник нужно было разливать в бутылки.

Вахтер легко пропустил его, без всяких подозрений. Алексея Николаевича Бойко знали на работе как щепетильного перфекциониста и «хронического трудоголика» не терпевшего неудач. На производстве вообще обычное дело, когда работники приходят в выходные дни, чтобы закончить дела, которые не успели сделать за рабочую неделю. Бойко же появлялся в выходные чаще всех. Он не допускал в работе ошибок и всё всегда сдавал в срок.

Алексей залез по лесенке на верхнюю часть двухметрового бака, отвинтил крышку и приготовился вылавливать разбухший труп финансового директора, плавающего спиной кверху, словно утопленник. Однако трупа на поверхности не оказалось. На поверхности плавали лишь лимоны и изюм…

У Алексея внутри похолодело: «Неужели кто-то обнаружил и вытащил труп?!». Бойко вынул из кармана телефон, включил фонарик и посветил в бак в поисках пропажи. К счастью, Гарпагон быстро нашелся в недрах медового напитка, и Алексей облегченно вздохнул. Но вот вытащить мешок с телом упитанного начальника из пучин кваса не удалось, как Алексей ни старался.

Отчаявшись, Бойко закрутил крышку бака и спустился вниз. Положение было отчаянное — вынуть труп, не слив квас, не представлялось возможным.

Алексей обреченно сел на пол, прислонился к цистерне и задумался. Прошло минут тридцать.

Заведующий пищевым производством медленно встал, взял пластиковую бутылку и подошел к крану, из которого по принципу самовара можно было налить из бака напиток.

Налил квас и бегом по темным коридорам помчался в лабораторию. В лаборатории Бойко перелил квас из бутылки в колбу и посмотрел на нее, как смотрят на стакан вина, перед дегустацией. Затем, набравшись мужества, отхлебнул глоток и приготовился тут же выплюнуть испорченный напиток, но остановился. Затем понюхал квас и сделал еще один осторожный глоток. Удивительно! Постороннего запаха и вкуса не было! Более того, медовый напиток стал еще лучше!

Алексей в волнении еще налил в колбу кваса и провел тесты на микробиологию и качественные характеристики напитка…

Чудо чудное — все в норме! Или этому есть научное объяснение?!

Алексей вспомнил, что тело погибшего в бою Александра Македонского везли в бочке с медом. Похоже, медовая патока подействовала как консервант и на труп Гарапова! А значит, шансы выпутаться из переделки у Алексея существенно возрастают! Бойко вернулся домой приободренным.

В понедельник квас был разлит по бутылкам.

Снимая пробу, Алексей про себя отметил: «Вкусный Петрович оказался! Такая была сволочь, а какой выразительный, насыщенный вкус придал напитку!»

Вечером этого же дня Алексей отпустил мойщика, переоделся в его спецодежду и собственноручно вымыл резервуар. Труп, как верно догадался технолог, не разложился и даже приятно пах медом. Достать его из пустого бака, протащить через вахту под видом мешка с отходами и захоронить на старом заброшенном кладбище было очень тяжело и хлопотно, но все же получилось.

В четверг, как и планировали, маленькая делегация, в составе экономиста, менеджера отдела продаж и заведующего пищевым производством, отправилась в Москву. Трехдневная выставка-продажа прошла очень удачно. Удалось заключить сразу три больших контракта на поставку нового медового кваса.

По возвращению генеральный директор отметил успехи молодого амбициозного и талантливого технолога и наградил премией.

А о Гарапове неделю никто и не вспоминал. Обиженная жена сердилась и не искала его, так как была уверена, что муж у любовницы, а «главный» думал, что его братец сидит на больничном. После, конечно, Гарапова хватились, обратились в полицию, начались поиски пропавшего, но финансовый директор как в воду канул. Только Алексей знал, что канул он не в воду вовсе…

Тем временем Бойко подготовил новую большую партию медового кваса. Покупатели были довольны. Генеральный директор дал Алексею хорошую прибавку к зарплате и просторный кабинет с окнами на солнечную сторону в придачу. Дела пошли в гору. Но технолог-перфекционист никак не мог успокоиться.

Нет, Бойко не беспокоило, что вчера его вызывал следователь по делу исчезнувшего Гарапова. Заведующего пищевым производством волновало то, что вкус новой партии кваса был хорош, но НЕ ОТЛИЧНЫЙ! Чего-то в нем не хватало.

«Где же этот оттенок вкуса, которым отличалась первая пробная партия напитка?! Куда пропала та изюминка, что делала квас отличным?! Ведь технология отработана, рецепт выверен до грамма!» — Алексей просыпался и засыпал с этой мыслью, и в один прекрасный день его осенило.

Алексей странно изменился в лице и стал тихонько нараспев повторять себе под нос одну и ту же фразу:

«Медовый квас — отличный квас! Отличный вкус — медовый вкус!».

Взял со стола и взвесил на руке увесистую статуэтку, которую привез с московской выставки за 1 место в номинации «Лучший товар»:

«Медовый квас — отличный квас! Отличный вкус — медовый вкус!».

Вышел из лаборатории, поднялся по лестнице на второй этаж, подошел к кабинету нового финансового директора Сергея Ивановича и постучал в нее статуэткой:

— Да, да, войдите!
— Я к вам по делу!
— Что-то срочное?
— Да. По вопросу медового кваса. Я нашел способ как сделать его вкус отличным!