Главная // Студии // Младость // Светлана Сергеева. Жизнь ради праздника. Рассказ


СВЕТЛАНА СЕРГЕЕВА

ЖИЗНЬ РАДИ ПРАЗДНИКА


Эрика была капризна, игрива и очень любила сладкое. Дейв обожал ее. Обожал эти долгие часы неги, когда они проводили время вместе, качаясь на лёгких волнах. Иногда их тела соприкасались, и тогда Дейв чувствовал, насколько упруго и аппетитно округлое тело его подруги. Каждый раз эта близость возбуждала Дейва до самых основ, до самого ядра пронизывала страстью. Под призывным взглядом Дейва тело Эрики начинало дрожать и пульсировать, и тогда они, не в силах противостоять мощному половому инстинкту, сливались в экстазе.

После они снова расслабленно и беспечно плескались в теплых водах, лакомились сладким сиропом, наслаждались тихим безбрежным покоем.

— Жить так легко и приятно, правда, милый? — Эрика улыбалась Дейву и нежно ласкалась о его бок.
— Да, моя дорогая! А разве может быть иначе? — Дейву было щекотно, и он смеялся в ответ.

Вокруг вода, кислород, стабильно +20 градусов по Цельсию и море сладостей. Никаких забот! Дыши, наслаждайся, занимайся любовью!

Кстати, плоды любви — восемь отпрысков Дэйва и Эрики, славные и дружные ребятишки, похожие как две капли воды на родителей, всегда держались где-то рядом. Эрика иногда приглядывала за ними. Впрочем, подрастающее поколение было уже вполне самостоятельным и не доставляло особых хлопот родителям.

Эрика гордилась чистотой своей расы и всегда говорила, что здоровые, красивые дети — это заслуга именно ее генома. Дейв тоже был из чистопородных, как и все остальные жители этого славного места. Но Эрике всегда хотелось быть особенной, она часто вспоминала своего прадеда, который жил на винограднике во Франции в знаменитой Шампани. Муж не разочаровывал супругу, хотя прекрасно знал, что их семья самая что ни на есть типовая, каких на побережье сотни тысяч. Но стоит ли омрачать настроение дражайшей супруги, высказывая сомнения о ее исключительности и благородном происхождении? Пусть милая как хочет, как и считает, зачем расстраивать, тем более, что в последние дни Эрика стала особенно капризна, плаксиво жаловалась на духоту и проблемы с пищеварением.

Через некоторое время Дейв и сам почувствовал себя неважно, кислорода для свободного дыхания стало не хватать. Еще бы, в такой тесноте! А народ все прибывал. Разгар сезона и все такое...

Курортное местечко с каждым днем прирастало любителями приятного времяпровождения, купаться и плескаться от души, не рискуя столкнуться с потным соседом, стало практически невозможно. А Дейву нравилось соприкасаться телами лишь с Эрикой, и это вносило нервозность и дискомфорт.

— Дейв, я тут уже задыхаюсь! — Эрика находилась на грани истерики, — Дети тоже страдают, а младшенькую сейчас толкнул какой-то толстопуз, и она плачет! Сделай что-нибудь!

Дейв растерянно оглядывался по сторонам, в поисках свободного пространства, куда бы он мог увести свою семью. Но всюду было одно и тоже. Толкотня и столпотворение. Царящие ранее штиль и покой сменились полной неразберихой.

И тут Дейву посчастливилось, он увидел небольшой просвет — свободный участок, где не было такой давки, как здесь. Семья выстроилась в цепочку. Дети, Эрика и Дейв, крепко держась друг за друга, удачно протиснулись через толпу и заняли «островок». Дышать стало не легче — окружающие жадно поглощали кислород и отчаянно выделяли в окружающую атмосферу углекислый газ. Но здесь все же было свободнее.

Через месяц жизни в тесноте и постоянном стрессе к кислородному голоданию добавилось самое обычное. От голода население стало быстро редеть. Бывало, падали замертво целыми семьями, и это было ужасно.

Дейв, изможденный, отощавший, подавленный, часами бродил по окрестностям в поисках пищи, а когда находил — толкался, пихался, а иногда даже дрался с такими же полудохлыми обитателями бывшего райского уголка за кусочек сахара или капельку сиропа. Отбив добычу, тут же тащил ее домочадцам и делил честно поровну на всех. Хотя нет, чуть большую часть Дейв все же оставлял Эрике, ведь она должна была есть за двоих — на ее теле уже хорошо было заметно небольшую округлость — она вынашивала девятого малыша.

Еще через месяц беда добралась и до семьи Дейва. У младшенькой открылся страшный понос, и она в судорогах скончалась. Эрика рыдала, когда маленькое тельце было опушено в воду и стало тихо и медленно оседать в темную глубину, на самое дно.

После потери дочки Эрика совсем ослабла, все время дрожала, возможно, у нее началась лихорадка. Но кроме верного Дейва, до нее никому не было дела. Никто не желал делиться жизненными ресурсами. Миллионы живых организмов сражались каждый за свою жизнь.

Но борьба была напрасной. Выиграть жизнь у богов невозможно. Через несколько дней у Эрики и Дейва с голоду умерли остальные дети.

— Почему это случилось с нами?! — прошептала Эрика.
— Не знаю! Наша жизнь была такой радостной и веселой, никто не ждал беды! — ответил Дейв и в последний раз прикоснулся к любимой.
— Прощай, милый!
— Прощай, моя дорогая!

Два одноклеточных дрожжевых гриба окончили жизненный путь и вслед за своими отпрысками и миллионами собратьев осели мертвыми хлопьями на дно бутылки.

«Приз де мусс» — процесс вторичного брожения вина был успешно завершен. Тихое вино ценой жизней миллионов клеток дрожжевой культуры насытилось углекислым газом и превратилось в игристое.

Бутыли опустили в подземные штольни горлышком вниз под углом 45 градусов, где прошел завершающий этап превращения грозди винограда в шампанское.

От выпавших в осадок дрожжей безжалостно избавились, затем в шампанское добавили экспедиционный ликёр, бутылки укупорили пробкой с мюзле и оформили красивыми этикетками.

Шампанское готово!

Сколько бутылок прислать к праздничному столу в честь ваших именин?

Справочно.

Процесс вторичного брожения вина (именно в это время обычное вино превращается в игристое) называется «приз де мусс». Для этого процесса необходима специальная дрожжевая культура, которая, перерабатывая сахар, насыщает вино углекислым газом, теми самыми пузырьками газа, за которые мы так любим шампанское.

Этапы «приз де мусс»:

1) разведение сухих дрожжей в воде и адаптация дрожжей к спирту;

2) стадия активного размножения дрожжей и достижение их концентрации в 1,5 млн живых клеток на 1 мл вина (дрожжи капризны, любят дышать кислородом и стабильную температуру +20 градусов Цельсия; без соблюдения этих условий процесс брожения останавливается раньше положенного срока);

3) гибель дрожжей (когда кислород и питательная среда (сахар) для них заканчивается);

4) выпадение мертвых дрожжей в осадок, от которого затем избавляются.

2021


Публикуется по авторской рукописи

Страница автора
Страница студии


Олег Роменко, Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2021



Следующие материалы:
Предыдущие материалы: