Главная // Книжная полка


ЗИНАИДА ФИЛАТОВА

ДАНО ПОЭТУ ПРАВО ГОВОРИТЬ

Отклик на книгу Виталия Волобуева «На берегу Вселенной»


У меня в руках поэтический сборник Виталия Николаевича Волобуева «На берегу Вселенной». Избранное. Обращаю своё внимание на даты написания стихотворений. Оказывается, что составлялся сборник из стихов раннего периода: 1979–2000, последующие годы отмечены тремя стихотворениями (2002, 2010, 2014). Только сам автор может объяснить, по какому принципу составлялся сборник. Но думаю, что это и неважно. Главное — от стихов веет теплотой, задушевностью и лиричностью.

Листаю страницы, перечитываю уже знакомые строчки стихов — и вдруг подумалось: а кто ещё из читателей почувствует такую же радость и приятное волнение от прочитанного, как это чувствую сегодня я? Разве что друзья-писатели, родные и просто знакомые. А незнакомые? Те, кто впервые прочтёт стихи В. Волобуева и запомнит фамилию поэта, а сборник стихов по праву займет своё место на его полке. Только не найдёт он эту книгу в книжном магазине. Ах да! Найдёт в Интернете стихи. Но ведь не каждый может воспользоваться такой возможностью, и разве можно сравнить КНИГУ с компьютерной графикой.

Отчего книги наших белгородских писателей не попадают в розницу в книжные магазины? Что мешает? С ностальгией вспоминаю семидесятые годы прошлого столетия. Заходишь в книжный магазин — и сразу бросается в глаза: «Новинки современной поэзии». И прямо на прилавке лежат тоненькие в мягкой обложке… И кто! Ю. Кузнецов, В. Казанцев, А. Жигулин и. т. д. Открываешь наугад, читаешь и чувствуешь — зацепило. Так у меня собралась большая библиотечка из брошюрок теперь уже маститых поэтов. Сегодня можно увидеть на прилавках книжных магазинов дорогие (по цене) книги русских и зарубежных классиков с тиснёными золотыми буквами на обложке, в общем, подарочный вариант, и не каждому по карману.

Немного отвлеклась. Теперь всё моё внимание к книге стихов В. Волобуева «На берегу Вселенной». Вся лирика поэта согрета теплом неподдельного чувства, покоряет искренностью, богата разговорными живыми интонациями. Стихи читаются легко, язык выразителен.

Невысокая горушка,
Неширокая река,
Лес да поле, да церквушка,
Да шальные облака —

Вот и вся моя обитель,
И отрада, и беда,
Не могу её обидеть
И не еду никуда.

Эх, тропинки вы, тропинки,
Да луга, да камыши,
Ни одной чужой травинки,
Ни одной чужой души…

О чём бы ни говорил поэт — это исповедь, это пережитое, это то, что выносил в себе. В стихах о природе воплощено восприятие, опыт человека, который освоил её как пахарь, косарь, человека, который вошёл в жизнь природы как прямой участник, как звено её вечного круговорота. В них есть та глубина, к которой хочется возвратиться, так много содержится в подтексте, в самом воздухе этих стихов:

…Я и поля — как будто мы одни
Чего-нибудь на этом свете стоим.
А жизнь моя, размеренная жизнь,
Пропахшая и пылью, и стихами,
Она не проводила той межи,
Что разделяет землю с облаками.

И ещё:

…Здравствуй, поле, родимое поле,
Моего одиночества страж…
Надышаться теперь, пробежаться
По пьянящему морю травы,
И упасть, и к травинке прижаться,
И не стряхивать пух с головы…

Счастлив человек, в ком заложено от рождения творческое начало. Жизненные перипетии, взлёты и падения, удачи и разочарования непостижимым образом перевоплощаются в слове, музыке, живописи; и если удаётся затронуть тонкие струны душевного волнения другого человека — в этом и назначение искусства как такового, в этом счастье поэта, музыканта, художника. Но это перевоплощение часто бывает мучительным, и нужны иногда годы, чтобы твои чувства и переживания нашли отклик в другой душе. А где, в ком и в чём может поэт Волобуев «освободить себя от слёз»? Да в самом малом, почти незаметном:

…С холма взгляну, печаль развею,
Сорву пшеницы колосок
И боль немую одолею…


В стихах «Отчего хорошо на душе?» поэт просто, без назидания утверждает, чтобы душа не болела, всего-то и нужно:

Отчего хорошо на душе?
Оттого ли, что лес пожелтел,
Оттого ли, что к старой меже
Отживающий лист полетел?

Отгорающий лета огонь —
Отливающий золотом свет,
Остывающий грустный бугор,
На котором цветов уже нет.

Отбывающий в Африку клин,
Журавли шлют прощанья свои.
Оттого ли душа не болит,
Что остались со мной воробьи?


Поэт знает, что истоки его творчества зародились там, где его малая родина, где поэтический дар, как бутон цветка, стал раскрываться под воздействием ливней, снегов, весеннего пара задышавшей земли, где «ни одной чужой травинки, ни одной чужой души».

Мой милый край, святилище и храм,
И дом родной, и рук моих творенье.
О, жаворонков светлое паренье —
Бальзам на душу, исцеленье ран.
Живу и знаю — лучше нет земли,
Нет выше трав и зеленее луга…


Но удивительное дело, ещё в далёком 1988 году в стихотворении «Вымерла деревня, высохли дома» в свои 28 лет, когда ещё ничего не предвещало беды, Виталий Волобуев почувствовал (поэт — пророк!) неладное, предугадал опустошение русских деревень, превращение их в глухомани. И это в нашей богатейшей чернозёмной державе!

Вымерла деревня, высохли дома,
Ночью звёзд не видно, непроглядна тьма,
Домовые плачут, одичал погост,
Ласточки весною не заводят гнёзд.

Окнами пустыми смотрит в огород
Старая хатёнка, низенький порог,
На столе столетнем пыли на вершок,
На тыну забытый сушится горшок.

Брошено жилище, буйствует бурьян,
Ветер в трубах свищет, ищет поселян.
Ни петух не крикнет, ни залает пёс…
Только пух кружится опустевших гнёзд.


У настоящей поэзии есть замечательное свойство: с течением времени она как бы сама себя раскрывает. Гармония между человеком и природой — одна из черт в поэзии В. Волобуева. Природа выступает в его стихах естественным создателем песни о себе, потому что она одухотворена. В стихотворении «Перед рассветом» какая точность и простота в выражении, каждая рифма свободна, всякое слово на своём месте, и каждый стих рождает другой без принуждения:

Не шелохнётся тихая листва,
Не запоёт в ночных просторах птица,
Над горизонтом небо загорится,
И заблестит высокая трава.

Лосиха растревожит темноту,
Пройдя тропою тайной к водопою,
Петух проснётся ранний за рекою,
Споёт побудку на своём посту.

И в тишину ворвётся свежий ветер,
Зашелестят деревья и трава,
И станет ясно, что земля жива,
И день хороший выдастся на свете.


Эти стихи живо напомнили мне рассвет на реке Убля, что в Старооскольском районе. Помню, вышла из палатки и не смогла двинуться с места: такую красоту редко может увидеть сугубо городской человек — солнечные лучи едва пробивались сквозь молочный туман. Трава на лугу — будто на неё пролился серебряный дождь: так высвечивались росинки на траве. А вдалеке, в туманной дымке, едва виднелся табун лошадей. И тишина… И день обещал быть хорошим. Прошло с той поры много лет, но «рассветные» стихи Волобуева оживили мою память, воскресили незабываемые картины того утра на Убле. Уверена, что и читатель отыщет в книге «На берегу Вселенной» что-то такое, что тронет его до глубины души, потому что подлинная поэзия — это не только выражение каких-либо мыслей, но воссоздание духовного и душевного бытия.

Любовная лирика в творчестве поэта занимает особое положение. Любовь «как Божья милость», если явилась, то тогда «не молкнут соловьи», и «волн морских кипенье рождает двух сердец стремленье», и «так хорошо отдаваться волнам».

Что ты делаешь со мною?
Что ты хочешь от меня?
Ходит жаркою волною
Вдоль по телу вал огня.
Он палит, не обжигая,
До безумства доводя,
……………………….
Ты колдуешь, не жалея
Ни меня и ни себя,
Я сгораю, я шалею,
Всё неистовей любя.

В любовной лирике отмечается глубокое проникновение в многосложную область переживаний. Поэт обращает своё внимание на развитие самого любовного чувства как процесс — от её зарождения вплоть до того момента, когда она исчерпала себя без остатка.

…Пропадай, моё сердце невинное,
Принимай этот яд молодой,
Вспомни грустную песню старинную
И тихонько под вечер пропой.

Это плачет душа небезгрешная,
Это сердце дрожит на краю,
Я люблю тебя, милая, нежная,
Как последнюю песню свою…


Проходит время, его лирический герой откровенно признаётся, что «люблю не как прежде — ревниво и страстно, безумьем охвачен, волненьем влеком». Житейские будни, пронёсшиеся над героем, сделали его мудрее, что ли, и он говорит: «Теперь всё иначе — спокойно, надёжно». Открытая душа поэта лишний раз подтверждается предельной искренностью. Не всё так спокойно и просто в жизни. И вот уже звучит:

…Уснувшую любовь не береди…
……………………………………
Не подходи же, не смотри в глаза!..

Будто идёт перекличка с Боратынским:

Не искушай меня без нужды
Возвратом нежности своей...


Те же чувства и тот же «угасший пламень». Поэт В. Волобуев пытается передать оттенки своего индивидуального чувства. Они как будто не предназначены для печати, это почти естественный разговор с близким человеком, и тем самым удаётся достигнуть подкупающей искренности и задушевности лирической интонации:

Не оставляй меня надолго…
……………………………..
Ты видишь — туча в небе тает,
Всё ярче звёзды, всё видней.
И пусть ты мне никем не станешь,
Но есть ли кто-нибудь родней?


А вот ещё:

А я твоё дыханье слушаю,
Вдыхаю запахи духов,
И ждёт опять душа заблудшая
Тобой навеянных стихов.


В каждом поэтическом сборнике, выходившем в разное время, у Виталия Волобуева много стихов о любви. Мне кажется, пора уже ему издать отдельную большую книгу стихов любовной лирики. Это был бы большой подарок многим, особенно женщинам. Стихи достойны такого издания.


О ЦИКЛЕ ВЕНКОВ СОНЕТОВ «ВРЕМЕНА ГОДА»


Сонет… Сразу вспоминаются пушкинские строки: «Суровый Дант не презирал сонета, // В нём жар любви Петрарка выливал…» Теоретики сонета говорят о его строгой композиции, которая предполагает ясное развитие темы, где особую роль играет последняя строка — «сонетный ключ». Строгая очерченность сонета привлекает к нему поэтов не только высокой стиховой культуры, но и ёмкости образа, чёткой мысли. Но не все поэты обращались в своём творчестве к сонетной форме и чаще всего из-за того, что их лирическому складу оказывалась неприемлема какая-либо строфическая нормативность. Очевидно, что сложность сонетной формы побудили В. Волобуева принять этот вызов. Удивительно, что поэт решился на создание цикла сонетов «Времена года», заключённых в единую форму — венок.

Любопытны на этот счёт размышления Владимира Солоухина — мастера «венков сонетов»: «Строгая форма сонета хотя и пугала, но не казалась недостижимой… Но венок! И вообще — заданность. Стихотворение, его форма и содержание рождаются одновременно. Их нельзя отделить друг от друга, как молнию от зигзага, от его рисунка на тёмном небе».

Сам Виталий признался, что «форма эта сложная, норовистая, но для работы интересная и увлекательная», и продолжает — «писались они более пятнадцати лет, и потому в них уместились различные периоды жизни».

Невозможно, даже в качестве примера, вычленить из венка ни один сонет, потому что каждый из них подтверждает предыдущий и предваряет следующий. И всё-таки выделю один из многих, хотя и принуждаю себя в этом:

И радостью душа полна,
И голова кружится снова,
Кода тебе шепнёт три слова
Та, что как буйная волна,

Она тебя на небо бросит,
Потом в пучину погрузит,
То у тебя прощенья просит,
А то изменою грозит.

Но вот и долгожданный штиль,
И отдыхаешь без движенья.
Минуты эти так просты ль?

О нет, проснётся и — держись!
Переворачивает жизнь
Так женщины прикосновенье.


Какое буйство чувств! Но стихает буря — и стихают волнения в душе. И уже в следующем сонете поэт говорит:

…И вот уже стихают страсти,
И ты опять уходишь в счастье,
Как реки входят в берега.


В «венке сонетов» поэту удалось показать неразрывную связь природы и человека. Душевное состояние находит отдохновение в любом времени года:

…И проявляешь интерес
К жучку, что на былинку влез,
И к птице в воздухе просторном…


Всякое прикосновение к природе вызывает у поэта бурю эмоций, и чаще всего радость и даже восторг:

…Есть от чего прийти в восторг,
Когда один ты в поле белом,
Словно единственный листок
На дереве обледенелом.
……………………………..
И не томится больше грудь,
И ты не занят больше делом,
Когда тебя осыплет белым…

Нет, неблагодарное это дело — вырывать строфы из общего строя сонетов. Не то впечатление. Их просто нужно читать в целостности.

Не могу удержаться, чтобы не сказать ещё об одной стезе Виталия Волобуева. Он «ярый» пропагандист творчества молодых поэтов и музыкантов, и сам в этом признаётся:

…Но мудрости манящий свет
Влечёт к тебе младое племя,
И ты в предчувствии побед
Готов на юных тратить время.


Знаю не понаслышке, с каким вниманием и доброжелательностью слушает и записывает на диктофон стихи и песни юных исполнителей на многих молодёжных фестивалях как в Белгородской области, так и в других городах России. Виталий по складу своего характера немногословен и не старается выглядеть «мэтром», но молодёжь ловит каждое сказанное им слово, да и не сказанное — по взгляду, улыбке… А ещё знают, если стихи кого-то из них, с лёгкой руки поэта, появятся на просторах Интернета, это будет свидетельство одобрения их творчества. И когда появляются на поэтическом горизонте новые имена, в этом большая заслуга Виталия Николаевича в работе с молодыми талантами.

В заключение хочется сказать: пока существует поэзия, будет звучать её певучая музыка и снова будет неповторимо каждое её слово, запечатлевая мгновение, год, век. И если «дано поэту право говорить», говори, поэт Виталий Волобуев, творческих тебе удач.

2017

Источник: Журнал «Звонница», № 28. 2017. Стр. 172-178

На страницу Виталия Волобуева

На страницу Зинаиды Филатовой

Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2022


Предыдущие материалы: