Главная // Книжная полка // Александр Осыков // Из сборника «Писатели Белогрья» 2014

АЛЕКСАНДР ОСЫКОВ

Подборка для трёхтомника «Писатели Белогорья» (2014)




МОЯ ФАМИЛИЯ

У меня фамилия редкая...
Что с того, что не очень звучная?
Мне она завещана предками,
И с рожденья с ней неразлучен я.

Пусть в масштабах страны неизвестная,
На весь мир пока не прославлена,
Но служили Отечеству честно ведь
Дед с отцом мои — это главное.

Деда я вспоминаю с гордостью:
Получил он в годину военную
За геройство — на грудь «Георгия»,
Две медали да три ранения.

И отец жить старался по совести —
Оттого и ушёл, может, рано так?
Ни ловчить, ни хитрить не способен был,
Но сражался с судьбою на равных он.

И студентов учил уму-разуму,
Зажигал сердца знанья пламенем.
Не забыть мне свет добрых глаз его,
Освещает он сумрак памяти...

Что ж, и сам человек не последний я,
Честь фамилии не измазывал.
Подарил я её наследнику
И при этом всегда наказывал:

— Так живи, мой сыночек миленький.
Чтобы мог, если люди спросят вдруг:
— У тебя какая фамилия? —
Не стыдясь, им ответить:
— Осыков!



* * *

Довоенной памятной весною
Утопал Воронеж весь в цветах,
В тихом парке с синею рекою
Мой отец нёс маму на руках.

Школьница вчерашняя и парень
Из глухого дальнего села,
За одной студенческою партой
Их судьба счастливая свела.

Вспоминаю: весело и нежно
Мне отец рассказывал, смеясь,
Как в чужом костюме белоснежном,
За версту в пути минуя грязь,

Он шагал к родителям невесты,
Чтоб руки их дочери просить,
И страшила хлопца неизвестность,
В жар бросало и хотелось пить.

Ноги от волнения немели
В летних туфлях, латанных слегка,
И следы предательски белели
Крошками зубного порошка...

А мой дед, известный архитектор,
В кабинетной тишине творил
И, оставив нехотя проект свой,
Двери в дом на стук отца открыл.

На юнца он нагляделся вволю,
Хитрый глаз на туфельки кося,
И промолвил: — Юноша! Вам Олю?
Оли нет, была да вышла вся...

Но отец мой парень был не промах,
Девичьи сомненья поборол.
Из уюта, из родного дома
За собою маму он увёл.

Довоенной памятной весною
Утопал Воронеж весь в цветах,
Парень с шевелюрою густою
Нежно нёс девчонку на руках.




* * *

Почему-то все рвутся в столицы,
Говорят, жизнь в столицах сытней.
Ну, а мне мир российских провинций
И понятней и с детства родней.

Здесь в порядочность всё ещё верят,
В то, что жить можно честным трудом.
Здесь на стук открывают вам двери,
На добро отвечают добром.

Оттого здесь приветливей лица,
Да и время течёт не спеша...
И чем дальше живём от столиц мы,
Тем спокойней и чище душа.



ГАРМОНИСТ

Тот День Победы омрачён был дракой,
И резал слух развязный пьяный свист...
В наш двор зашёл с поводырём-собакой
Слепой, в солдатской форме, гармонист.

Достал кисет и закурил неловко,
Звеня медалями, на лавочку присел,
Надел гармошку, проявив сноровку,
И чистым, сильным голосом запел.

От этой песни, искренней и светлой,
В округе воцарилась тишина.
И драчунов как будто сдуло ветром,
А люди слушали солдата дотемна.

Как он играл, останется загадкой —
Была без пальцев левая рука,
И слёзы каждый утирал украдкой,
Глазея на него издалека...

Когда весною в майском небе чистом
Вновь расцветает праздничный салют
И звёздные солистки и солисты
«Смуглянку» и «Катюшу» запоют,

Слепого вспоминаю гармониста
С единственной здоровою рукой,
Который распевал про трёх танкистов
И про туман, плывущий над рекой.



* * *

Русь начинается с деревни,
В крестьянстве суть её и стать.
Привыкли хлеб у нас издревле
Всему главою величать.

Но не одной заботой главной —
Страну кормить — крестьянин жил.
И дух народа православный
Из века в век в душе хранил.

И свято чтил уклад исконный,
Молитвы неустанный труд...
Превыше власти и закона
Был Божий страх и Божий суд.

Красой земною очарован,
О сокровенном пел мужик -
Так русское рождалось слово,
Творился русский здесь язык.

А сколько гениев, героев
Взрастило русское село!..
Зачем же разрушать устои
В привычку на Руси вошло?..

И если выйти на просторы,
Где травы шепчутся в полях,
Почудится — твердит с укором
Отчизна-мать сыра земля:

— Как корень, что питает древо
И каждый стебель и побег,
Храните русскую деревню —
И Русь не кончится вовек!



ПОБЕГ

Если слякотной зимою
На душе хандра и грусть,
И ни воли, ни покоя —
К деду Сане соберусь.

Он живёт в деревне дальней
Жизнью самою простой
И, обрадован свиданьем,
Собирает скромный стол.

Я спрошу у деда Сани:
— Пустишь, старый, на постой?
С укоризной доброй взглянет:
— Будь как дома, дорогой...

Выпьем с дедом самогонки,
И за «жисть» затеем спор.
Огурцом захрумкав звонко,
Выйду пьяный на простор.

Сквозь искристую преграду
Вдалеке темнеет лес —
Занавеской снегопада
Занавешен край небес.

По заснеженному полю
В тёплых валенках пойду.
Видит Бог, покой и волю
Хоть на время здесь найду...




* * *

Ты всё время о земном,
Ну а я — о вечном...
Всё уютнее твой дом —
Я ж хожу беспечный.

И пишу, пишу стихи
С горькою усмешкой:
Бог простит мои грехи —
Стану я безгрешный.

И, взмахнув тогда крылом,
Как бродячий ангел,
Залечу к тебе я в дом
Зябким утром ранним.

Сядем мы с тобой вдвоём
Возле тёплой печки,
Я поплачу о земном,
Ну, а ты — о вечном...




СОБРАТУ ПО ПЕРУ

Ну что же ты всё о плохом?
Достаточно в жизни плохого,
А эхо недоброго слова
Грядущим аукнется злом.

Так, если твердить о беде,
То хочешь того иль не хочешь,
Беду ты как раз напророчишь
В своей или в чьей-то судьбе.

Разя же стихом острым зло,
Не ожесточайся душою,
Ведь слово, талантливо злое,
Ещё никого не спасло.

Отринув уныния грех,
Даря мир любовью как прежде,
Услышь голос юный надежды
И детства ликующий смех.

Пусть горе и беды кругом,
Пусть жребий судьбы уже брошен,
Поэт! Говори о хорошем,
Чтоб мир забывал о плохом.



Источник: Писатели Белогорья. В 3-х томах. Т. 2. Стихотворения. Поэмы. —
Белгород: Константа, 2014. Стр. 382-389





Виталий Волобуев, 2015, подготовка и публикация


 
Доставка букетов из цветов в Дзержинске.