Главная // Библиотека // Анатолий Форов // Анатолий Форов. Вот и печка лишней стала. 2002


АНАТОЛИЙ ФОРОВ

ВОТ И ПЕЧКА ЛИШНЕЙ СТАЛА...

Из журнала «Звонница» № 3 (2002)


* * *

Вот и печка лишней стала,
Газ в деревню провели.
А когда-то в ней, бывало,
Настоящий хлеб пекли.
И, конечно, на лежанке
Где вмещалось полсемьи,
Торопились мы вповалку
В срок занять места свои.
И она, как мать родная,
Нам спасением была.
Все болезни прогоняя,
От мороза берегла.
В доме газ — конечно лучше,
Хоть ворчи, хоть не ворчи.
Только, право, больно скучно
Стало в доме без печи.


* * *


Приобрету себе шарманку,
Бывалый плащ, картуз и трость.
Пойду бродить по полустанкам
В осенний непроглядный дождь.
И ты меня среди прохожих
Не окликай и не зови.
И без меня прожить ты сможешь —
Живут же люди без любви.
А я среди бродяг вокзальных
Им буду петь под шум дождей
О милой женщине печальной
И нищете страны моей.
Пусть буду выглядеть я пешкой,
Что жизнь до края довела…
И кто-то бросит мне с усмешкой
В картуз двуглавого орла!..



* * *

Живу, как тонущий на льдине,
Туман кругом.
Какой-то рвач, как на картине,
Отгрохал дом.
И жид «застенчиво» ворует,
Стране «служа».
А тут ни лошади, ни сбруи,
Одна душа.
Вот и безумные трудяги —
Друзья мои,
За грош горбатятся бедняги,
Как холуи.
У грешных на исходе силы
И у святых
Куда же ты ведёшь, Россия,
Сынов своих?



* * *


— Вот уже какое лето
Не играет кровь… —
Намекала бабка деду
Как-то про любовь.
Улыбалась старикашке
Зубом-сиротой,
И ныряла под рубашку
Ледяной рукой.
Дед, как юноша, смеялся,
Слыша сердца стук,
И к старухе прижимался,
Думая: — А вдруг
Вновь ко мне вернется сила,
Уж потом и в бой…
Черта с два! Всё было тихо
На передовой!..



* * *


Пахло утро душистым лугом,
Звонко лаяли псы вдали.
И коровы на всю округу
Разговоры свои вели.
А в закуте одной бурёнка,
Ещё слабенького совсем
Всласть облизывала телёнка
Появившегося на свет.
И в луга она не спешила —
Не рвалась на простор душа.
Ничего ей не надо было,
Кроме мокрого малыша.



ЯСТРЕБ


Под голубыми облаками,
Насквозь пронизан высотой,
Над обнажёнными полями
Кружится ястреб молодой.
И вот он замер, затаился,
И вмиг стрелою вниз пошёл...
Подумал я, что он разбился,
Что смерть безумную нашёл.
А он, в когтях держа добычу,
Взлетел степенно над землёй,
И голоса дрожали птичьи,
И заглушали голос мой...



* * *


Неделю над косогором
Я слышу вороний крик.
Сказали, что очень скоро
В деревне умрёт старик.
Сказали: «Он очень болен
И видит свою войну...»
Вою жизнь он мечтал о воле,
А прожил весь век в плену.
Всю жизнь он пахал и сеял
И спину гнул за гроши.
И в коммунизм он верил,
В который в мечтах спешил.
До драки кидался в споры
За гнёздышко и родник...
Пускай же умрёт не скоро
В деревне моей старик.



* * *


Лучший сад у нас в селении
У Петрыни-деда был.
Каждый парень с наслаждением
Заглянуть туда спешил.
Дед Петрыня палкой меченой
Целил в тех, кто слух терял...
Палкой той не раз был встречен я,
Откровенно говоря.
Было там за всё заплачено!
А вдобавок и родня
Выбивала партизанщину
Ремешочком из меня!


Источник: Журнал «Звонница» Белгород № 3, 2002. Стр. 85-86


Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2017



Следующие материалы:
Предыдущие материалы: