Главная // Библиотека // Василий Лиманский // Василий Лиманский. Моя религия - Россия. 2014


ВАСИЛИЙ ЛИМАНСКИЙ

МОЯ РЕЛИГИЯ — РОССИЯ

Из трёхтомника «Писатели Белогорья» (2014)


* * *

Верь, что наше сердечное слово
След оставит в народной судьбе
И запахнет в поэзии снова
Русским духом, как в сельской избе,
Что к искусству прилипшую погань
Ветер времени в бездну снесёт.
И Россия, хранимая Богом,
Всё осилит и душу спасёт.



ЖАЛОБА РУССКОГО ПОЛЯ


— Здравствуй, добрая землица,
Поле русское моё.
Что тебе ночами снится?
Как твоё житьё-бытьё?
— Ох, совсем меня забыли
И крестьяне, и Москва.
Раньше холили, любили,
А теперь дышу едва.
Заросла ко мне дорога,
Жизнь обходит стороной.
Где вы, пахари от Бога,
Детки, вскормленные мной?..
И вздохнуло тяжко поле:
— Сирота я... свет не мил...
...И душа моя от боли
Застонала на весь мир:
— Или сукины мы дети?
Или бес нас охмурил?
Как забыли, кто на свете
Всех главней, кто нас вскормил?
Мы живём в плену инерций.
Рядом гибнет мать-земля.
Ох, ни совести, ни сердца
Ни у нас, ни у Кремля.



ПЕРЕСВЕТ


Ушёл бесстрашный Пересвет
В бессмертье с поля Куликова,
Но Русь спасать от чёрных бед,
Как ангел, в мир приходит снова.

В том воля Господа видна,
Что дух его с народным слился,
Он в грозный день Бородина
В Багратионе воплотился.

И в Жукове великом жил
В военном, страшном лихолетье,
И танки вермахта крушил
Под Прохоровкой в сорок третьем.

Он души воинов крепил
Святой надеждой и отвагой,
И вместе с ними водрузил
Победы знамя над рейхстагом.

И если враг посмеет вновь
Изведать силой русских силу,
Его небесная любовь
Оборонит от зла Россию.



ВОЗВРАЩЕНИЕ ЛЮБВИ


Казалось, что расстались мы навек.
Но круто жизнь порой меняет бег.
И наша встреча воскресила вновь
Убитую раздорами любовь.

Вдруг ожили забытые мечты.
И в каждой мысли, в каждом чувстве — ты.
И вспомнил я счастливую весну,
Как мы любили слушать тишину.

Ты — песня недопетая моя.
И я живу надеждой, боль тая,
Что друг для друга нас Господь создал,
Что в сердце снова будет счастья бал.

Прости меня, как я тебя простил.
Терпеть в душе разлад нет больше сил.
Не говори, что мы друзья теперь,
Что наше счастье за чертой потерь.



МОЯ РЕЛИГИЯ — РОССИЯ


Моя религия — Россия.
Ей изменить что в землю лечь.
И мой удел: пока есть сила
От чёрных сил её беречь.

Она и в горе, и в разрухе,
И в дни побед — моя судьба.
Я весь пропитан русским духом,
Как деревенская изба.

Куда бы жизнь ни заносила,
Я верил, быть концу дорог.
Моя религия — Россия,
Земной алтарь — родной порог.



СЕРГЕЙ ЕСЕНИН


Поэзии апостол грешный,
Эпохе битв и жертв чужой,
Струил он в души свет нездешний
Загадочной, как мир, душой.

Он пел во имя милосердья,
Любви и счастья на Руси.
Так пел, как будто перед смертью
Молитву Богу возносил.

Живые, солнечные строки,
Сгорев, народу дал Поэт.
Их свету и любви высокой
И правде в чувствах — смерти нет!



СЛЕПОЙ

Свой путь нащупывая тростью,
Идёт слепой в толпе людской.
И в ней забытым, странным гостем
Себя он чувствует с тоской.

Вокруг него поток бурлящий
Мужских и женских голосов,
Шуршанье шин машин спешащих
И шелестящий шум шагов.

Усвоив горькую науку,
Как надо в горе выживать,
Он чутким ухом ловит звуки,
Пытаясь улицу понять.

А люди с жалостью вздыхая,
Отводят в сторону глаза...
Пока для них беда чужая
Как отдалённая гроза.



* * *

Я не мог отца звать папой —
Прочерк в метрике моей.
До сих пор сиротства запах
Чую я в дыханьи дней.

Мне судьба казалась плахой.
Жизнь — коварным палачом.
И порой я горько плакал
В одиночестве ночном.

Как хотелось мне уюта
И домашнего тепла,
И чтоб в трудную минуту,
Мама рядышком была.

Чтоб жилось, как в доброй сказке,
Чтоб сбылось — о чём мечтал.
И отец, скупой на ласки,
За вихры, любя, трепал.

За заботу и участье
Перед всеми я в долгу,
Но детдомовского счастья
Не желаю и врагу.



МАМУШКА


          Нянечкам детских домов


Похоронками трижды меченная,
В тридцать восемь — седая вдова,
Ты и в горе по-русски сердечная,
Хоть скупа по-мужски на слова.

Словно море прибрежные камушки,
Нас, подранков, ласкала, любя.
И не тётей Машей, а мамушкой,
Как родную мы звали тебя.

Приходили в твой дом под соломою,
Будто жаждущие к роднику.
И теплом, добротой не казённою
Ты от нас отводила тоску.

Угощая домашними пышками,
Нежно гладила по головам.
А ночами молилась Всевышнему:
«Боже, будь милосердным к сынкам!»

И с годами ясней разгорается
Свет любви, что в сердцах ты зажгла.
Он на судьбы людей проливается
Через добрые наши дела...



* * *


Как роняют облака весною
Тёплые дождинки на поля,
Чтобы щедро осенью хмельною
Хлебом одарила нас земля,

Так и я, усталости не зная,
С миром и любовью, без затей
Тихо капли добрых чувств роняю
В души близких и чужих людей.



* * *


Льётся свет сквозь облака
В зыбкий сумрак окон.
Вьётся стёжка у стожка,
Как девичий локон.

Растворился дальний луг
В акварельной сини.
Утро будит сонный слух
Криком петушиным.

Воровато холодок
Лезет под рубашку.
И раскрыт я, как цветок,
Сердце нараспашку.

Пруд зелёною волной
Лижет берег тощий.
Я от светлых дум хмельной,
Как в гостях у тёщи.



* * *

Глядит на меня свысока
Крутых нуворишей племя
И жалкую роль дурака
Играть понуждает время.

Что было — того не кляну.
Что есть — принимаю с болью.
Мне стыдно за нашу страну,
Где загнана честь в подполье;

Где слабый — отверженным стал,
Где в церковь — для моды ходят,
Где ненависть на пьедестал,
Как символ любви, возводят.

Жирует халявная знать
На бедах людских, на кражах,
Но лучше мне счастья не знать,
Чем совесть пустить в продажу.

Прогорклой свободы вкусив,
Я тёшу себя обманом.
И всё ж повезёт на Руси
Когда-нибудь русским Иванам...



Источник: Писатели Белогорья. В 3-х томах. Т. 2. Стихотворения и поэмы. — Белгород: Константа, 2014. Стр. 233-241


Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2017