Главная // Библиотека // Юрий Шумов // Галина Слёзкина. Моя душа — живой родник... 2016


ГАЛИНА СЛЁЗКИНА

МОЯ ДУША — ЖИВОЙ РОДНИК...

О стихах Юрия Шумова

Стихи о родине…. Стихи о лихой военной поре, когда родину надо защищать от врага, не щадя своей жизни…. Сколько их уже написано! Казалось бы, ко всему сказанному уже и добавить нечего.

Однако, тематика поэзии, по большому счёту, всегда была и будет одинакова. В ней отражается человеческая жизнь; жизнь, подчинённая всё тем же извечным законам бытия. И только наделённый большим даром поэт отражает своё, неповторимое видение и чувствование этой жизни, создавая в своих стихах совершенно новые, подчас неожиданные образы.


Эти суждения я отношу к талантливому белгородскому поэту Юрию Шумову. Потому что даже название его поэтического сборника выглядит необычным, неожиданным. «Плач» — так он называется. От этого слова так и веет далёкой, исконно русской стариной. А ведь плачем, в те древние века, называлась песня; песня, в которой что-то оплакивалось. И чаще всего оплакивались павшие в неравном бою храбрые воины. Вот из какой исторической глубины вырастает в поэзии Шумова патриотическая тематика.

ПЕРЕСВЕТ

Перед тем,
Как насмерть бился,
Перед тем,
Как пал с коня, —
Крепко,
С верой
Помолился
За себя.
И — за меня.


В таком коротеньком стихотворении, воссоздаётся яркий образ героя исторической Куликовской битвы… Всего несколько строчек! И сколько мыслей о ратном подвиге древней Руси, освободившей себя от векового рабства. Хотя победа эта далась дорогой ценой. Сердце заходится от боли при одной мысли о том самом ратном поле, где в великом множестве остались лежать павшие воины, богатыри. Вот он откуда — плач! Великий плач политой кровью земли русской. Через века он протянулся от поля Куликова до поля Бородинского, и дальше, до жуткого танкового поля под Прохоровкой….

ПЛАЧ

1.

Ты же был сильным, Иван,
Как ты погиб на чужбине?
Птиц улетел караван.
Стынет рубашка на тыне.

Всё холоднее туман.
Бродят вороны по полю.
Где ты, мой добрый Иван,
Встретил недобрую долю?

Из-за далёких полян
Ветры нерадостно дуют...
Видно, правдивых, Иван.
Пули и смерть не минуют.

Ты же был сильным, Иван,
Как ты погиб на чужбине?
Птиц улетел караван.
Стынет рубашка на тыне.


2.

О скалу ударился прибой.
Встал солдат, очнулся ото сна.
Он поднялся — молодой, живой.
И пошёл домой. Была весна.

Долго, долго он село искал...
Та же горка, та же речка вьётся.
Дома своего он не узнал,
Лишь, как прежде, верба у колодца.

И пошёл тогда он по полям,
По полям полынным вдовьих мук...
Он смотрел, как чёрная земля
Падала из тёплых женских рук.

А в глазах у женщины туман,
Что навек от горя постарела.
Не узнал жены своей Иван —
Лет-годов немало пролетело.

Он подняться женщине помог,
А она к груди его припала
И понять Иван никак не мог,
Отчего так женщина рыдала...


3.

— Иван — головушка, туман...
О чём задумался, Иван?

— Ты видишь, где закат кровит:
Там кум убит и брат убит,
В буфете «Русская» стоит,
Немного выпью... Эх, горчит!..
В кармане пачка сигарет...
Но кума нет и брата нет.
Озноб в душе, озноб в душе.

...Все трое мёртвые уже.



Читая эти, потрясающие своим трагизмом стихи, диву даёшься. Кажется, написать их мог только солдат, чудом вырвавшийся из пекла боевых сражений, видевший гибель своих товарищей, а также горьких безутешных вдов. Человек, видевший и познавший весь ужас войны….

Но, увы! Автор стихотворного сборника «Плач», Юрий Васильевич Шумов, родился после войны, в 1954 году. Кстати, жизнь прожил удивительно короткую, всего-то пятьдесят один год. И эта трагически короткая жизнь наделённого необычным талантом поэта наводит на мысли о его человеческой судьбе, о нелёгком бремени этого таланта.

Что он знал о войне? Рассказы фронтовиков? Но разве этого достаточно, чтобы познать весь её трагизм, чтобы писать вот такие стихи? Чудится мне, что дар, полученный Шумовым свыше, постоянно воссоздавал в его сознании эти нескончаемые трагические образы. И они, эти образы, не просто просились на бумагу, слагались в стихи; они не давали ему покоя, они ранили его сердце.

*  *  *

На полях невспаханных,
Где цветы не сорваны,
Там в одних объятиях
Соловьи да вороны.

Кто лежит под звёздочкой,
Кто лежит под крестиком.
Мне бессонной ноченькой
Больно за ровесников...


Возможно ли, без боли в сердце написать подобное? Думаю, что нет. Или вот это:

В ОТЧЕМ ДОМЕ

Будет тихо
Дождик капать,
Буду я
В окно смотреть.
Есть ещё
О ком поплакать,
Есть ещё
Кого жалеть...


Поэт и сам не скрывает того, что гложет его душу:

*  *  *

Моя душа —
Живой родник...
Но кто-то в чёрном
К ней приник,
И пьёт.
И пьёт...
И хмурит брови...
И просит крови...


Но что это? Может всё те же трагические образы, которые он снова и снова выводит на бумагу:

*  *  *

Окровавлен тяжёлый бушлат,
На крапиве лежу сиротливо,
А напротив наводит взгляд
Чёрный ворон.
И смотрит правдиво...



Неотъемлемой особенностью поэтического таланта Юрия Шумова является трагическое видение бытия. Его душу мучает извечная трудность и драматизм судеб простых людей. Она-то и рождает его необычную поэзию.

*  *  *

Прости, Господь, что в звездопад
Загадывал свои желанья,
Что звёзды умирали над
Душой, не знавшей состраданья.
Прости, Господь, за мрак души,
Поверившей и в прах, и в тленье...
Прости, Господь, и сокруши
В душе последнее сомненье...



*  *  *

Твой друг — упал...
Твой друг — несчастен.
Пусть жалость
Друга не обидит.
Не говори,
Что мир прекрасен:
Упавший
Мир иначе видит.


Хочется снова и снова приводить и показывать эти необычные стихи. Перед ними бледнеют все суждения и комментарии. Они так понятны! Так волнующи, так созвучны нашему тревожному времени. А по сути, они и рождены-то этим временем. Их автор смотрел на жизнь беспощадно трезвым и правдивым взглядом, отражая в своих произведениях не легкомысленную, приевшуюся романтику, а горькую и беспощадную суть.

2016

Публикуется по авторской рукописи




Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2016