Главная // Книжная полка // Зинаида Филатова // Наталья Дроздова. Мастер класс от счастливой Зинаиды. 2018


НАТАЛЬЯ ДРОЗДОВА

МАСТЕР-КЛАСС ОТ СЧАСТЛИВОЙ ЗИНАИДЫ

Из журнала «Добродетель» № 38 2018


Странная она какая-то, не такая, как все – с удовлетворением констатировала я после более близкого знакомства с Зинаидой Владимировной Филатовой.

– Я, – говорит она, – вообще счастливый человек: пятьдесят лет в школе учительницей начальных классов – и никаких конфликтов ни с детьми, ни с их родителями. Но разве что, бывало, администрация как-нибудь зацепит. Но меня это не сильно расстраивало. В общем-то, ни директор, ни программы с методиками, ни родители мне по большому счёту не нужны. Я и дети, их глаза, их внимание – вот и всё. Я должна их научить. И не только читать и писать,

Да, на фоне так называемого общественного мнения, что в школе сегодня невозможно работать (с одной стороны – административный прессинг, с другой – дети сложные) такое признание звучит, мягко говоря, нестандартно.

– А я не готовилась стать стандартной учительницей. Да и вообще мечтала о театральном институте, об актёрской карьере. Но жизнь пошла по-иному, произошло то, чего я сама не могла понять и до сих пор не могу объяснить.

«По-иному», загадочными чудесными путями, жизнь Зинаиды пошла ещё в самом начале. В мае голодного 1947 года её, полуторагодовалую, подобрали на улице в Старом Осколе. Девочка была, что называется, не жилец, но выжила. Приёмные родители ей нашлись. Люди серьёзные и порядочные. Она любила их и была благодарна, и искренне считала, что ей повезло, в отличие от детдомовских детей, которые учились у них в школе. И тем не менее душа её жаждала бесконтрольности и независимости. Поступила в пединститут, уехала в Белгород. Но свобода длилась недолго. Пришла любовь и сделала всё по-своему. Выйдя замуж, Зинаида уехала с мужем в его родную деревню Топлинку, где они стали вместе работать в его школе.

Жизнь в замужестве была нелёгкой, но наполненной высоким смыслом и живой радостью. В муже её, в этом прикованном к инвалидной коляске человеке, было столько жизненной силы и мудрости, что все её подростковые мечты о самоутверждении растворились в них бесследно. Учителем же Александр  Константинович Филатов был не только по образованию и должности, но прежде всего по нравственной конституции. Для него не было различия – хорошо учится ученик или плохо. И даже больше к нему тянулись те, кого нынче принято считать неспособными или нерадивыми и даже неблагополучными. Он не подавлял, не унижал, в каждом умел высветлить неповторимую личность. Он не учил работать на результат, ради хорошей оценки или похвалы, он старался помочь детям найти опору в жизни, найти себя.

Поначалу, правда, стать учительницей Зинаида согласилась по одной простой причине: дескать, раз уж артисткой я не могу стать, то, по крайней мере, я могу перед детьми выступать – читать стихи и вообще быть хозяйкой аудитории. Но как только ступила в класс, встретилась с детьми, всё желание выступать перед ними прошло. А когда увидела плоды своего труда (вот он пришёл – ни одной буквы не знал, и вдруг через полгода – читает), то вошла во вкус.

Много воды утекло с тех пор. И уже немало со времени нашего знакомства с Зинаидой. Или лучше сказать – с Зиной – так её зовут все близкие независимо от возраста, вплоть до внуков, потому что искренняя её доброжелательность и открытость, способность говорить на равных стирают возрастные границы. И о чём бы ни говорили при встречах, она непременно, незаметно уведёт к своей любимой теме, превращая беседу в урок, в эдакий мастер-класс.

– Дети, конечно, всякие бывают да, у них есть и хитринка, и другие заморочки… Но если они видят человека, который с ними не юлит, который с ними искренен, он будет вести себя так же. Если ребёнок дома любим, он более хладнокровен к школе. Но если дома какие-то проблемы, то он тянется, и я его чувствую. Подойдёшь, прижмёшь его, послушаешь, что там у него за трудности…

Недавно стою на остановке. Подбегает ко мне парень, обнимает: «Зинаида Владимировна, сто лет вас не видел! А как хотел!» Рассказал, что окончил училище, работает, женился. «Я вам скажу честно: только благодаря вам я стал нормальным человеком, а я ведь не хотел им быть. Я хотел всех обижать, бездельничать, и все считали меня хулиганом…».

Вспомнила! Родители отдали его в частную школу, но там сказали: мы его не можем научить, он обижает детей, забирайте. Мама перевела его в нашу школу. В класс Монтесорри. Там его оставили на второй год. Ни писать, ни читать не хотел, ни тетрадей, ни учебников не носил. Только обижал всех. Однажды на уроке английского я села рядом с ним и стала проверять тетради. Смотрю, он заглядывает: что я там делаю. «Вот была бы у тебя тетрадь, – говорю, – написал бы ты там что-нибудь, я б тебе тоже оценку поставила». – «А у меня, говорит, есть чистая тетрадка…» Достал, стал писать, да старательно так. «Ещё писать?» – спрашивает. «А хочется? Тогда пиши…» – отвечаю. Поставила ему четыре с плюсом и написала крупно: «Молодец!» И с этого началось. Появились тетради. Я знала, что он всё не выполнит, давала индивидуальные задания. И вот приходит однажды его мама в изумлении: «Что Вы с ним сделали? Он требует купить обложки на тетради». – «Да вот удалось договориться», – отвечаю. И действительно, с ним нужно было договариваться, индивидуально. «Если хочешь, выучи стихотворение, расскажешь у доски». – «Хорошо», – отвечает. И выполняет обещание. Так потихоньку и втянулся в учебный процесс.

Однажды я поделилась с Зиной своими родительскими проблемами и воспитательными опытами. Она выслушала меня с улыбкой и говорит:

– Слушай, не порти детям настроение. Ты знаешь, какой мощный стресс получает ребёнок, когда слышит «нельзя»! Вот когда вам на работе начальник слово неласковое скажет – что у вас на сердце будет, как вам будет работаться? Каково же ребёнку, когда от него в школе требуют и ругают, да ещё и дома ждут упрёки, ругань, наказание за плохую оценку, за замечание в дневнике… Я всегда родителям своих учеников говорю: «Не будьте по отношению к своим детям агрессорами, от которых хочется спрятаться или убежать. Не ругайте их, я вас прошу, жалейте их, любите…» Ну, в конце концов, если оглянуться на историю: великие люди в большинстве своём ведь не отличались примерным поведением…

Возразить мне было нечем.

Источник: журнал «Добродетель», № 38, 2018, стр. 26-27

Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2018