Главная // Библиотека // Лариса Пономарёва // Третье крыло. Подборка для журнала «Звонница». 2006

ЛАРИСА ПОНОМАРЁВА

ТРЕТЬЕ КРЫЛО


Источник: Журнал «Звонница» № 07, Белгород, 2006, стр. 114-116

Больно и грустно, когда уходят молодые. Еще больнее, когда это происходит внезапно. 20 ноября 2005 года не стало Ларисы. Она уже не увидит свою вторую книгу «Уста Магдалины». Первая — «Приснилась музыка», увидела свет в 1997 году, вторая выйдет в 2006-м. Стихи из неё публиковались в № 3 «Звонницы». Теперь читатели смогут познакомиться шире с творчеством Ларисы. Она хорошо чувствовала поэзию, ей удавались стихи в разных формах и манере, но был у неё свой, особенный взгляд. Её поэтический мир увлекает, завораживает, а иногда и пугает. Она никогда не боялась уходить, говоря словами её стихов, «за грань дня и ночи». Но никто не мог подумать, что однажды она может не вернуться.

Лариса никогда не заботилась о написанном, я собирал её записи, сделанные то на клочке газеты, то на салфетке, то в чьей-нибудь записной книжке. Часто просто заставлял переписывать хоть что-то набело. Но больше всего она сочиняла, просто импровизируя, за столом, у костра, в машине. В этой подборке вы прочтёте то, что я нашел уже после её трагической смерти. Оказалось, всё она предчувствовала, обо всем догадывалась и давно. И в ту роковую ночь, уходя, расплакалась… На вопрос: «Что случилось?..» ответила: «Прощаюсь...»

Третью книгу она хотела назвать «Третье крыло», по двустишию:

У птицы было три крыла,
Двумя взмахнула, третье уронила…


Хочется верить, что и эта книга ещё увидит свет. А мы будем помнить Ларису молодой, красивой, талантливой… И вырастим её детей.

Виталий Волобуев



*  *  *

Ты сидел, писал кому-то письма.
У меня трещали руки от разлуки.
Я тебя не ревновала к письмам.
Я тебя не ревновала к строчкам.
Просто я была так одинока.
Неспроста мне страшный сон приснился —
Будто мне прислали гроб с Востока,
А в гробу том —
Синий василёк.



*  *  *


Моя душа попала в рай,
Всех видит Я моё,
Тебя, любимый, май,
Листву, любовь, как гнёзда вьёт скворчиха,
Как в поле сладкая гречиха цветёт
И светят звёзды подо мной.
Любимый мой не спит,
Он пьёт за упокой.
Возьми в ладони дух святой
И счастлив будь.
Да, выброси часы,
Налей мне в блюдце молока,
Я буду радовать пока
Тебя и домового.
Пока мне Бог не запретит
Смотреть сквозь зеркала на землю.



*  *  *

Я на небе была два раза,
Говорил со мной Пётр-привратник:
— Разве ты не узнала правду,
Почему прилетела рано.
Хорошо здесь, на небе, славно,
Но от скуки воздушные крылья
Превращаются в скучные руки.
Так и ходим, без грешников плохо,
Разругаться святым бесполезно —
С мылом вымыты чистые души,
Чистые, как Воскресенье.
И сидим мы, на землю глядя,
Иногда, на восьмое марта,
Дарим девам на счастье звёзды.
Почему прилетела рано?
Ты всего две звезды поймала,
Я тебе приготовил третью,
Как поймаешь её — прилетай.


*  *  *

Не идёшь, не убегаешь,
Не молчишь, не говоришь,
Только звёздочкой сверкаешь,
Только искоркой горишь.

Упади ко мне в ладони.
Обожги и закричи,
Обернись счастливым стоном
Или радугой в ночи.

Я любить не перестану,
Я не перестану жить,
Только пусть не оборвётся
Между нами света нить.



*  *  *

Безалаберная, бесшабашная,
Про таких говорят: — Крыши нет.
А с чего начинается разум?
А с чего начинался свет?



*  *  *


Не верить. Не любить. Не знать.
Расстаться утром, и не умирать.
Страдать, сердиться, понимать,
Что будет вечер и опять… не верить.

Под ветром. На краю. В раю.
Иду, мечтаю и пою
И улетаю с песней в ад.
Я умерла, а ты не рад...


*  *  *


Сквозь меня растет трава,
Расцветают цветики,
Я была иль не была
В маленьком конвертике?

Раскроили на одёжечку,
Разбросали в ночку тёмную,
Я была твоей подружечкой,
Вышла вся под похоронную.



СОНЕТ

Я в хоровод теней, топтавших луг,
С певучим именем вмешался.
О. Мандельштам

Я в смятенье, хоровод теней
Разбудил меня и манит в круг,
Ночью на снегу ещё видней
Очертанья нервных губ и рук.

Я зову тебя в молчанье гордом,
Но себя не слышу, стынет звук,
Уходя обратно комом в горло
И смыкается зловещий круг.

Я слепа была, ты приходил,
Я нашла твое истерзанное тело,
Ты спасал меня безудержно и смело.

Я пошла на огонёк свечи…
От огня растаял снег вечерний
И смешался с криком — не молчи!


*  *  *

Не умею я летать наяву,
Лишь во сне вырастают крылья,
Нет, не крылья, обычно метла
Над землёю и на три метра.

Черти, ангелы, там неважно,
Кто преследует, лишь бы лететь.
Помогите мне, милые граждане
В воздухе не умереть.


*  *  *

У Бога мой папа украл мою душу,
А что с нею делать, не знал.
Запрятал в шкафу, иногда вспоминал,
Когда расцветали бесстыжие груши.
Когда заносило метелью глаза,
Медовой пчелиной метелью,
Из шкафа он душу мою доставал
И пил её, как на похмелье.


МУЗА

Серой мышью вкралась тихо,
Наплела сетей,
Нарожала я поэту
Маленьких детей.
Строки — ямбы и хореи,
Говорят, что ахинея,
Это — срам.
Но любила я поэта
Больше, чем он сам.


*  *  *

Мне понять тебя —
Что изведать старость.
Извини, я такая глупая.
Чуешь? Не будет беды.
Молодость наступает на волосы,
Веришь — далека моя пропасть,
Только ближе, чем ты.


*  *  *

Замело любовь листвой,
Я листву сама сожгла
И с обугленной спиной
От меня любовь ушла.
Я просила: — Не гори,
Подожди, не умирай,
Ну зачем тебе тот рай,
Там и так полно любви…


*  *  *

Сколько женской светлой боли
Ты развеяла в пути,
Подарила, раздарила,
Бабе в поле не уйти.
Схорониться нету силы,
Хрип да песня из души,
Сколько рук тебя душило
И любило от души.





Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2016


Следующие материалы:
Предыдущие материалы:

 
Спортивная одежда для женщин Jaco.