Главная // Библиотека // Виталий Буханов // Виталий Буханов. Река шальная. 2014


ВИТАЛИЙ БУХАНОВ

РЕКА ШАЛЬНАЯ

Из журнала «Звонница» № 22 (2014)

РЕКА ШАЛЬНАЯ


Стает снег весенний,
Скроется в обрывах.
В буйном половодье
Пенится река.
И волна речная
Сходна с белой гривой,
И река шальная
Бьётся в берега.


Гневно и безудержно
Мчит свои лавины,
И не тронуть ласточке
Грудкой пенных волн.
А когда нарвётся
На бетон плотины, —
Присмиреет, сдастся,
Гордо смотрит в дол.

Ой, река шальная,
Был апрель твой грозен.
Всё с пути смывая,
Шла ты на поля...
А теперь будь ласкова,
Голубая, просим, —
Повращай турбинами,
В лопастях шаля.

Не ворчи ты, речка,
Глухо негодуя.
Ты смиришь упрямство
Диких пенных волн...
Ты сама в упряжку
Крепкую, стальную
Побредёшь, шальная,
Как покорный вол.

Ой, речные волны,
Голубые кони,
Пустим вашу силу
К нам по проводам.
Пусть река шальная
Свет в жилища гонит,
Пусть станки вращает
Быстрая вода!

Вечером наклонится
Над водой калина,
Загрустит гармоника
Да взойдёт луна.
Ой, река шальная! —
Запоёт дивчина
И огни плотины
Отразит волна.



ЗЕЛЁНЫЕ ПАРУСА

Путь-дороженька,
Даль недальняя,
Бирюзовые
Небеса...
Тополя плывут
Беспечальные,
Как зелёные
Паруса.

И куда плывут?
И куда бегут?
И о чём поют —
Шелестят?
Журавли летят,
Журавли зовут
Может, тополи
Улетят?

Над равниною —
Крылья сокола,
Крылья сокола —
Степняка.
Может, тополи
В высь высокую,
В небо кинутся,
В облака?

Гнутся тополи,
Разгибаются,
Гонит ветер их,
Манит даль.
Тополя плывут,
Чуть качаются.
Край родимый им
Кинуть жаль.

–– Не маните нас
Синей тропкою
В даль далёкую,
В облака,
Не зовите нас
В высь высокую.
Крылья сокола —
Степняка.

Наш родимый край ––
Степь широкая.
Степь широкую —
Не обнять.
Ни к чему нам даль,
Даль далёкая,
Ни к чему нам вдаль
Улетать.

Путь-дороженька,
Даль недальняя,
Бирюзовые
Небеса…
Тополя плывут
Беспечальные,
Как зелёные
Паруса.



ВЕТЕР КАЧАЕТ РОЖЬ

Ветер качает рожь,
Ветер пшеницу качает.
Выбежал на поле дождь
С криком озёрных чаек.

Ветер качает рожь...
Дай мне на счастье руку.
Трепетных листьев дрожь,
Шум охватил округу.

Тёмный, тревожный дубняк,
Воздух шумит полосатый.
Вдруг ты стрелой от меня
Вдаль полетела. Куда ты?

–– В сад! Под деревья! В сад!
Быстро бежим мы с горки.
Запах полынный горький...
Губы твои горят...

Как же твой взгляд пригож,
Знала ль ты грусть и скуку?
Дождь благодатный нам в руку.
Ветер качает рожь.

Лёгкая светлая грусть.
Дождик на мягких лапах...
Сладко поит мне грудь
Ржи наливающей запах.

Рады и мал и стар —
Ждут урожая люди.
Значит, не грянет пожар,
Значит, войны не будет.

Хлещет над полем дождь.
Крики озёрных чаек.
Ветер пшеницу качает,
Ветер качает рожь...



НАД РОССИЕЙ –– ПУШИСТЫЙ ИНЕЙ

Над Россией –– пушистый иней,
Лёгкий-лёгкий, как дым, снежок,
И стоит на равнине синей
В белой шапке дремливый стог.

Он, как дед-мороз знаменитый,
Русским людям по сердцу всем...
Привалился январь к ракитам,
Синеватым сугробом осев.

Мы с тобою по тем сугробам,
Неизвестно зачем, бредём.
Ловим звёзды-снежинки оба,
Воздух стылый колючий пьём.

Стала ты, вся как будто из света,
В небо бросив широкий взгляд:
Может, в миг этот над планетой,
Над Россией ракеты летят!

В небе облачном, в небе суровом
Звёздный парус косой угас,
А ракеты с космическим рёвом
Из России летят на Марс...

Ты стряхнула с ракиты косынку:
Мне на плечи вдруг — снежный ком!
Засверкала звезда-снежинка
На девичьей губе с пушком.

Ты ресницы свои уронила.
Взгляд тревожный, застенчиво-милый!

Страх забыв, я к звезде губами...
И пропала звезда, как пар.
Лишь в глазах твоих звёздный пламень,
Лишь в губах твоих трепетный жар.

О морозный, колючий воздух!
О девичий глубокий взгляд!

Высоко над землёю к звездам
Из России ракеты летят…



ВЕСНА ЗА ОКОЛИЦЕЙ

В мохнатом тумане
Клубится и курится день.
Дремотным теплом
Набухает степная дорога.
И даже грачей
Одолела весенняя лень,
И кочет-драчун
Позабыл про поджатую ногу.

Прислушался, глянул
На веер туманных лучей,
Поющую воду
Услышал задумчивый кочет.
А день всё светлее,
А в сердце теплей, веселей.
Чу... трактор в бригаде моей
Глуховато рокочет...

Дорога уходит
В туманную мглу на полях.
Чернеет сквозь снег она
Конским подталым навозом.
Теплом, белым светом,
Водой напоён сонный шлях,
Пронзает пары
Свист летящего электровоза.

Растает замёрзлый
И сумрачный косогор,
Подсохнут пути,
Свежий запах потянет из рощи.
Уйдут трактора
И покатят наш дом на простор —
Походный уют,
Где над крышей флажок заполощет.

Сонливо и глухо
Шумит в половодье река.
Дымок с талых крыш.
Вкусный запах печёного хлеба.
Дымясь, тлеют стёжки,
Пар кружится от ветерка.
А меж облаков —
Сыроватое, вешнее небо.



ГРОЗА

Словно в бубны, грянул гром,
Раскатился гулом,
Полной горстью за бугром
Сини зачерпнул он.

И пошёл её швырять
На лесок, на речку,
На дорожку через кладь,
На поля, на гречку.
На цветущие луга.
На посевы хлеба...

Встала радуга-дуга
Выше звёзд и неба.
Долго ждал я под мостом.
Все кусты намокли,
Я глядел, глядел кругом:
Где она? Придёт ли?

Прояснился дальний лес.
Снова дождь...
Проклятье!
Только слышу — тихий всплеск
И шуршанье платья.

Не пугливая — пришла!
Повела плечами,
Улыбнулась, обожгла
Карими очами.
И гроза ей нипочём,
Молодой да тонкой.
Прислонилась горячо:
Обсуши девчонку.

И ладонь легла в ладонь.
Ток бежит по жилам...

Молодая кровь — огонь,
Живо обсушила!



НЕ ТОБОЙ ДОРОЖКА МЯТА

Не тобой дорожка мята,
Не тебе по ней ходить,
Знают, знают все девчата —
Не тебе со мной дружить.

Там на взгорье при дороге
Зеленеют три сосны.
Не тебя в тоске-тревоге
Шла, таясь, встречать с весны.

Не вздыхай с тоскою, парень,
Не гляди ты мне вослед,
Ты пойми, что мы не пара,
Я тебе не пара, нет.

Знал ли ты, как в речке шалой
Гасла алая заря?
Может, знаешь ты немало,
Но за мною ходишь зря.

Ты не сможешь, как залётка,
Разговаривать со мной:
У тебя не та походка
И характер не такой.

Знают, знают все девчата —
Мне тебя не полюбить.
Не тобой дорожка мята,
Не тебе по ней ходить.



МЫ ИДЁМ ТРОПОЙ ЛЕСНОЮ

Мы идём тропой лесною —
Узкою, тенистою,
И глаза твои со мною
Серые, лучистые.

Под ногами — лист кленовый,
Золото червонное.
Перед нами — берег снова
И река бездонная.

Облаков стада в пучине
Белые качаются,
А тропа у речки синей
Вовсе не кончается.

А тропа свернула в лозы,
К саду, где акации.
Смоляные свои косы
Теребишь ты пальцами.

Хорошо шагать нам вместе,
Мять листву багровую.
Что ж ты смолкла, моя песня,
Песня чернобровая?

Брови чёрные не смоешь,
Тропка не кончается...
Видно, что-нибудь большое
Нынче начинается.


ДУБ

Взял он в наследство
Лишь соки добротной породы.
Нет, не спешил, как иные,
Вдруг выскочить в рост, напоказ.
Медленно-медленно, долгие-долгие годы
Вглубь зарывался корнями,
Не броский для глаз.

Как богатырь,
Под тяжёлою грузною ношей
Врос в чернозём, укрепился,
Корнями богат.
Что ему буря с громами,
Мороз иль пороша?
Что ему ливень с грозою,
Пурга или град?

Птицам он ветви свои
Подставляет по-свойски.
Слева — пшеница,
Направо — дубрава и сад.
Лес и пшеница —
У дуба на страже два войска.
Пики поднимут —
И ворог отхлынет назад.

Зорко глядит по полям
Богатырь-полководец.
Раны кривые —
Следы тяжких битв на груди.
Кто там грозится?
Кто с камнем за пазухой ходит?
Кто там храбрится? А ну, — выходи!



ЛЕТО, ЛЕТО — РАЗДОЛЬЕ СИНЕЕ

Лето, лето — раздолье синее
Да цветов червонные россыпи...
Зацвели, зацвели озимые,
Громовыми умытые грозами!

Засверкает над речкой звёздная
Золотистая тонкая вышивка,
О весне поют ночью позднею
Лишь варакушка да камышевка.
Светлячков аметистовых россыпи
Загораются, споря с месяцем,
И гнилушка глазами раскосыми,
Как путёвая, в темень светится.

Гаснут, вспыхивают за клёнами
В темноте огоньки бродячие,
Как зрачки кошачьи зелёные,
Возбуждённые ловкой удачею.

Пчёл зовёт резеда духмяная
И бекасы ещё хорохорятся,
Сладко пахнет дикою мятою,
Земляникой лесная горница.

Речка в зной на песчанике парится,
А над нею, по нашей улице,
Огнекрылым, пурпурным парусом
Краснолистый кленок красуется.

Словно свежие соты, солнечный
День горит, горит, не кончается —
Зорька белая даже к полночи
Не уймётся, опять разгорается!

Зацвели, зацвели озимые,
Громовыми умытые грозами...
Здравствуй, лето, — раздолье синее
Да цветов червонные россыпи!



ОЖИДАНИЕ

Морозец тронул жухлую осоку,
Тропинку луговую побелил,
Взвил купол неба высоко-высоко
И пальмы на стекле окна легли.

Кипит, искрится зоревая лава.
Течёт на гладь озёрного стекла.
Над озером плывут в огне кровавом,
Как ледяные горы, облака.

А я стою, в тревоге леденея,
А я стою, ногой ломаю лед.
Прислушаюсь, вздохну... опять немею.
Гадаю: он придёт иль не придёт?

И в сердце ––то надежды шалый ветер,
То стужа мчит, позёмкою звеня...
Идёт! И я счастливей всех на свете!
Не он! И нет несчастнее меня.

Скажите, люди, что со мною стало:
Боюсь я утерять свою беду...
Зачем я жду? Зачем не убежала?
Скажите, люди, мне, зачем я жду?

Всё нет его. А зоревая лава
Течёт на гладь озёрного стекла.
Его всё нет! Плывут в огне кровавом,
Как ледяные горы, облака.



ТРИ БОГАТЫРЯ

У Галинки руки прытки.
Колдовство умелых рук!..
Пяльцы, радужные нитки,
И подружки — в полукруг.

Поведёт она глазами,
Дескать, разберитесь сами
В этом деле непростом.
А возьмётся, так научит,
Посоветует, как лучше
Вышить — гладью иль крестом.

Хлопнув крышкой чемодана,
Галка подняла глаза:
–– Вот я вышила недавно!
–– Молодец! Ой, бирюза! ––
Тихо ахнули. А очи
Смотрят, завистью горя:
На холсте моряк, и лётчик,
И артиллерист-наводчик.
Надпись: «Три богатыря».
В рожь бежит дорога справа,
Слева чуть видна река,
А вдали шумит дубрава,
Подпирая облака.

–– Девочки! Вот это ловко!
Я соседок позову.
–– Знаешь, надо в Третьяковку
Отослать его, в Москву.
–– Кто ж они?
–– Мои три брата.
–– Интересные ребята.
–– Вот на фото все втроем,
–– Не женаты?
–– Не женаты.
–– Ой, давайте им, девчата,
Письма в армию пошлём...

Всё вокруг защебетало.
––Хороши!
И ну шуметь:
–– Что ж ты до сих пор молчала?
–– Совесть надо же иметь!
–– У меня красивый почерк.
–– Всем привет передавай!
Словно это между прочим,
Так... Как будто невзначай..

Ночь и звёзды над проспектом.
На столе лежат конспекты.
Может, девушкам не зря
Снятся и моряк, и лётчик,
И артиллерист-наводчик,
Снятся три богатыря...



Я ТАКИХ КОРНЕЙ ИСКАЛА

Я гуляла, я искала
Под опушкою корней.
Я таких корней искала —
Привораживать парней.

Чтоб сплеталися дорожки
У реки в заветный час,
Чтоб с моей девичьей стёжки
Не сводили парни глаз.

Чтоб опутали их травы
Или клевер полевой,
Чтоб со мною парень бравый
Повстречался за рекой.

Пусть меня не забывает,
Пусть приходит точно в срок.
Никогда не унывает
Мой весёлый голосок.

Я гуляла, я искала
Под опушкою корней.
Я таких корней искала —
Привораживать парней!



ВЬЮГА

То не ведьма ли космы взлохматила?
Не Яга ль на метле поскакала?
Может, леший хохочет? Не спятил он?
Нет, то степь, как костёр, запылала.

Заметалося снежное кружево,
Застонала метель, закрутила,
Засвистела, завыла, завьюжила,
Крылья белые бешено взвила.

Жжёт колючими, льдистыми искрами,
Хочешь крикнуть — не скажешь и слова.
Не услышишь ни крика, ни выстрела
В этой пляске огня голубого.

Леденит и палит. Птицы робкие
Сонно ждут по углам за стрехою.
Волк с волчицей неслышною тропкою
На дорогу выходят рысцою.

А дорога морозом застужена,
Отзывается наледью гулко...
Быть сегодня зверюгам без ужина:
Пахнет ружьями у переулка.

В ноги падает, ветром подкошенный,
Дым. А вьюга и веет, и сеет.
Все дороги-пути запорошены,
А метель всё напористей, злее.

И совсем бы тут сникнуть под жуткую
Кипень вьюги, когда б на опушке
Не услышать за крепкою шуткою
Смех и всплески девичьей частушки.



УТОНУЛ ЗАКАТ В РЕЧНОМ ЗАТОНЕ

Утонул закат в речном затоне,
На крыле у чайки отсверкав.
Отпылали в сумеречном звоне
Облака над чуткой дрёмой трав.

И прильнула к берегу крутому
Ивушка над синею водой,
К звёздочке над самым нашим домом
Снова вышел месяц молодой.

Слышен чей-то шёпот над рекою,
Затаились травы и кусты.
Только нынче нет тебя со мною,
И моей тоски не знаешь ты.

И мне грустно слышать чьи-то речи,
Чей-то смех и шёпот над рекой.
Ни к чему мне этот звёздный вечер,
Облака и месяц молодой.

Потому так сердце нынче ноет,
Потому и душен запах трав...
Утонул закат в речном затоне,
На крыле у чайки отсверкав.


ЛАСТОЧКА

Веет духом медовым.
Пух летит с тополей,
Воздух дымкой лиловой
Всплыл над ширью полей.

Высь лазурью сияет,
А над чащей леска
Караван проплывает —
Облака, облака...

Грудкой тронув гладь речки,
Взвились ласточки ввысь —
И к гнезду над крылечком,
И опять понеслись!

Вот одна кувыркнулась,
Быстро сделала круг,
Пискнув, круто взметнулась,
Устремилась на луг.

Частой скороговоркой:
–– Тлюи! тлюи! тви-твид! —
Щебеча над пригорком.
Снова к хатке летит.

А над речкою — гомон,
Визг и смех озорной:
Там ныряют с разгона
В воду вниз головой.


Источник: журнал «Звонница» № 22 (2014), стр. 11-18

Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2017