Главная // Библиотека // Юрий Литвинов // Цикорий. Из книги «Высокая скворечня». 2014

ЮРИЙ ЛИТВИНОВ

ЦИКОРИЙ

Песни для театра и другие обязательные стихотворения

Источник: Ю. Литвинов. Высокая скворечня. Белгород, «Константа», 2014, стр. 90-113.

Скачать книгу


ПЕСНЯ АНГЕЛА МАТЕРИНСКОЙ ЛЮБВИ
(из спектакля «Дюймовочка»)

Майский жук стучит в окошко -
Приглашает погулять
Там, где лунная дорожка
Серебрит речную гладь.
               Не спеши, мой друг любезный,
               На призывы летуна —
               Обернётся тропка бездной,
               Если скроется луна...
И тогда ни жук, ни птица,
Ни ковёр, ни самолёт —
Только Божия десница
Нас над бездной пронесёт.
               Мы вечерние молитвы
               Дочитаем до конца -
               Дверь закрыта и калитка.
               И не ангел у крыльца.




ПЕСНЯ ЖЕНЩИНЫ - МАМЫ ДЮЙМОВОЧКИ
(из спектакля «Дюймовочка»)

Детки в ладушки играли,
Как их матушки учили,
И котят не обижали,
И синиц зимой кормили.
             Помогали в поле летом,
             В школу осенью ходили,
             Потому что мамы деток
             И жалели, и любили...



БРОДИТ ПО ПОЛЯМ МОНАХ
(из спектакля «Дюймовочка»)

Бродит по полям монах,
Трогает колосья -
У Того, Кто в небесах
Урожая просит.

Пусть селяне соберут
Урожай богатый
И на мельницу свезут
Спелых зёрен злато.

Будет доброю мука,
Будут с хлебом люди,
Но монаха странника
За столом не будет...



ПЕСНЯ-ПЛАЧ ХАВРОШЕЧКИ
(из спектакля «Крошечка-Хаврошечка»)

Ах, полынь, полынь - трава горькая,
Что ты по ветру горько клонишься?
Коль тебе, трава, в свете горько жить,
Как мне, сироте, можно не тужить?

Не едала я хлеба досыта,
Не слыхала я слова доброго,
Лишь надеждою да молитвою
Вроде как сыта да ещё жива...

Мне терновинкой во полыни той,
Дикой ягодой лето прятаться,
Как по осени полынь высохнет -
Горька ягода сладкой вызреет.



КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДОБРОЙ НОЧИ
(из спектакля «Час погони»)

Тёплая ладошка под щекой
Стала легче пуха, мягче ваты,
Песню колыбельную пропой,
Ночь, у каждой зыбки и кровати:

             Спите, дяди, спите, дети,
             Спите, тёти, баю-бай,
             Спите, спите все на свете —
             Спят и Бука и Бабай.

Колыбель качается луны,
Светлячки созвездий всем мигают,
Чтоб увидеть сказочные сны,
На ночь о хорошем вспоминают.

             Вспомнят дяди, вспомнят дети,
             Вспомнят Бука и Бабай
             Только лучшее на свете
             И без страха - баю-бай!

С тёплою ладошкой под щекой
Только о хорошем помнят люди,
На сердце уют, в душе покой -
Значит, новый день счастливым будет.

             Счастья дядям, тётям, детям
             Будет утром, так и знай,
             Ну а ночью всем на свете
             Пожелаю: баю-бай...



ПЕСНЯ СОЛОВЬЯ
(из спектакля «Соловей и Император»)


Легкокрылый, чистозвонный,
яркопёрый и певучий
стих мой новосочинённый -
самый лучший!

Ты прекрасен рифмой точной,
ритмом страстным, словом метким,
ты щебечешь каждой строчкой...
Жаль, что в клетке.



ПЕСНЯ ГЕРДЫ
в замке Снежной королевы
(из спектакля «Снежная королева»)

Я не колдую, я люблю.
Пусть стынет жизнь на узкой грани —
Держу в руке ладонь твою
Холодную,
         как расставанье.

             Ах, если сердце только лёд,
             То что его теперь проймёт.

Чужое небо и на нём
Чужие звёзды, но под ними
Мы наконец-то, Кай, вдвоём.
Вдвоём
         и неразъединимы.

            Здесь только лёд, здесь лишь мороз
            Да соль моих последних слёз.

Конец пути, но не покой
В конце, а новые заботы,
Покуда камень ледяной
Лежит на сердце у кого-то.
        

           Люби!
           И сквозь бездушный лёд
           Любовь, как роза, прорастёт.



ПОНЕДЕЛЬНИК

Восторг воздушных шариков,
умчавшихся в день праздника,
не называй свободою,
не принимай всерьёз.
Их растерзают завтра же,
а может, и сегодня же
шипы кустов акации,
шиповника и роз.
Они надуты к празднику,
а если праздник кончился,
то красота их дутая
не стоит детских слёз.



ПЕСЕНКА ПРИЯТЕЛЯ
(из киноповести «Пух,
или Беспечность потерпевших»)


Ничего не хочу — сыт по горло
всем, чего только можно хотеть.
Будто к стенке стеною припёрло -
не стерпеть!
И завыл бы, да вряд ли поможет
эта волчья молитва, когда
не Луна и не брюхо тревожит -
маета...
Вновь привычно качнулась душа
от печали к тоске и обратно,
и протикала жизнь не спеша
безвозвратно...



ЖАЛОСТНАЯ ПЕСНЯ

Вдали от дороги,
Меж яром и чащей,
Приют для убогих,
Притон для гулящих.
Расхристаны двери,
Полы проседают,
Бесхозные звери
Мяучат и лают.
Столы небогаты,
Пиры многолюдны,
Куражиться рады
И в праздник,
И в будни.
Вчера отгуляли,
Сегодня похмелье,
А что вытворяли -
Припомнится еле.
Сипела гармошка,
Тряслась балалайка,
Играла на ложках
И пела хозяйка.
О том, как порою
Осенней и стылой
Одной молоньёю
Голубку убило.
Без ливня и грома
Из тучи дебелой
Сполохом Содома
Погибель слетела.
И плакал калика,
Тать хмуро кривился,
Монах полудикий
Усердно крестился.
Припев вместе спели
Привычно, надсадно...
Себя пожалели,
И то уже ладно.


ПОСЛЕСЛОВИЕ
Припев песни «Гэлубушка»:

Не свила гнезда
                    себе во дупле,
Так нашла приют во сырой
Никого-то ты не полюбила,
Молонья за то и погубила.



ВИЗИТ ПЕРЕЛЁТНОЙ

Поплакалась,
ночь бредом извела,
вновь улетела.
Честь нам и хвала.
Суши жилетку - вышли из пике,
утешились синичкою в руке.
Небес над нами ясных благодать,
в них кинулась журавушка летать,
сегодня будет с Богом говорить,
ей нас с тобою не в чем укорить -
не щипан пух,
не выдрано перо,
был в чае мёд,
в мороженом - сироп,
плед на коленях,
под щекой - плечо...
Чего недоставало ей ещё?
Ну разве что синички этой вот
и ощущения, что счастье так и прёт.
Без этих глупостей, конечно,
на Земле
надолго не удержишь журавлей.
Тем более журавушек,
у них
особенная стать,
особый стих,
один нам обронился.
На двоих.
В нём что-нибудь о нас, наверно, есть.
Не к ночи дело - можно и прочесть.
Удержи, птицелов, я прошу,
Не пускай в перелётную стаю.
Моих песен не знает ашуг,
И акын о другом распевает,
И тамтамы стучат не про то,
Чем утешусь и чем успокоюсь.
В час росы на крыльце золотом
Сочини о нас новую повесть,
Где не птица я, ты не ловец,
Одинаково четвероноги
Служим людям, храним их овец,
Их добро, нашу кость под порогом.
Пусть мы будем породы одной,
Жить укладом одним и законом,
Распевая со сладостным стоном
Песнь любви
Над
родной
стороной.



ЗЛАЯ ШУТКА,
или страшная догадка


Во тьме кромешной мы бредём,
Но на судьбину не в обиде,
Ведь скоро счастье обретём,
Как все, кто света век не видел.

А те, кто ныне на свету
И греется и веселится,
Во тьме кромешной побредут,
С обидой на унылых лицах.

Такая рокировка ждёт
Не в первый раз нас в этом мире.
Вперёд, друзья мои, вперёд!
И шире шаг, мой недруг, шире!



ВСТРЕЧА СТАРОГО НОВОГО ГОДА
в компании Тани и Гали


Ластик Луны
протёр облака до дырочки рваной.
Мы не пьяны —
это открылись так старые раны,
что вдруг качнёт
справа налево, а то и повалит,
горек наш мёд,
с прошлого века томился в подвале.
Прежде ни зги
было не видно, и бились о стену,
чем от лузги
ядра души очищались отменно.
Стало светлей -
видно отчётливо даже незрячим
нол к и всё злей,
а из овец только старые клячи
ждут, что пасти
будут,
а их - не едят, так тиранят...
Время брести
Гале в Рыбалки, в Крапивное Тане.
Там дух родной:
тины, осоки, полыни, баштаны,
и по одной
вновь занигунут старые раны.



*  *  *

Здравствуй, любимая,
трепетно бьётся
сердце моё,
как ведёрко в колодце.
Плещется ласка
бойкой водицей,
только бы ласке
всей не пролиться.
            Как высоки эти гулкие срубы,
            брёвна их так неотёсанны, грубы...

Здравствуй, любимая,
слышишь, трепещет
сердце моё
жгучей лавой из трещин.
С камня под камень
жар утекает
и среди каменной тьмы
остывает.
            Долгие склоны так каменисты,
            холод их так молчаливо-неистов...

Здравствуй, любимая,
дай отогреться
сердцу, которое
бьётся как сердце.
В гуле сравнений
громких и пышных
стук настоящий
нам еле слышен.
           Из лабиринта слов сладкозвучных
           нашу любовь выходить мы научим...

Здравствуй, любимая.



БЕЗЗАВЕТНОЕ

                Любимая, меня вы не любили.
                                               С. Есенин


С камнем на сердце ходить тяжело,
Плавать, поди, невозможно.
Ум мой раздумьем тревожным
Бледное морщит чело.
Морщись, топорщись - одно
Принято будет решенье:
Камень с души да на шею!
И вместе с ним лечь на дно.
Вот вам!
Испортил рыбалку!
Позже плотину прорву
И как кошмар наяву
В дом к вам ввалюсь вдруг с русалкой!
Тапки, селёдку и водку
можно для нас не искать,
мы вам пришли передать
камень на сердце...
и лодку.



СОБЛАЗН

Два красных крыла у обветренной птицы,
и взглядом нездешним, как запах корицы,
косится она на берёзы каскад.

Ты долго летела и всё наугад.
Ты песен не пела - к чему перегрузки?
Акация белая с кроной нерусской,
                  с нерусским стволом твой последний приют.
Пока не заметят, пока не убьют.

Как мирен был край неозлобленный мой,
пока твой прилёт не нарушил покой!

Вот ветвь под тобою опасно кренится!

Два красных крыла у обветренной птицы.
А хвост голубой.



СЕРЕДИНА ИЮНЯ

Малина зреет. Тишина в саду.
Рты заняты и руки в сладком соке.
Среди двора,
                на самом солнцепёке
варенье варят.
Первое в году.

Прилипла ложка к блюдцу, где цветут
и увядают розовые пенки,
воздев победно усики-антеннки,
там осы тигробрюхие снуют.

Гирлянда банок с раннего утра
украсила штакетник востроносый,
упрятана в них будет до мороза
целебная
           июньская
                        жара.



ЭКСПРОМТЫ ПО СЛУЧАЮ

Рождества Христова

Под Рождество снежок пошёл,
Повеселели люди
И ощутили всей душой,
Что Бог нас любит.


Возвращения с Лейципгской
книжной ярмарки


Далеко уезжал.
И вернулся довольным.
И свободным как будто бы стал...
Стать бы вольным.


Татьяниного дня


Мороз и солнце в день Татьяны.
Пусть будет солнечным весь год!
Пусть жизнь остудит стары раны,
А новых пусть не нанесёт.


Дня рождения крестницы О. Ч.

Игрушка ты для сердца дорогая,
С такой в песочницу играть не убегают,
С такой не появляйся во дворе —
Отнимут.
          Лучше дома,
                         на ковре
Играй один,
               усталости не зная,
Не кукла ведь и не юла
душа живая.



ДЕСЯТЬ РУССКИХ ХОККУ

* * *

Картуз вывернут,
жакет перелицован —
в обновах бедняк.

* * *

Добрые люди,
зря вы ударили пса -
он улыбнулся.

* * *

Не угонится
за велосипедами
весенний ручей.

* * *

Промозглой ночью
спас мою бессонницу
первый соловей.

* * *

Без церемоний
пьём чай на пустой даче
и без заварки.

* * *

Там, в палисаде,
жук-носорог, жук-олень -
страшно котёнку.

* * *

Облетел жасмин.
Щеголяет репейник
в его кружевах.

* * *

Вей, вьюга, лети
из старого в новый год,
но знай - там весна.

* * *

В русских сугробах
роют грязные норы
шкурки банана.

* * *

Скрипит ветхий клён
под окнами больницы
неприемный день.



ШАГИ

I.

Я лгать разучился
во время прогулки
посаду,
где только деревья и птицы.

II.

Не смог я отыскать
посаженного мной -
у школы целый лес,
и я здесь как в лесу.

III.

Отмерил сто шагов
и посмотрел назад.
И понял-
ноги мне короткие достались.



*  *  *

Фантазия моя, не спи,
                                не спи,
                                      не спи!
Не оставляй меня в угрюмом этом месте,
откуда Пушкин,
                       Гоголь
                             и Шекспир
никак не выведут нас
ни порознь, ни вместе.

Здесь и сейчас нам надо сочинять
весёлый мир, где правят честь и совесть,
и ночи напролёт не спать.
                                      Не спать!
Чтоб сделать явью сказочную повесть.




Виталий Волобуев, оцифровка, 2015