Главная // Книжная полка // Галина Слёзкина // Галина Слёзкина. Всё уже круг. Стихи. 2017


ГАЛИНА СЛЁЗКИНА

ВСЁ УЖЕ КРУГ

Из книги «Живу, как живётся» (2017)


* * *


Вот и мать постарела совсем,
А отец уж давно на погосте.
По дорогам далёким, по всем,
Разлетелась семья... хоть бы гости!
Хоть бы в гости наведались к нам!
Всё вздыхает больная старуха.
Паутина да пыль по углам,
И в хозяйстве большая разруха.
Но уже не исправить никак...
Обветшала вся жизнь – не подворье!
Всё белей седина на висках,
А во снах лишь погост, что на взгорье.


* * *


Придёт пора – и сердце очерствеет,
Уйдёт любви и боль, и благодать.
И, как в мороз, душа заледенеет,
Чтоб тихо, равнодушно умирать.

Мне говорит об этом первый холод,
Что лезвием блеснул в глазах твоих.
Ты мне сказал, что уж давно не молод,
А я мечтала: старость на двоих!

Мечтала разделить с тобой недуги,
И в стужу отогреть своим теплом.
Но станем мы ненужными друг другу,
Остывшие, покрывшиеся льдом.

Придёт пора… Но верить не хочу!
И к твоему сильнее жмусь плечу…


* * *


Деревенька, где отец родился,
Церковь на пригорке меловом…
Хочется в былое возвратиться,
Оказаться в домике родном.

Не во сне, а наяву увидеть,
Тот плетень и тот цветущий сад.
Знать, что дед гостям навстречу выйдет,
Точно так, как много лет назад…

Но вовек я больше не поеду,
Нет избы, и сада в цвете нет.
Нет отца, принёсшего Победу…
И тебя уж нет, любимый дед!


ПЕСНЯ


За измену горькую,
С песней соловьиною
Отомщу разлучнице
Этой ночкой длинною.

И тебе, неверному,
Распахну обьятья.
Сброшу с сердца боль свою,
Сброшу вместе с платьем.

И пускай разбитое,
Счастье не вернётся.
Посмеюсь разлучнице,
Пусть ей воздаётся.


* * *


Неужто впрямь, Россия в чёрных тенях?!
Пришла весна, как в прежние года.
Шум трактора опять мой слух лелеет –
Чернеет в огороде борозда.

В который год к труду зовёт землица,
И обещает щедрый урожай.
Но снова обезумела столица,
Там бес рычит: брат брата убивай!

Великий пост и вербная неделя,
Над куполами кружит воронье.
И снова рвут тебя, на части делят,
Несчастное Отечество моё.


* * *

Ни о хлебе, ни о зрелищах,
Плоть уж больше не томится.
Лишь душа в телесном вретище
На огонь любви стремится.

Всё ей чудится, страдалице,
Та любовь, одна – единая.
Что однажды повстречается
Ей, как песня лебединая.

И куда летит, безумная,
Стёкла окон разбивая.
Лишь напуганы, разумные,
Ничего не понимая.


* * *


О, грешная любовь – дитя земли!
Кто точно знает, в чём мы виноваты.
Когда, обнявшись, тихие, мы шли
На жгучий и багряный свет заката.

На пряный аромат созревших трав,
На запахи цветов и птичье пенье.
И кто из нас так гибельно неправ,
За наших душ любовное горенье.

А сердце билось, словно благовест,
Торжественно всей силой возвещая,
Что меж людьми любовь земная есть,
И, может быть, Господь её прощает.


* * *


Хватит у меня на всё терпения,
Ради этих сладких редких встреч.
Потерплю от ближних унижение,
Лишь бы счастье наше уберечь.

А душа в объятиях трепещет,
Господа за всё благодарю.
Пусть потом дожди в окно мне хлещут,
А сегодня я тебя люблю.

Хватит у меня на всё терпенья,
На судьбу не стану я роптать.
За одно твоё прикосновенье,
Я готова всё тебе отдать.


* * *


Шестое января, сочельник –
Улыбка милой старины.
И как приятен понедельник!
От Новогодней суеты,
Устали, приуныли мы...

Не хочется, ни пить, ни есть…
Помыв полы, убрав посуду,
Тихонько б под иконы сесть,
Пред Божьей Матерью склониться:
Младенцу-Богу помолиться.

Ах, почему же мы не верим!..
Своею мерою всё мерим.
Себя считаем лучше всех,
И только в ближнем видим грех.

О, Боже, Боже, научи!
О, Боже, Боже, не остави
Сердца пустые без любви,
Без покаянья и печали.


* * *


Жизнь свою на медь не разменяла,
Прожила я с совестью в ладу.
Что тебя так поздно повстречала,
Вижу в том я радость – не беду.

И пускай завистники клевещут…
Для любви ни в чём преграды нет!
Сердце беспокойное трепещет,
Наш закат прекрасней, чем рассвет!


* * *


Ты каждый вечер уезжал,
А я молчала исступленно,
И месяц на небе дрожал,
За всех обманутых влюблённых.

Уже не пели соловьи,
Уже длиннее стали ночи.
Мне чудились глаза твои,
Любить и ждать не стало мочи.

И кубок горестной любви,
Разбила я о твёрдый камень.
И прокляла глаза твои,
И залила водою пламень.


ДЕНЬ ПОБЕДЫ


Ушёл в историю отец,
Ушли в историю соседи.
И как печален День Победы,
Без стука пламенных сердец.

Уже никто не надевает,
Начищенные ордена.
Торжественно не наливает,
Бокал искристого вина.

«Ну! Братцы! Выпьем!
За Победу!
За наши мирные дела!»
Лишь вдоль старинного погоста,
Тропинка четко пролегла.

И к своему орденоносцу
Идёт усталая вдова.
«Ну, как ты, как ты,
Мой дружочек?
Не обессудь: пришла одна.
Погожий выдался денёчек,
Гуляют наши все с утра.

А помнишь, помнишь, как бывало?»
И слёзы падают в песок.
«Как без тебя я жить устала!
Как чёрный мне постыл платок!»

А молодёжь вовсю гуляет!
И разве в том её вина,
Что ветераны умирают,
Что плачет старая вдова.

Что позабыты все святыни,
Что позабыты имена.
Хотя, найдутся те, кто скажет:
Была Великая война!

Была Великая Победа!
Была прекрасная весна!
Но… закатились, запылились,
Все боевые ордена.


ДАРУЙ, СУДЬБА…


Даруй, судьба, душе смиренье
И бесконечный тяжкий труд.
Пускай и ревность, и смятенье,
Из сердца навсегда уйдут.

Даруй мне днём труды без края,
А ночью тихий ровный сон.
Я не прошу соблазнов рая —
Хочу, чтоб ад был побеждён.

Пускай любовь не обжигает,
А греет солнцем сентября.
Пусть дни, как птицы, отлетают,
Блаженство тихое даря.

Идёт бессмертный батальон
Ушли давно отцы и деды.
И на Параде в День Победы,
Нет ни фуражек, ни погон,

Уходят в прошлое, как сон.
Идёт бессмертный батальон,
И слышен только вдовий стон.
А у детей немеют руки,

И смущены, и строги внуки.
А на дворе бушует май,
Столы, хозяйка накрывай!...

С портретов старых смотрят деды...
Не с ними праздновать победу.


ПОСЛЕ БУРИ...


«После бури тихая погода прибывает,
Ты уж мне поверь!..»
Бабушка, стерпевшая невзгоды,
Говорила, прикрывая дверь...

Скорби пережившая старушка,
Утешала глупую меня.
Как уютно в крошечной избушке,
Как тепло у печки от огня.

Как сияли золотом иконы.
Как сама красива и мудра!
Может, за терпенье и поклоны,
За молитву с ночи до утра.

Научиться бы её смиренью,
Чтобы тихой речкой жизнь текла.
Чтоб на смену горькому смятенью,
Тихая погода прибыла...


ВСЁ УЖЕ КРУГ…

Всё уже круг, и всё тесней пространство…
Осеннее роскошное убранство
Не веселит ни вечером, ни днём.
А мы с тобой ещё чего-то ждём.

Но день за днём – как будто бусы с нитки,
А позади пережитого свитки.
О, как мучительны мне эти ожиданья!
И это грешное, преступное страданье.

Пустым путём вконец избиты ноги,
У нас с тобой расходятся дороги.
И потому все уже круг пространства,
Что счастье не имеет постоянства.


РОЖДЕСТВО


До чего же холодно в вертепе!
Где же взять хоть лишнюю пелёнку?
Как спасти от холода и смерти
Только что рождённого ребёнка?

Старый вол теплом дохнул на ясли,
Мать туда младенца положила.
И овечка, вся дрожа от счастья,
Сон Иисуса зорко сторожила.

Знала только Мать про это чудо,
Как заворожённая, стояла.
Ничего пока не знали люди,
Лишь Звезда на небе воссияла.


* * *


И вера, и надежда, и любовь
Поют в душе. Пока её не мучат
Чудовищные полчища грехов –
Своих, чужих, нависших грозной тучей.

И ждёт душа, как видно, неспроста,
Предчувствуя земное расставанье –
Ждёт грозных дней Великого поста,
Чтоб разрешить все муки покаяньем.

Но сколько ей преград на том пути,
Расставят силы зла, и тёмной ночи!
Уж чудится – один лишь шаг дойти,
Но на него-то и не хватит мочи.

Домашних ссоры, пьяные издёвки
Повяжут по рукам и по ногам,
Мерещатся в глазах ножи, верёвки...
О, как же, Боже, одолеть врага!..


* * *


Без перемен, без перемен,
Повенчаны одной судьбою,
Не ведая надрывных сцен,
Мы долго шли одной тропою.

Погружены в свои дела
Не знали, что творится в мире.
Что где-то там была война,
Судьбою счастливы мы были.

Ну, а теперь, срывая все замки,
Врываются к нам беды всей вселенной.
Теперь вовек покоя не найти,
И нет поры, простой и незабвенной.

Зачем, зачем разорван вечный круг
Простого бытия, простого счастья.
И не придёт, как прежде, добрый друг,
И не проявит доброго участья.


* * *

С времён библейских и поныне,
Шумит земная круговерть.
Умом прикинешь – сердце стынет,
У всех одна и жизнь, и смерть.

Всегда страдала мать – Россия,
Ещё от кочевых племён.
И всё ж детей она растила,
Темнейших не боясь, времён.

И жил народ в любви и вере,
С надеждой на грядущий день.
Жил щедро, мудро, в полной мере,
Чтя стариков, любя детей.

И не мешала им стихия,
Той политической чумы –
Прогнозы, новости лихие,
Всё то, чем бредим нынче мы...

Но не изменят все витии,
Извечной драмы бытия.
Пусть грянут новые стихии,
Судьба у каждого своя.

И всё старо на этом свете,
И не политикам понять:
Что значит дом, что значит – дети,
Что значит жизнь, что значит – мать.


ХРИСТА РАСПЯЛИ…

Христа распяли: не поверили!
Он был, как все, – какой он Бог!
Своею мерою отмерили,
Иначе бы никто не смог.

Не в человеческом обличии,
Евреям мнился Божий сын.
А он таил своё величие,
И к грешникам пришёл один.

«Любите, милые, друг друга вы!»
Просил, увещевал людей.
Но этим были лишь напуганы,
И раб, и хитрый фарисей.

Любовь природе человеческой
Издревле чудилась иной.
Вино любили, профиль греческий
Красотки – да суму с деньгой.


* * *

Живу, как живётся, притихла душа,
И сердце не бьётся – стучит, не спеша.
Забылось былое, истлела любовь,
Теперь всё другое – ни старь и ни новь.

Вот осени тихой настала пора,
И солнце игриво сияет с утра.
Уже я не плачу, уже не грущу,
И глупых надежд я в свой дом не пущу.

Как блудная дочь, я вернулась сюда,
И боль отпустила, и сникла беда.
Пускай всё разбилось, пускай не сбылось:
Домой возвратилась, где место нашлось.



Источник: Галина Слёзкина. Живу, как живётся. Старый Оскол, Издательство РОСА, 2017. Стр. 18-33



Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2017



Следующие материалы:
Предыдущие материалы: