Главная // Студии // Гостиная // ЧЁРНЫЙ ПЕРСТЕНЬ ГЕРКУЛАНУМА
     Где-то в глубинах картины Брюллова «Последний день Помпеи» должны скрываться очертания столь же обреченного города Геркуланума. И в том городе засыпало пеплом улицу, дом и самого высокого имперского вельможу с чёрным перстнем на пальце. А когда через столетия город раскопали, то перстень этот через многие руки достался русской княгине Зинаиде Волконской. И когда молодая женщина обрела своего кумира, она передала ему перстень с наказом надеть только в день свадьбы.
     Кумиром этим был молодой повеса и поэт Дмитрий Веневитинов. Хотя я неправ – сначала он был поэт, а потом всё остальное. Живший в одно время Пушкиным, он был столь же гениален и прозорлив. Но если Пушкину судьба отмерила тридцать семь лет жизни, то Веневитинова смерть взяла к себе двадцати одного года от роду.
     Это был гений, осиротивший русскую поэзию. Его стихи являли верх совершенства и были, на мой взгляд, мощнее и одухотвореннее пушкинских. Проживи Веневитинов ещё хоть пару лет, и ещё неизвестно, кого бы мы величали солнцем русской поэзии.


   Нынче Россия забыла витию. Но есть повод вспомнить о нем почитателям словесности нашего края, потому что Дмитрий Веневитинов узами кровного родства связан и с Бирюченским уездом.
     Дело в том, что столбовые дворяне Веневитиновы были внесены в шестую часть Родословной книги российского дворянства по Воронежской губернии. А имения их были разбросаны по Дону и Тихой Сосне, и целая слобода Фаддеевка принадлежала Веневитиновым на правах вотчины Фаддея Антоновича Веневитинова – деда нашего поэта.
     В детстве и юности Дмитрий часто приезжал из столиц на целое лето в наши края. Остались воспоминания от восхищения Доном, притоками его и окрестными поселениями. Впоследствии от посещения Фаддеевки появилось стихотворение «Деревня» - пронзительный крик уязвленного сердца:

«Грязь, копоть, вонь и тараканы,
И надо всем господский кнут.
И это многие болваны
Святою родиной зовут».

Но наши же благословенные места взрастили в юном поэте философа , критика, основателя философской этики. Отсюда и преисполненные глубокого смысла:

« Я чувствую, во мне горит
Святое пламя вдохновения,
Но к тёмной цели дух парит…
Кто мне укажет путь спасения?»

      Он жил чувствуя, как короток его век. Дружил с Пушкиным, и именно в доме Дмитрия Веневитинова состоялось первое слушание «Бориса Годунова». Мотался в Москву, к другу- философу Фёдору Хомякову, много писал и ещё больше читал.
     И лёгкая простуда даже не насторожила его. Но болезнь грянула из всех орудий, уложив поэта в постель. Федор Хомяков примчался к его смертному одру в Петерербург. Он снял с брелока на поясе Дмитрия чёрный перстень Геркуланума и начал надевать его на палец друга. Тот очнулся, увидел это, и спросил:
     -Я женюсь?
     С тем и отошел в мир праотцов.
     …Время такое было. Едва став на ноги, умрёт товарищ и земляк Дмитрия Николай Станкевич. Через несколько лет последует за Дмитрием в мир теней и Фёдор Хомяков. Всего на десять лет переживет Веневитинова Пушкин…

     Ныне чёрный перстень Геркуланума хранится в Москве, в Литературном музее. Его изъяли из гроба при перезахоронении Дмитрия Веневитинова на Новодевичье кладбище в 1930 году. Наверняка сегодня, в день рождения поэта, к нему придут немногочисленные почитатели.
     А мы забыли поэта.Вот Воронежской области, в родовом Животинном, чтут и помнят Веневитинова. А мы, из мест, бывших его колыбелью, потеряли память. Нет веневитиновских чтений, не найти в библиотеках выставок его книг и рукописей…
     Жаль. Но я думаю, что вот эту мою статью сам Дмитрий Веневитинов мог бы принять за посещение места его упокоения. И потому воспринимаю на свой счет его последние сроки:

«Сбылось пророчество поэта,
И друг в слезах в начале лета,
Его могилу посетил.
Как знал он жизнь! Как мало жил!

   …Да, чтоб не забыть. Родовая вотчина Веневитиновых Фаддеевка – это нынешний город Алексеевка.

Добавить материал

 

У Вас недостаточно прав для публикации комментария