Главная // Студии // Гостиная // Сергей Михайлов. К жизни с юмором. 2017

СЕРГЕЙ МИХАЙЛОВ
г. Пермь, Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript      8 992 23 55 770

Родился в г. Перми. Окончил Пермский государственный университет. Филолог (преподаватель литературы). Студия при Союзе писателей России. Разные стихотворения  публиковались в литературных журналах в г. Перми, Москве, С. – Петербурге, Воронеже, Красноярске, Ростове – на – Дону,  Костроме, Хабаровске, Ульяновске, Ставрополе, Бийске,  Северо-Муйске,   в Брисбене, Австралия: «Литературная Пермь», «Подъём», «СимбирскЪ», «Южная звезда», «Новый Енисейский литератор»,  «Литкультпривет», «Огни над Бией», «Сияние лиры», «Муза», «Северо-Муйские огни», «Невский альманах», «Литературный альманах», «Жемчужина», международный литературно-художественный альманах «Рукопись». На сайте «Open Evrasian Literature/ London»: художественный перевод На мотив Овидия в  2016г. Отмечен дипломом Лауреата литературной премии «В поисках правды и справедливости» в номинации «Молодая поэзия России» - 2017, грамотой Финалиста Костромского открытого международного конкурса поэзии «Предлог - 2015»  за лучшие работы конкурса и дипломом Призёра конкурса одного стихотворения «На Енисейской волне – 2015», г. Красноярск, Дипломом участника международного литературного конкурса «Родной дом» в номинации «Поэзия», Союз писателей Беларуси, г. Минск –2016.


К ЖИЗНИ С ЮМОРОМ

              Моим предкам-белгородцам Михайловым
              (деду и прадеду) Даниле и Емельяну посвящаю


К КОПИИ СТАТУИ  «ДАВИД» НА ВЫСТАВКЕ
«МИКЕЛАНДЖЕЛО. СОТВОРЕНИЕ МИРА»

          в Перми в марте - апреле 2016 года


Неужто Рим? Ах, если б! – Пермь.
Давид, дитя Буонарроти,
Каким путём мифологем
Забрёл ты к нам на повороте?

Тут не воздвигли римских терм,
А это тело жаждет неги.
Что даст тебе больная Пермь?
Холодный ветер, дождь и снег, и…

Туберкулёз…  Прости, нудист! –
Ору: Урал – не Римский форум!
И он глядит печально вниз…
И ты отвёл от женщин взоры…

Как безнадёжен строгий взгляд!
Плоть обнажённая преступна…
У женщины глаза горят:
Какой мужик! И – недоступный…


ВЫПИТЬ ВОДКИ

Урал – потерянная карта…
Гляжу с тоской погоды сводки:
Опять пурга в начале марта…
Ах, бросить всё б и выпить водки!
   
Морочит телевизор старый:
Шипят и спорят седые тётки…
Какая скука! Может в бар? И
Забыть про всё и… выпить водки.

– О чём тоскуешь? Пытает некто:
Живи спокойно, век короткий…
И эта жизнь такая ж клетка!
Забудь про всё и выпей водки!

Я б поругался и с ним поспорил
До волоска седой бородки!
Но он, собака, исчезнул вскоре…
Забуду всё! И выпью водки!



ЁШКИН КОТ и К


Я спросил зоолога по пьянке:
Друг, скажи мне, будь хорош:
На какой подопытной собаке
Прыгает  ядрёна вошь?

После выпитой бутыли шнапса
Еле-еле двигался  мой рот,
Но учёного всё ж озадачил братца:
А какой породы  ёшкин кот?

А когда мерещились мне духи
И от мух бежал он в туалет,
Закричал ему:  Братуха,
Бляху муху видел ты иль нет?!

Но зоолог выпалил мне жаркий
Неприятный, непечатный мат…
Так в каком же русском зоопарке
Эти твари странные сидят?


ПРОГУЛКА


Люблю апрельскую прогулку,
Когда бежит за мной ручей,
А Вы бежите к переулку
Из бреда сумрачных ночей.

Гуляю так почти неделю,
Как будто сев на карусель,
А Вы плывёте по апрелю,
Как златоглавая форель.

Сейчас бы удочку златую
И на крючке бы червяка,
И зацепить Вас, дорогую,
За губки или за бока.

Но Вы плывёте силуэтом
В ручье холодном неживом…
Вас не догнать на свете этом.
Вас не догнать на свете том.
 

*  *  *


Гляди: пришёл я, грязный, рыжий,
Как и обычно по весне:
Не человек, а чижик-пыжик,
Вчера сидевший на сосне.

Ты, изумление запрятав
И скрыв событье от подруг,
Меня кормила в белом платье
Из белых, тёплых, нежных рук.

О как вкусны и сладки зёрна,
Как зелие любовных чар!
И я клевал их зло, проворно,
Клевал упорно и – молчал.


НОВОГОДНЯЯ НОЧЬ


Новогодняя ночь. Оливье.
В телевизоре – сытые морды.
От шампанского в голове
Бродят жуткие страшные орды.

То реальность, скажи, или бред:
Дед Мороз и на нём обезьяна.
И звучит  под шарманку куплет,
Подвывает Снегурочка  пьяно.

То ли гномы танцуют, а то ль
Побелевшие за зиму черти,
То ли каждому выпала роль,
И играть её надо до смерти.

И не жди, не спасёт дед Мороз,
Хоть и крутит шарманку он рьяно…
Обезьяна припудрит свой нос
И споёт за Снегурочку пьяно.


ВОСКРЕСЕНЬЕ В п. КРЫМ


Воскресенье. Топят баню.
Коромыслом  сизый дым.
Кто-то песенки горланит:
Веселит посёлок Крым.

Рот разинул ветер с Камы:
Нет покоя у реки!
В джинсах там гуляют дамы,
Водку пьют там мужики.

За забором стонут избы,
Что стоят ещё  с тех пор,
Когда призрак коммунизма
К нам явился из-за гор

И остался в русской  пуще,
Зачарованный в глуши,
Водку жрать, как хлеб насущный,
И горланить от души!


НА КАМУ


Я на Каму, на пляж, на песок –
У воды отдыхает душа.
На груди даже волосок
Утверждает, что жизнь хороша!

Я не спорю. Лежу на боку,
Наблюдаю за бегом волны…
Мне бы в Сочи сейчас иль Баку,
Иль на берег заморской страны!

Говорят, телу там благодать,
А душе там искусственный рай…
Ко французам бы в Ниццу слетать
Иль хотя бы к арабам в Дубай!

Я с Нептуном бы выпил вина,
А с русалкою в баре завис…
Эх, махнуть бы сейчас до «Канар»,
Как весёлый беспечный турист!

 Я по Каме б, клянусь вам, уплыл
До солёных далёких морей!
На песке написал бы: «Я был». –
И в Россию, в Россию скорей!
                                                               
 
ДЖОКЕР

Я с Чаплиным  играю в покер
В  ночном отрывистом бреду,
А за спиной танцует джокер
И говорит мне  ерунду.

Как у шута, тряся бомбошкой
На несуразной голове,
Кричит: у нас одна дорожка
Длиною в бесконечный век!

Захохотав, ударив в бубен
Изящной в золоте рукой,
Вещает: путь, не спорю, труден,
Но ждёт нас счастье и покой!

Витийствуя, колпак  бросая
Над круглым карточным столом,
Твердит: придём к воротам Рая
И грешных тоже приведём!

Его послушав, наблюдаю,
Как Чаплин крутит котелком…
С тех пор я в покер не играю –
Опять останусь  дураком!


ИЗ ЦИКЛА  «ПЕРМСКИЕ ЭПИГРАФЫ»


МОСКОВСКОМУ ДРУГУ

                       Шлю тебе  привет печальной,
                       Поздравленье пермяка.
                                   Н. Павлов, 1803 – 1864


                                              
Друг, привет тебе с Урала
От поэта-пермяка.
Тихо Муза оседлала
Вороного рысака.

Залетела на Пегасе
В сумрак комнаты моей…
Муза мужа только красит,
Когда рядом нет друзей.

Когда друг в столице шумной
Пьёт вино, но без меня,
С Музою в беседе умной
Глажу морду я коня.

Но она простится, тая…
Будут только лист да я…
Потому стихи читаю,
Грусти светлой не тая.


ПРО ДЕНЬГИ


                       О деньги! Вас я умоляю:
                       Посыпьтесь, милыя, ко мне!
                                    В. Феонов, 1791-1835, поэт-сатирик, Пермь


О человек: богач, бездельник,
Трудяга, нищий иль мудрец!
Что в этом мире ты без денег?
Без денег ты – почти мертвец!

Как в «осьмнадцатом» столетии,
Так и теперь спустя века,
Кто при деньгах – живёт на свете,
Молясь банкнотам кошелька.

А я, наверное, молился
Не тем богам. В моей мошне
Червяк надежды удавился
И денег не оставил мне.

И не наследник я банкира,
В роду моём евреев нет…
Зато звенит на сердце  Лира
И той за сорок уже лет…

Так с ней пою и заклинаю
И наяву я и во сне:
«О деньги! Вас я умоляю:
Посыпьтесь, милыя, ко мне!»


ПРО ЛЕТО И ПОЭТА


                     Хорошо поэтам, тощим и поджарым,
                     Наслаждаться летом, не смущаясь жаром.
                                                 С. Ильин, 1867 – 1914, Пермь


И сказано в точку.
И всё про меня:
Поджарый и тощий,
Не тело – броня!

Медовое лето
Глотаю сполна.
Гордится жилетом
Загара спина!

И в жилах пожара
Не вымыть дождём.
Поддайте-ка жара
И ночью, и днём!

Пусть катится шаром
Земля наша, чтоб…
Поэты бежали,
Как кони, в галоп!


НА СУББОТНИКЕ


Товарищ! Вспомним праздник алый:
Его нам завещал Ильич.
Больной, здоровый и усталый
Услышь ты наш победный клич!

На плечи грабли и лопаты –
И разбежимся по кустам
Искать не серебро и злато,
А мусор –
                 мусор –
                                 мусор  там.

Ты помнишь,  как с бревном могучим
В столице шли большевики?
Мы те же брёвна валим в кучи,
Чтоб после  жарить  шашлыки!

И, вспоминая  подвиг ратный,
Помянем тех, кто рано  скис,
Кто труд не понял наш бесплатный,
Тот зря, наверно, прожил жизнь.
 

ПЛЯЖ


Пляж – как восточный базар.
Бойко хожу над телами.
Остановлюсь и руками
Пошевелю я товар:

Дамочка,  как пахлава,
Преет на коврике грузно.
Чья-то торчит голова –
Красная мякоть арбуза.

Хочется съесть, но иду.
Нежится томно девица:
Слюнки текут на еду –
Боже, ведь это лакрица!

Ам! И глотаю слюну…
Как замечательно летом!
Съел бы я вас не одну
С дяденькой этим – шербетом!

Тёплой водичкой запил…
Кто там ругается матом?!
Голову парень прикрыл
И развалился цукатом.

У девушки стройной нога,
Левая, так загорела:
Сладкая, словно нуга,
Правая – просто чурчхела!

Слюнки рефлексом текут…
Мучает голову дума…
Хватит! Я лягу вот тут,
Белый рахат… без лукума.



* * *


Скоро осень настанет, мадам!
Это время надолго продлится…
К сорока Вы свободны годам
И мечтаете снова о принце.

Сколько было их там, на коне,
На машине иль велосипеде?
Вы искали их в нашей стране,
Где сосут сонно лапу медведи.

…Вот и листья желтеют, мадам…
И лицо Ваше трогает осень.
Но висит над кроватью Ван Дамм
И ни капли любви он не просит!

А все принцы ушли с молотка:
Их так мало – поэтому в моде…
И приходится брать мужика,
Кто остался ещё на… свободе.



* * *


Я мечтал быть кудрявым… но время
Наградило залысиной броской.
И, бывает, завидую тем я,
Кто трясёт, словно гривой, причёской!

Прохожу мимо окон цирюлен
И смотрю: там кромсают безбожно
Разношёрстные шевелюры…
Обливаюсь слезами:  как можно?!

Но за то, чтоб остаться лохматым,
Всё на свете отдал  бы – ей богу!
Время подлое зверем косматым
Мои волосы рвёт понемногу…


СОН


Роман о любви не дочитан…
Сразил меня сон  наповал…
И снилась мне  дева Кончита –
И я её целовал!

Не надо! Ведь это ж мужчина! –
Мне внутренний голос вещал.
А губы искали личину,
И я её целовал.

Лицо бородой зарастало –
Я бритву ей в руки совал.
Она же в ответ хохотала!
И я её вновь целовал.

Кончита! Ты просто  Мегера! –
Страдая, в сердцах я орал.
Ты женщина или Химера?!
Кого я во сне целовал?
                                                    

ЕДУ НОЧЬЮ


Еду ночью.  За окошком
Глухота и глухомань.
Пробегает  путь -дорожка
Через тьму и таракань.

Позади родной посёлок,
Впереди – дремучий лес…
Толи месяц, толь чертёнок
На дорожку с ёлки слез.

Мне привиделось такое? –
Или вправду там и тут
Сказок страшные герои
Из-за леса к нам бегут.

Любопытство гонит, скука ль?
Иль ещё какая дрянь?
Еду ночью… и ни звука…
Только тьма… и  таракань.


ПРО БАРЫГУ И ЗЕФИР


Потрачу я деньги на книги,
На сдачу куплю я кефир.
Смеётся в лицо мне барыга,
Покусывая зефир.

Поёт у барыги желудок,
И тает в утробе зефир.
Конец у него будет жуток:
Их с радостью встретит сортир.

Нежданно настанет мгновенье
Подумать про жизнь и про мир.
Признать ли своё пораженье:
Зефир убежал! Дезертир!

А мне бы хорошую книгу
Прочесть, попивая кефир!
И  всё-таки жалко барыгу –
Испортил желудок зефир.
                                          
           
ТУЛУПЧИК

Смотри, декабрь щёки красит! –
Не вижу я, слетает с губ чьих?
– Эй, молодец, хотя бы раз и
Сымай пальто, надень тулупчик!

Зима не тётка. Зима не тёща –
Поди, попробуй гульни на рубчик!
Ну, посмотри, какой ты тощий –
Сымай пальто, надень тулупчик!

Сибирь – далёко, Урал как батька.
Придёшь с мороза, а дома – супчик…
Жена с порога захочет знать как
Ты снял пальто, надел тулупчик.

Целуя крепко, так ей поведай:
Мол, Пугачёв мне сказал: Голубчик,
Ты с миром жил, вернись с победой –
Сымай пальто, надень тулупчик!



В ЗАЩИТУ ЧИНОВНИКА


                                         Ах, там не помогут
                                         Ни ум, ни отвага,
                                         Где пущены в дело
                                         Перо и бумага!
                                                       Леонид Филатов
                                                     «Песенка чиновника»


Не верьте, люди, что чиновник слаб
И падок до наживы!
Портфель он любит больше баб:
Он человек служивый!

С пером, бумагой, пресс-папье
Он спит почти в обнимку.
И «Ладу» предпочтёт ладье
С товарищем по снимку.

Не суйте взяток – он брезглив,
Как к ладану чертёнок.
Берёт щенками? – Это миф!
Он любит их с пелёнок!

И ваша жизнь была б пуста,
Не будь его на свете…
Чиновник – плоть и кровь Христа!
Нелепо? Но – поверьте!

* * *

Пойду я на Каму
Паду на песок.
Тут волны упрямо
Щекочут носок.

Под солнцем июля,
Как в бане зимой!
Волна, как бабуля,
Ворчит за спиной.

А белые чайки
На синей волне
Сыры,  как мочалки,
На голой спине.

Приятно у речки
Валяться вот так,
Как в сказке на печке
Наш Ванька-дурак.


В БАНГЛАДЕШ!

Я в Бангладеш…Уеду в Бангладеш!
Пусть Магадан дымит снегами…
Мне в Бангладеш готов кортеж
С его буддийскими богами.

Ты едешь в Крым? Я – в Бангладеш!
Там тоже море, но теплее.
И воздух чист, и ветер свеж,
Но есть акулы…наши – злее.

На этот край, где Бангладеш,
Смурную Пермь я променяю.
Не говори мне, где ты? где ж?
Я сам, мой друг, не понимаю!

Да, я уеду в Бангладеш…
Как зверь в берлоге лижет раны,
Я буду пьян, и сыт, и неж…
И нежен только в Бангладеш,
Хотя бы… к  взрослой обезьяне!


ВЕСНА НА УРАЛЕ


Весна на Урале – грязь на ботинках.
Каждой весною – грязь…
Помню я с детства такую картинку:
Солнце и море, баркас…

Сесть на баркас  и уплыть восвояси –
Где этот остров Цейлон?
Там я под солнцем забуду о грязи…
Там меня встретит слон:

Белый,  с глазами светлого бога –
В них океан отражён!
Он мне расскажет
                            о Будде немного,
Он мне покажет Цейлон.

Остановившись у водопада,
Спросит: плывём на Урал?
Ему  улыбнувшись,
                     отвечу:  «Не надо!
Знал бы – ботинки забрал».


* * *


Уже не тот… И седина в висок,
Что  католическая месса.
И чаще уху слышен голосок
Обкуренного беса.

Настойчиво адамово ребро
Щекочут маленькие рожки.
И хочется пойти порой
Какой – нибудь кривой дорожкой.

Уже не тот! И плешь на голове
Несу, как знамя после боя
Или как рану дикий зверь,
Лишённый радости покоя.

К закату путь? Сомнений нет!
И мир давно уж не прекрасен…
Не потому ль на склоне лет
И жизнь бежит строкой из басен?
                     

В ПОИСКАХ ГОРОДА «П»


Город на «П» – не Париж ли
С Эйфелевой каланчой?
Снится мне, будто мы вышли
Там прогуляться с женой.

Может тот город – Пиза?
И это всё о ней?
Шутка мужского каприза…
Я бы назвал  нежней!

Или же град Палермо?
Помню годов оскал:
Пил с мафиози «Вермут»
И проституток ласкал.

Вспомнился город Прага:
Там среди ясного дня
С книгой ходил бродяга,
Был он похож на меня.

Выплыл некстати Пярну…
Выдумка то не моя!
Кто-то, наверно, спьяну
«Ё» поменял на «я».

Брага прольётся ль, влага,
С грустью открою дверь:
То не Париж, не Прага…
Снова промозглая Пермь.

                                                           

К СОБРАТЬЯМ ПО ЦЕХУ


Как много поэтов, писателей…прочих, –
Все ручку теребят, бумагой шурша.
Не лучше ли тающей звёздами ночью
Жену теребить так, всей страстью дыша?

Россия стареет. – Пестрят заголовки.
Строчите не рифмы! Строчите детей!
Хватайтесь за головы иль за головки…
Хватайтесь за женщин, подруг…матерей!

И ямбы наскучат, увидеть вам дам бы,
Тоскующих нежно о крепкой руке.
К зовущим губам тяните вы дамбы
И с песнею
                   левой 
                              вперёд  налегке!

Я тоже из цеха поэтов…  но, люди,
Скажу откровенно: мне Муза милей!
Поэзия – словно шикарные  груди –
И душу ласкает, и жить веселей!             


Сергей Михайлов

г. Пермь, super.brikman@yandex.ru 8 992 23 55 770


Родился в г. Перми.

Окончил Пермский государственный университет. Филолог (преподаватель литературы). Студия при Союзе писателей России.

Разные стихотворения публиковались в литературных журналах в г. Перми, Москве, С. – Петербурге, Воронеже, Красноярске, Ростове – на – Дону, Костроме, Хабаровске, Ульяновске, Ставрополе, Бийске, Северо-Муйске, в Брисбене, Австралия: «Литературная Пермь», «Подъём», «СимбирскЪ», «Южная звезда», «Новый Енисейский литератор», «Литкультпривет», «Огни над Бией», «Сияние лиры», «Муза», «Северо-Муйские огни», «Невский альманах», «Литературный альманах», «Жемчужина», международный литературно-художественный альманах «Рукопись».

На сайте «Open Evrasian Literature/ London»: художественный перевод На мотив Овидия в 2016г.

Отмечен дипломом Лауреата литературной премии «В поисках правды и справедливости» в номинации «Молодая поэзия России» - 2017, грамотой Финалиста Костромского открытого международного конкурса поэзии «Предлог - 2015» за лучшие работы конкурса и дипломом Призёра конкурса одного стихотворения «На Енисейской волне – 2015», г. Красноярск, Дипломом участника международного литературного конкурса «Родной дом» в номинации «Поэзия», Союз писателей Беларуси, г. Минск –2016.



Избранное «К жизни с юмором»



Моим предкам-белгородцам Михайловым

(деду и прадеду) Даниле и Емельяну посвящаю


К КОПИИ СТАТУИ «ДАВИД» НА ВЫСТАВКЕ

«МИКЕЛАНДЖЕЛО. СОТВОРЕНИЕ МИРА»

в Перми в марте - апреле 2016 года



Неужто Рим? Ах, если б! – Пермь.

Давид, дитя Буонарроти,

Каким путём мифологем

Забрёл ты к нам на повороте?


Тут не воздвигли римских терм,

А это тело жаждет неги.

Что даст тебе больная Пермь?

Холодный ветер, дождь и снег, и…


Туберкулёз… Прости, нудист! –

Ору: Урал – не Римский форум!

И он глядит печально вниз…

И ты отвёл от женщин взоры…


Как безнадёжен строгий взгляд!

Плоть обнажённая преступна…

У женщины глаза горят:

Какой мужик! И – недоступный…



ВЫПИТЬ ВОДКИ


Урал – потерянная карта…

Гляжу с тоской погоды сводки:

Опять пурга в начале марта…

Ах, бросить всё б и выпить водки!

Морочит телевизор старый:

Шипят и спорят седые тётки…

Какая скука! Может в бар? И

Забыть про всё и… выпить водки.


О чём тоскуешь? Пытает некто:

Живи спокойно, век короткий…

И эта жизнь такая ж клетка!

Забудь про всё и выпей водки!


Я б поругался и с ним поспорил

До волоска седой бородки!

Но он, собака, исчезнул вскоре…

Забуду всё! И выпью водки!




ЁШКИН КОТ и К


Я спросил зоолога по пьянке:

Друг, скажи мне, будь хорош:

На какой подопытной собаке

Прыгает ядрёна вошь?


После выпитой бутыли шнапса

Еле-еле двигался мой рот,

Но учёного всё ж озадачил братца:

А какой породы ёшкин кот?


А когда мерещились мне духи

И от мух бежал он в туалет,

Закричал ему: Братуха,

Бляху муху видел ты иль нет?!


Но зоолог выпалил мне жаркий

Неприятный, непечатный мат…

Так в каком же русском зоопарке

Эти твари странные сидят?



ПРОГУЛКА


Люблю апрельскую прогулку,

Когда бежит за мной ручей,

А Вы бежите к переулку

Из бреда сумрачных ночей.


Гуляю так почти неделю,

Как будто сев на карусель,

А Вы плывёте по апрелю,

Как златоглавая форель.


Сейчас бы удочку златую

И на крючке бы червяка,

И зацепить Вас, дорогую,

За губки или за бока.


Но Вы плывёте силуэтом

В ручье холодном неживом…

Вас не догнать на свете этом.

Вас не догнать на свете том.



***


Гляди: пришёл я, грязный, рыжий,

Как и обычно по весне:

Не человек, а чижик-пыжик,

Вчера сидевший на сосне.


Ты, изумление запрятав

И скрыв событье от подруг,

Меня кормила в белом платье

Из белых, тёплых, нежных рук.


О как вкусны и сладки зёрна,

Как зелие любовных чар!

И я клевал их зло, проворно,

Клевал упорно и – молчал.



НОВОГОДНЯЯ НОЧЬ


Новогодняя ночь. Оливье.

В телевизоре – сытые морды.

От шампанского в голове

Бродят жуткие страшные орды.


То реальность, скажи, или бред:

Дед Мороз и на нём обезьяна.

И звучит под шарманку куплет,

Подвывает Снегурочка пьяно.


То ли гномы танцуют, а то ль

Побелевшие за зиму черти,

То ли каждому выпала роль,

И играть её надо до смерти.


И не жди, не спасёт дед Мороз,

Хоть и крутит шарманку он рьяно…

Обезьяна припудрит свой нос

И споёт за Снегурочку пьяно.



ВОСКРЕСЕНЬЕ В п. КРЫМ


Воскресенье. Топят баню.

Коромыслом сизый дым.

Кто-то песенки горланит:

Веселит посёлок Крым.


Рот разинул ветер с Камы:

Нет покоя у реки!

В джинсах там гуляют дамы,

Водку пьют там мужики.


За забором стонут избы,

Что стоят ещё с тех пор,

Когда призрак коммунизма

К нам явился из-за гор


И остался в русской пуще,

Зачарованный в глуши,

Водку жрать, как хлеб насущный,

И горланить от души!



НА КАМУ


Я на Каму, на пляж, на песок –

У воды отдыхает душа.

На груди даже волосок

Утверждает, что жизнь хороша!


Я не спорю. Лежу на боку,

Наблюдаю за бегом волны…

Мне бы в Сочи сейчас иль Баку,

Иль на берег заморской страны!


Говорят, телу там благодать,

А душе там искусственный рай…

Ко французам бы в Ниццу слетать

Иль хотя бы к арабам в Дубай!


Я с Нептуном бы выпил вина,

А с русалкою в баре завис…

Эх, махнуть бы сейчас до «Канар»,

Как весёлый беспечный турист!


Я по Каме б, клянусь вам, уплыл

До солёных далёких морей!

На песке написал бы: «Я был». –

И в Россию, в Россию скорей!



ДЖОКЕР


Я с Чаплиным играю в покер

В ночном отрывистом бреду,

А за спиной танцует джокер

И говорит мне ерунду.


Как у шута, тряся бомбошкой

На несуразной голове,

Кричит: у нас одна дорожка

Длиною в бесконечный век!


Захохотав, ударив в бубен

Изящной в золоте рукой,

Вещает: путь, не спорю, труден,

Но ждёт нас счастье и покой!


Витийствуя, колпак бросая

Над круглым карточным столом,

Твердит: придём к воротам Рая

И грешных тоже приведём!


Его послушав, наблюдаю,

Как Чаплин крутит котелком…

С тех пор я в покер не играю –

Опять останусь дураком!



ИЗ ЦИКЛА «ПЕРМСКИЕ ЭПИГРАФЫ»


МОСКОВСКОМУ ДРУГУ


Шлю тебе привет печальной,

Поздравленье пермяка.

Н. Павлов, 1803 – 1864



Друг, привет тебе с Урала

От поэта-пермяка.

Тихо Муза оседлала

Вороного рысака.


Залетела на Пегасе

В сумрак комнаты моей…

Муза мужа только красит,

Когда рядом нет друзей.


Когда друг в столице шумной

Пьёт вино, но без меня,

С Музою в беседе умной

Глажу морду я коня.


Но она простится, тая…

Будут только лист да я…

Потому стихи читаю,

Грусти светлой не тая.



ПРО ДЕНЬГИ


О деньги! Вас я умоляю:

Посыпьтесь, милыя, ко мне!

В. Феонов, 1791-1835, поэт-сатирик, Пермь


О человек: богач, бездельник,

Трудяга, нищий иль мудрец!

Что в этом мире ты без денег?

Без денег ты – почти мертвец!


Как в «осьмнадцатом» столетии,

Так и теперь спустя века,

Кто при деньгах – живёт на свете,

Молясь банкнотам кошелька.


А я, наверное, молился

Не тем богам. В моей мошне

Червяк надежды удавился

И денег не оставил мне.


И не наследник я банкира,

В роду моём евреев нет…

Зато звенит на сердце Лира

И той за сорок уже лет…


Так с ней пою и заклинаю

И наяву я и во сне:

«О деньги! Вас я умоляю:

Посыпьтесь, милыя, ко мне!»



ПРО ЛЕТО И ПОЭТА


Хорошо поэтам, тощим и поджарым,

Наслаждаться летом, не смущаясь жаром.

С. Ильин, 1867 – 1914, Пермь


И сказано в точку.

И всё про меня:

Поджарый и тощий,

Не тело – броня!


Медовое лето

Глотаю сполна.

Гордится жилетом

Загара спина!


И в жилах пожара

Не вымыть дождём.

Поддайте-ка жара

И ночью, и днём!


Пусть катится шаром

Земля наша, чтоб…

Поэты бежали,

Как кони, в галоп!



НА СУББОТНИКЕ


Товарищ! Вспомним праздник алый:

Его нам завещал Ильич.

Больной, здоровый и усталый

Услышь ты наш победный клич!


На плечи грабли и лопаты –

И разбежимся по кустам

Искать не серебро и злато,

А мусор –

мусор –

мусор там.


Ты помнишь, как с бревном могучим

В столице шли большевики?

Мы те же брёвна валим в кучи,

Чтоб после жарить шашлыки!


И, вспоминая подвиг ратный,

Помянем тех, кто рано скис,

Кто труд не понял наш бесплатный,

Тот зря, наверно, прожил жизнь.



ПЛЯЖ


Пляж – как восточный базар.

Бойко хожу над телами.

Остановлюсь и руками

Пошевелю я товар:


Дамочка, как пахлава,

Преет на коврике грузно.

Чья-то торчит голова –

Красная мякоть арбуза.


Хочется съесть, но иду.

Нежится томно девица:

Слюнки текут на еду –

Боже, ведь это лакрица!


Ам! И глотаю слюну…

Как замечательно летом!

Съел бы я вас не одну

С дяденькой этим – шербетом!


Тёплой водичкой запил…

Кто там ругается матом?!

Голову парень прикрыл

И развалился цукатом.


У девушки стройной нога,

Левая, так загорела:

Сладкая, словно нуга,

Правая – просто чурчхела!


Слюнки рефлексом текут…

Мучает голову дума…

Хватит! Я лягу вот тут,

Белый рахат… без лукума.




***


Скоро осень настанет, мадам!

Это время надолго продлится…

К сорока Вы свободны годам

И мечтаете снова о принце.


Сколько было их там, на коне,

На машине иль велосипеде?

Вы искали их в нашей стране,

Где сосут сонно лапу медведи.


Вот и листья желтеют, мадам…

И лицо Ваше трогает осень.

Но висит над кроватью Ван Дамм

И ни капли любви он не просит!


А все принцы ушли с молотка:

Их так мало – поэтому в моде…

И приходится брать мужика,

Кто остался ещё на… свободе.




***


Я мечтал быть кудрявым… но время

Наградило залысиной броской.

И, бывает, завидую тем я,

Кто трясёт, словно гривой, причёской!


Прохожу мимо окон цирюлен

И смотрю: там кромсают безбожно

Разношёрстные шевелюры…

Обливаюсь слезами: как можно?!


Но за то, чтоб остаться лохматым,

Всё на свете отдал бы – ей богу!

Время подлое зверем косматым

Мои волосы рвёт понемногу…



СОН


Роман о любви не дочитан…

Сразил меня сон наповал…

И снилась мне дева Кончита –

И я её целовал!


Не надо! Ведь это ж мужчина! –

Мне внутренний голос вещал.

А губы искали личину,

И я её целовал.


Лицо бородой зарастало –

Я бритву ей в руки совал.

Она же в ответ хохотала!

И я её вновь целовал.


Кончита! Ты просто Мегера! –

Страдая, в сердцах я орал.

Ты женщина или Химера?!

Кого я во сне целовал?



ЕДУ НОЧЬЮ


Еду ночью. За окошком

Глухота и глухомань.

Пробегает путь -дорожка

Через тьму и таракань.


Позади родной посёлок,

Впереди – дремучий лес…

Толи месяц, толь чертёнок

На дорожку с ёлки слез.


Мне привиделось такое? –

Или вправду там и тут

Сказок страшные герои

Из-за леса к нам бегут.


Любопытство гонит, скука ль?

Иль ещё какая дрянь?

Еду ночью… и ни звука…

Только тьма… и таракань.



ПРО БАРЫГУ И ЗЕФИР


Потрачу я деньги на книги,

На сдачу куплю я кефир.

Смеётся в лицо мне барыга,

Покусывая зефир.


Поёт у барыги желудок,

И тает в утробе зефир.

Конец у него будет жуток:

Их с радостью встретит сортир.


Нежданно настанет мгновенье

Подумать про жизнь и про мир.

Признать ли своё пораженье:

Зефир убежал! Дезертир!


А мне бы хорошую книгу

Прочесть, попивая кефир!

И всё-таки жалко барыгу –

Испортил желудок зефир.



ТУЛУПЧИК


Смотри, декабрь щёки красит! –

Не вижу я, слетает с губ чьих?

Эй, молодец, хотя бы раз и

Сымай пальто, надень тулупчик!


Зима не тётка. Зима не тёща –

Поди, попробуй гульни на рубчик!

Ну, посмотри, какой ты тощий –

Сымай пальто, надень тулупчик!


Сибирь – далёко, Урал как батька.

Придёшь с мороза, а дома – супчик…

Жена с порога захочет знать как

Ты снял пальто, надел тулупчик.


Целуя крепко, так ей поведай:

Мол, Пугачёв мне сказал: Голубчик,

Ты с миром жил, вернись с победой –

Сымай пальто, надень тулупчик!




В ЗАЩИТУ ЧИНОВНИКА


Ах, там не помогут

Ни ум, ни отвага,

Где пущены в дело

Перо и бумага!

Леонид Филатов

«Песенка чиновника»


Не верьте, люди, что чиновник слаб

И падок до наживы!

Портфель он любит больше баб:

Он человек служивый!


С пером, бумагой, пресс-папье

Он спит почти в обнимку.

И «Ладу» предпочтёт ладье

С товарищем по снимку.


Не суйте взяток – он брезглив,

Как к ладану чертёнок.

Берёт щенками? – Это миф!

Он любит их с пелёнок!


И ваша жизнь была б пуста,

Не будь его на свете…

Чиновник – плоть и кровь Христа!

Нелепо? Но – поверьте!


***


Пойду я на Каму

Паду на песок.

Тут волны упрямо

Щекочут носок.


Под солнцем июля,

Как в бане зимой!

Волна, как бабуля,

Ворчит за спиной.


А белые чайки

На синей волне

Сыры, как мочалки,

На голой спине.


Приятно у речки

Валяться вот так,

Как в сказке на печке

Наш Ванька-дурак.



В БАНГЛАДЕШ!


Я в Бангладеш…Уеду в Бангладеш!

Пусть Магадан дымит снегами…

Мне в Бангладеш готов кортеж

С его буддийскими богами.


Ты едешь в Крым? Я – в Бангладеш!

Там тоже море, но теплее.

И воздух чист, и ветер свеж,

Но есть акулы…наши – злее.


На этот край, где Бангладеш,

Смурную Пермь я променяю.

Не говори мне, где ты? где ж?

Я сам, мой друг, не понимаю!


Да, я уеду в Бангладеш…

Как зверь в берлоге лижет раны,

Я буду пьян, и сыт, и неж…

И нежен только в Бангладеш,

Хотя бы… к взрослой обезьяне!



ВЕСНА НА УРАЛЕ


Весна на Урале – грязь на ботинках.

Каждой весною – грязь…

Помню я с детства такую картинку:

Солнце и море, баркас…


Сесть на баркас и уплыть восвояси –

Где этот остров Цейлон?

Там я под солнцем забуду о грязи…

Там меня встретит слон:


Белый, с глазами светлого бога –

В них океан отражён!

Он мне расскажет

о Будде немного,

Он мне покажет Цейлон.


Остановившись у водопада,

Спросит: плывём на Урал?

Ему улыбнувшись,

отвечу: «Не надо!

Знал бы – ботинки забрал».




***


Уже не тот… И седина в висок,

Что католическая месса.

И чаще уху слышен голосок

Обкуренного беса.


Настойчиво адамово ребро

Щекочут маленькие рожки.

И хочется пойти порой

Какой – нибудь кривой дорожкой.


Уже не тот! И плешь на голове

Несу, как знамя после боя

Или как рану дикий зверь,

Лишённый радости покоя.


К закату путь? Сомнений нет!

И мир давно уж не прекрасен…

Не потому ль на склоне лет

И жизнь бежит строкой из басен?



В ПОИСКАХ ГОРОДА «П»



Город на «П» – не Париж ли

С Эйфелевой каланчой?

Снится мне, будто мы вышли

Там прогуляться с женой.


Может тот город – Пиза?

И это всё о ней?

Шутка мужского каприза…

Я бы назвал нежней!


Или же град Палермо?

Помню годов оскал:

Пил с мафиози «Вермут»

И проституток ласкал.


Вспомнился город Прага:

Там среди ясного дня

С книгой ходил бродяга,

Был он похож на меня.


Выплыл некстати Пярну…

Выдумка то не моя!

Кто-то, наверно, спьяну

«Ё» поменял на «я».


Брага прольётся ль, влага,

С грустью открою дверь:

То не Париж, не Прага…

Снова промозглая Пермь.




К СОБРАТЬЯМ ПО ЦЕХУ


Как много поэтов, писателей…прочих, –

Все ручку теребят, бумагой шурша.

Не лучше ли тающей звёздами ночью

Жену теребить так, всей страстью дыша?


Россия стареет. – Пестрят заголовки.

Строчите не рифмы! Строчите детей!

Хватайтесь за головы иль за головки…

Хватайтесь за женщин, подруг…матерей!


И ямбы наскучат, увидеть вам дам бы,

Тоскующих нежно о крепкой руке.

К зовущим губам тяните вы дамбы

И с песнею

левой

вперёд налегке!


Я тоже из цеха поэтов… но, люди,

Скажу откровенно: мне Муза милей!

Поэзия – словно шикарные груди –

И душу ласкает, и жить веселей!

 

У Вас недостаточно прав для публикации комментария